A
A
1
2
3
...
20
21
22
...
63

Наконец, миновав очередной поворот, он остановился возле мрачного, обшарпанного трехэтажного жилого дома и заглянул в полуоткрытую дверь темного парадного. Из парадного несло сыростью и гнилью. Ольшес прислушался. Наверху заскрипели ступени – кто-то осторожно спускался по шаткой деревянной лестнице. Через минуту из подъезда вышел человек, одетый, как и Даниил Петрович, в спортивный костюм. В лицо инспектору ударил луч фонаря. Ольшес зажмурился и буркнул:

– Да я это, я. Идем? Человек молча кивнул и двинулся вперед. Не прошли они и двух кварталов, как их догнал рикша, влекущий двухместную коляску. Ольшес и его спутник уселись на жесткие сиденья, и рикша стремительно помчался к западному району Столицы, к узкой речке, пересекающей город. Добравшись до речной набережной, он повернул налево, и Ольшес понял, что их цель находится где-то неподалеку от устья. Но чем ближе к морю, тем богаче и фешенебельнее становились улицы, и, соответственно, тем больше было на них полиции… а это инспектору было совсем не по душе. Однако выбирать сейчас не приходилось.

Когда перед ними возник кружевной мост, ведущий на другой берег реки, рикша остановился. Спутник Ольшеса тихо сказал:

– Все, дальше пешком.

Олыиес молча выпрыгнул из коляски.

Они с видом праздношатающихся направились к мосту, но уже издали увидели, что у въезда на него стоит ночной патруль.

– Опять они за свое… – пробурчал спутник инспектора. – Документы проверяют. Тебе не пройти.

– А лодку нельзя нанять?

– В такой-то час? Ничего, под мостом пройдем, по фермам. Ты как, сможешь?

– Смогу, – ответил Ольшес. – Ты уверен, что нас не заметят?

Уверен. Не в первый раз.

Они спустились к воде и вдоль ее кромки дошли до опоры моста.

Провожатый Ольшеса начал ловко подниматься наверх. Даниил Петрович не отставал. Они быстро и бесшумно, как кошки, карабкались по ажурной арматуре. Внизу, под ними, тихо плескались речные волны. Над их головами время от времени проносились автомобили, пробегали рикши, стучали каблуки редких ночных прохожих. Под мостом было очень темно, и в путанице стоек, штанг и прочих креплений приходилось разбираться на ощупь.

Наконец они соскользнули на землю на противоположном берегу реки.

Неподалеку от реки, на тихой зеленой улочке, их ждал автомобиль. Садясь в него, Даниил Петрович тихонько фыркнул. Его забавляли предосторожности заговорщиков. Он давным-давно уже понимал, что до них абсолютно никому нет дела. Во-первых, потому, что они не представляли собой реальной силы, а во-вторых, потому, что в их среде было слишком много доносчиков от правительства; когда Ольшес их вычислил, он чуть не помер со смеху. Каждый второй «патриот» был на жалованье государства… Но он решил еще немножко поиграть в эту игру. Ему нужно было кое-что выяснить для себя.

И вот наконец цель долгого путешествия была достигнута.

Ольшеса проводили в подвал очередного ободранного дома, расположенного неподалеку от доков. Вонь в этом квартале стояла несусветная. Несло тухлой рыбой, гнилыми водорослями, застоявшимися водостоками… вокруг шныряли крысы и еще какие-то непонятные звери.

В подвале, тускло освещенном газовыми фонарями с очень грязными стеклами, собралось около тридцати человек. Едва Ольшес вошел, чуть не стукнувшись лбом о низкий косяк двери, как кто-то сказал:

– Ну, можно начинать.

Инспектор сел на углу длинного дощатого стола, покрытого сальными пятнами, и стал слушать.

Через несколько минут ему показалось, что о его присутствии все вообще начисто забыли увлекшись обсуждением собственных проблем. Однако инспектор был не в претензии. Он внимательно рассматривал присутствующих. Большинство лиц было ему знакомо. Двоих он видел впервые и уделил им особое внимание. Но вот кто-то спохватился и Ольшес услышал обращенный к нему вопрос:

, – Так можем мы рассчитывать на помощь инопланетян или нет?

– Я, знаете ли, до сих пор не понял, в чем должна состоять эта предполагаемая помощь, – вежливо откликнулся Даниил Петрович.

Сидящие за столом умолкли и удивленно уставились на землянина.

– То есть как – не поняли? – прохрипел кто-то из самого темного угла. – Вы что, не слышали, о чем мы тут говорили?

– Отчего же, слышал, – любезно ответил инспектор. – Но не уловил смысла сказанного. Нельзя ли как-то… конкретизировать? А то уж очень вы растекаетесь мыслью по древу. Мне нужна основная идея, так сказать, логическая составляющая, и все. Украшения можно отбросить.

После долгой напряженной паузы раздался голос руководителя группы. Ольшес знал, что его зовут Морретом, что он инженер, что работает на фабрике, выпускающей бытовые электроприборы… и еще очень многое знал Даниил Петрович.Об этом человеке – хотя тот, само собой, ни о чем таком даже не догадывался. Моррет сказал:

– Даниил, я не знаю, как принято обсуждать дела у вас в Федерации, но ясно, что наша манера вам не нравится. Что ж, я попробую изложить все коротко.

– Сделайте одолжение, – беспечно бросил Ольшес. Окружающим его тон, похоже, не понравился, но Даниил Петрович решил не обращать на это внимания. Ему надоела унылая, мрачная серьезность этих людей.

– Итак, – начал Моррет, – проблема состоит в следующем. Наша страна нуждается в серьезных переменах внутренней политики. А для этого нам необходимо избавиться от дарейтов. Техника Земной Федерации такова, что для вас не составит труда уничтожить этих морских чудищ и дать возможность всем талантливым людям Тофета самостоятельно пробивать себе дорогу независимо от того, способны они разговаривать с дарейтами или нет.

– Тем более, – добавил кто-то с дальнего конца стола, – что на самом-то деле и сейчас эта способность не обязательна… просто нужно иметь хорошие деньги, чтобы купить благосклонность некоторых членов правительства.

– Интересная идея… – протянул Ольшес. – Чрезвычайно интересная. А зачем же уничтожать дарейтов, не проще ли добиться смены правительства?

– Традиции слишком сильны, – хмуро пояснил Моррет. – Тем более, что тут замешаны торговцы, которые по старинке называют себя кочевниками.

– А на самом деле они не кочевники? – полюбопытствовал Ольшес.

– Нет, конечно. У них свои городки… ну, может быть, не совсем городки, скорее большие села. Мужчины с помощью дарейтов добывают жемчуг и перламутр, а женщины сидят дома, изготавливают драгоценности. Но фокус-то в том, что в среде этих торговцев гораздо чаще рождаются люди со способностью слышать море. И девушек с этим даром выдают замуж в города… за хорошие деньги. Пусть не сразу, пусть во втором или третьем поколении, но такой брак обеспечивает семье право на власть. Ну, есть еще и многое другое… тоже связанное с деньгами. В общем, так уж исторически сложилось, что Тофет полностью зависит от моря. Точнее, от милости морских уродов. Подробности сейчас не важны. Но именно поэтому мы и обратились к вам за помощью. Необходимо уничтожить причину неравенства, и тогда все получат по-настоящему одинаковые возможности.

– А у вас много талантливых людей, не связанных с дарейтами? – с искренним интересом спросил Даниил Петрович.

– Много… как в любой другой стране, – ответил Моррет. – Но им не пробиться. Они вынуждены прозябать, несмотря на свои таланты.

– А почему бы этим талантам самим не решить Проблему дарейтов?

– Потому что у нас просто нет подходящего оружия, чтобы воевать под водой.

– Почему же воевать? – не понял Ольшес. – Разве эти осьминоги станут сопротивляться? У них же нет пушек там, на дне моря!

– Нет, конечно, – согласился Моррет. – Но они прячутся на таких глубинах, что до них просто не добраться. Ну да, согласен, речь не о войне, речь об истреблении, но и это нам недоступно.

– Интересная идея… – повторил Ольшес. – Только, боюсь, мы не сможем вам помочь… во всяком случае, пока не разберемся в обстановке.

Все долго молчали, потом молодой человек, сидевший по правую руку от Моррета, спросил:

– А может быть, вы смогли бы просто увезти дарейтов куда-нибудь… на другую планету?

21
{"b":"6","o":1}