ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А сам вождь вместе с Лостаром принялся отыскивать путь между огромными острыми камнями.

Дикий Вепрь знал, что его люди окажутся в относительной безопасности лишь тогда, когда спрячутся за грядой холмов, между солеными волнами и скалами. В противном случае им в любой момент может грозить новое нападение враждебных племен. Вожди этих племен весьма недвусмысленно объяснили Вепрю Гирейту, что больше никогда не хотят видеть его в степях… Они устали от грабите лей-ларитов. И Вепрю пришлось смириться.

Кочевники, явившиеся из глубины сухих степей и ни разу в жизни не видевшие такой большой воды и даже не подозревавшие, что воды может быть так много, с опаской бродили по песку, страшась подойти слишком близко к игривым волнам, набегавшим на берег. Люди смотрели на белые барашки пены, танцующие вблизи, на уходящую к горизонту сверкающую гладь цвета полированного серебра… Всем хотелось пить, но шаман не уходил от кромки воды, без устали повторяя снова и снова, что эту воду пить нельзя, что она солена и ядовита, что от нее можно заболеть. Ученики шамана убежали к северному изгибу мыса, потому что Корлиту почудилось – там есть источник.

И действительно, вернувшись через несколько минут, мальчик уверенно заявил:

– Вода есть. Вон там, под камнями. Нужно только выпустить ее наверх.

Вождь Гирейт отправил с учеником шамана нескольких самых сильных воинов, чтобы они разбросали камни и освободили родник. И не успели еще тени заметно сместиться, как у подножия скалы, в полумиле от того места, где кочевники через расщелину вышли на мыс, из-под камней забила холодная прозрачная струйка.

Когда наконец досыта напились и люди, и кони, Дикий Вепрь подозвал шамана, и, пока воины разбивали шатры у подножия скал, вождь и старый колдун ушли подальше и сели на большой камень. Шаман, зная, что гнетет Гирейта, заговорил первым.

– Воду мы нашли… но люди голодны. Их нужно чем-то накормить. А ловить рыбу никто из нас не умеет. Да мы и не знаем, водится ли рыба у этих берегов.

– Да, – согласился вождь. – Нам остается только отправить охотников в холмы и на равнину. Но мы не знаем и того, есть ли здесь хоть какая-то дичь.

– Верно, и этого мы не знаем… Зато нам точно известно, что будет, если наши люди забредут слишком далеко в степи и их увидят воины других племен. И все же охотникам придется отправиться на поиски еды. Ну, я думаю, в холмах наверняка много птицы… Одним хорошо это место – топлива много. И кустарники чуть дальше в холмах, и сухая морская трава на берегу… вон ее сколько, целые стога.

Дикий Вепрь кивнул, не отрывая тяжелого взгляда узких раскосых глаз от моря. Охотникам придется рискнуть. Но плохо будет, если риск окажется напрасным, если им не удастся подстрелить ни птицы, ни оленя, ни хотя бы нескольких сурков…

Наконец вождь усмехнулся.

– Ну, если будет совсем уж плохо, – сказал он, – отдадим детям того острозубого, которого ты подобрал ночью.

– Нет, – спокойно и твердо ответил шаман. – Этот зверь несъедобен.

– Откуда тебе знать?

– Я видел его кровь.

Вождь искоса глянул на старого колдуна и чуть-чуть поежился. Он с детства боялся тех темных, непонятных сил, которыми владели шаманы… ему казалось, что эти силы настолько велики и настолько своевольны, что шаманы не всегда могут справиться с ними… а если шаман раздразнит темную силу, а потом потеряет над ней власть – то кто знает, что может случиться.

Атошир вдруг приподнялся, вглядываясь в морскую гладь.

– Что это? – пробормотал он.

Вождь, хотя и обладал острым зрением, не сразу понял, что увидел старый шаман. Но через несколько мгновений и он уже мог отчетливо рассмотреть вдали, среди зеленоватых волн, черный горб, стремительно режущий блестящую воду. Вокруг горба море вскипало пеной, черная туша металась из стороны в сторону, вздымая фонтаны брызг, но казалось, кто-то упорно и уверенно гонит ее к берегу…

– Кажется, за добычей далеко ходить не придется, – негромко сказал шаман.

Вождь бросил на него короткий взгляд и тут же, встав, быстро пошел к шатрам.

Но кочевники уже и сами заметили приближающееся морское чудище, и воины с копьями и луками наготове выстроились на берегу. Конечно, они побаивались воды, но голод был куда страшнее. И многие из мужчин даже зашли по пояс в море.

Зверь был огромным, Как пять лошадей, гладким и блестящим. И он несся так, словно за ним гнались все демоны земли и моря. Он даже не пытался извернуться и уйти в глубину, он хотел лишь избавиться от того, кто кусал его за огромный раздвоенный хвост. И потому, не сворачивая, вылетел на мелководье – и забился в безумном страхе, не в силах сдвинуться с места.

В его мокрые бока, сверкающие на солнце, вонзилось множество копий и стрел. Чудище несколько раз дернулось, хлопая по воде хвостом, – и затихло. И никто, кроме старого шамана, не заметил, как неподалеку от убитого зверя выскользнуло из воды плоское коротконогое тельце с длинной головой и крошечными круглыми ушами…

Кочевники с громкими криками бросились к добыче, но тут же поняли, что ухватиться за скользкие бока невозможно. Через минуту появились крепкие кожаные веревки; их обвязали вокруг черной туши, зацепив за торчащие из убитого зверя копья, и с воплями поволокли неожиданную добычу на берег, подальше от воды. Дети прыгали и визжали, предвкушая роскошный пир, женщины торопливо несли к песчаной полосе острые ножи и большие кожаные ведра… Но прежде чем с чудища начали сдирать шкуру, вождь, властным окриком заставив всех замолчать, обратился к шаману.

– Посмотри хорошенько на этого зверя, Атошир, – попросил Вепрь Гирейт. – Можно ли его есть? Не заболеют ли люди от его мяса?

Шаман, подойдя вплотную к лоснящемуся боку, выдернул одно из копий и внимательно всмотрелся в рану. Он даже засунул в нее палец, а потом задумчиво понюхал его и лизнул. Кочевники следили за шаманом, затаив дыхание. Наконец старик улыбнулся и сказал:

– Хорошая еда.

И тут же зажал уши ладонями, чтобы не оглохнуть от радостного воя и визга кочевников…

…Темнело. У догорающих костров дремали наевшиеся до отвала кочевники. Под скалой, на камнях лежали распластанные куски присоленного мяса морского чудища. Еды хватит еще на четыре дня… Шаман сидел в стороне, поглядывая то на сонных соплеменников, то на море, то поворачиваясь в сторону того широкого извилистого прохода между скалами, через который они выбрались на берег. Рядом с Атоширом растянулся на гальке длинноголовый хищник. Шаман поменял повязку на его ране, и зверь блаженно посапывал, раскидав лапы и выставив напоказ толстый живот. Ему тоже досталось немало морского мяса.

Старик машинально протянул руку и слегка погладил странного хищника. И в ту же секунду вспомнил, о собаках. Они до сих пор не вернулись с равнины… но что будет, когда они найдут обратную дорогу к людям? Впрочем, опасался шаман совсем не за плоскотелого зверя, лежавшего у его ног. Если уж этот коротконогий сумел одолеть огромное морское чудище… В общем, собак оставалось только пожалеть, если им вдруг вздумается поссориться с чужаком. Атошир посмотрел на темно-коричневую шерсть.

– Как же тебя назвать? – вслух произнес старик. – У тебя ведь наверняка есть уже имя, но мне его не угадать, ты уж не обижайся.

Но шаман не успел задуматься над именем для спасителя племени, потому что услышал, как кто-то со всех ног бежит к нему. Старый колдун всмотрелся в сгущающуюся тьму. Это был его старший ученик.

– Атошир! – выдохнул юноша, остановившись перед шаманом. – Там… в желудке чудища… я нашел…

– Отдышись и говори толком. Что ты нашел?

– Ты велел посмотреть, нет ли в его внутренностях камней…

– Да, такие камни могут обладать полезными свойствами.

– Ну а там не камень. Там большое железо! Шаман бросил на Синтана удивленный взгляд и быстро поднявшись, пошел к берегу. Юноша шагал рядом, говоря взахлеб:

– Я нашел его желудок, разрезал, как ты велел, и там было много морской травы, целая куча, и ракушки, как вон те, на берегу, и какие-то мелкие животные, жесткие такие, колючие… а может, это растения, откуда мне знать… я стал резать ту траву, что скаталась в шары, и в самом большом нашел это железо!

3
{"b":"6","o":1}