ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Синтан усмехнулся и покрутил головой. Он и сам уже сколько времени пытался это понять… Но с какой стороны ни посмотри, получается все то же.

– Знаешь, Атошир, я совсем не уверен, что это была икра. Мне кажется, это тоже Куке. Он мне показал воду.

– И все?

– И как что-то опускается в глубину.

– А что именно – ты не понял?

– Нет, нечетко видно было, – пояснил Синтан. Шаман надолго задумался, а потом сказал:

– Ладно, разберемся. Но в общем, и не важно… Ложитесь-ка спать.

Глава 3

Шли дни, и лето близилось к концу, и Вепрь Гирейт все чаще призывал своих помощников и старого шамана, чтобы в очередной раз обсудить все то же – что делать остаткам племени зимой? Как выжить? Пока что люди запасали топливо и солили морское мясо с местными травами. Но мясо доставлял зверь… а люди не могут жить в расчете на милость какой-то то ли собаки, то ли лисицы.

Конечно, пока жаловаться не приходилось – Куке исправно пригонял к берегу морских чудищ, охотники убивали их – племя было сыто. На холмах неподалеку росло множество полезных и вкусных трав, шаман быстро разобрался в них, их варили и сушили, многие оказались целебными… Но дичи в холмах почти не водилось, в окрестностях удалось найти только мелких птиц и зверьков не крупнее сурка. И потому нужно было что-то придумать для дальнейшей жизни.

Но ни военачальники, ни старый колдун пока что не смогли предложить ничего стоящего.

Кочевники не умели строить лодки, не умели плести сети, не знали, где и как ловят рыбу… И строить деревянные или каменные дома они тоже не умели. А для того чтобы обновить, починить шатры, нужны были шкуры. Но мягкие маленькие шкурки тех грызунов, что жили в холмах, можно было использовать разве что на заплатки и на одежду для детей, для чего-то более серьезного они просто не годились. Настоящий шатер изготовить из них было невозможно.

Значит, кочевникам необходимо было ехать в края оседлых племен и покупать все необходимое. Но что они могли предложить взамен?

…В один из дней конца лета старый Атошир, проснувшись еще до рассвета, почувствовал в воздухе что-то новое и необычное. Он не мог бы сказать, что это такое. Это даже не было тревогой… скорее шаман назвал бы охватившее его чувство ожиданием перемены. Но что должно было измениться?..

Атошир сел, отбросив старое меховое одеяло, – и тут же, оглядевшись, обнаружил, что его младшего помощника нет в фургоне. Синтан блаженно развалился поперек ложа, на котором спали оба ученика, и тихо посапывал, раскинув руки. Куда в такую рань мог убежать мальчишка?..

Шаман встал, натянул кожаные штаны и потрепанную куртку, надел пояс с бубенчиками, проверил, все ли браслеты и ожерелья на месте, не оборвался ли какой-нибудь из затейливых колдовских шнурков с талисманами, и вышел из фургона.

Небо над морем едва начинало светлеть, и бесконечная гладь воды казалась зеленовато-черной, и блестела, как огромное зеркало из полированного железа. Но вот появились первые розовые отблески, облака над горизонтом вспыхнули золотым огнем… Атошир подумал, что здесь, у моря, все гораздо красивее, чем в степях, где прежде кочевало его племя, но вот как здесь жить… Встряхнув головой, шаман отбросил бесполезные мысли и посмотрел по сторонам. Вдали, у самой кромки далеко отошедшей воды, у тех камней, возле которых почти месяц назад они с учениками опустили в воду странное яйцо с серой икрой, Атошир заметил какое-то движение. И пошел туда.

…Чем ближе подходил шаман к огромным камням, на песке за которыми мелькали чьи-то фигуры, тем более странным казалось ему то, что он видел в слабом свете рождающегося утра. И наконец старый колдун замер, притаившись за обломком скалы, вглядываясь в невероятную картину.

…На узкой полосе мокрого после отлива пляжа, среди вянущих водорослей и крупных витых раковин, покрытых клочьями пены, его младший ученик, Кордит, весело играл с маленькими, размером Х с кулак взрослого мужчины, существами… Темно-зеленые с коричневым отливом шарики цеплялись за Корлита гибкими длинными щупальцами, взбирались на мальчика, сидевшего на корточках у самой воды, скатывались с него и с громким плюханьем падали в лениво облизывающие песок волны… Кордит хихикал, подставляя зверькам ладони, и те доверчиво устраивались между его пальцами, прилипая к рукам ученика и тараща на него черные глазки, между которыми торчали маленькие белые клювы. Атошир попытался сосчитать зверьков, но ему это не удалось. Их было слишком много, и они постоянно двигались, кружились, ползали по песку, ныряли в воду, свивались в клубки…

А неподалеку от беспечной компании растянулся на плоском камне Куке, внимательно следивший за малышами и Корлитом.

Но вот Куке, почуяв присутствие шамана, неторопливо поднялся на короткие кривые лапы и пошел к Атоширу.

Шаман выпрямился и шагнул из-за камня навстречу Куксу, не зная, позволит ли острозубый хищник подойти к чудным малышам. Но Куке, похоже, ничего не имел против Атошира. Наоборот, он даже вильнул плоским хвостом, будто бы приглашая старого колдуна полюбоваться замечательным выводком, резвящимся на песке. И Атошир принял приглашение Кукса.

Корлит, завидя своего учителя, улыбнулся и сказал:

– Смотри, во что они превратились, те икринки! Правда, смешные?

– Да, смешные, – согласился Атошир. – А ты уверен, что они не опасны?

– Ну что ты! Они веселые и умные. Да ты разве сам не видишь?

– Я вижу только незнакомых зверюшек, и все. Корлит удивленно посмотрел на шамана, подумал несколько мгновений, а потом спросил:

– И ты не слышишь, что они говорят?

– Нет, – покачал головой старый колдун. – Не слышу.

– Жаль, – искренне сказал Кордит, глядя на Атошира. – Они мне показывают такие интересные картинки!

– И о чем же эти картинки? – осторожно поинтересовался Атошир.

– О том, что было до их рождения. Шаман промолчал. Он огляделся и, отыскав поблизости удобный плоский камень, осторожно пробрался к нему, с трудом выбирая место, куда можно было бы поставить ногу. Сняв с камня нескольких многоногих малышей, он сел и тяжело вздохнул. Любопытные комочки тут же принялись карабкаться по нему, а один, приняв, похоже, кожаную штанину за норку, попытался залезть в нее. Шаман покачал головой и попросил ученика:

– Скажи им, чтобы отстали от меня! Щекотно. Корлит расхохотался и посмотрел на зверьков, копошащихся возле Атошира. Они, словно по команде, повернулись и поскакали к мальчику, смешно разбрасывая длинными гибкими щупальцами песок и мелкие камешки.

– Как они называются? У них есть имена? Откуда они взялись? – спросил шаман. – Почему они были заперты в яйце?

– Они… – Корлит призадумался.

Да, он уловил звучание некоторых слов, хотя для самих малышей это и не было словами, в словах они не нуждались… но все равно в тех картинках,что возникали в его голове, он ничего не понимал. Он догадывался, что малыши пытаются рассказать ему свою сложную и запутанную историю, но не мог разобраться, в чем, собственно, она состояла. Он видел то необъятную черноту, то зеленый теплый океан, то странные существа с круглыми прозрачными головами…

– Они называются дарейтами, – сказал наконец мальчик. – Дарейты… И они откуда-то издалека. Их привезли немножко похожие на нас люди… нет, их везли куда-то в другое место, но по дороге что-то случилось, и те, кто забрал их из дома, погибли, а они упали здесь, в море, далеко от берега. И Куке упал вместе с ними. Но потом их проглотило то чудище,, и если бы не Куке и не мы, они бы пропали.

– Вот оно что… – тихо произнес Атошир и надолго замолчал.

Корлит продолжал играть с маленькими дарейтами. Куке, растянувшись на камнях, бдительно следил за всеми.

Но вот окончательно рассвело, наступил день, воздух потеплел, и вдруг коротконогий хищник вскочил и принялся загонять малышей в воду. Они неохотно ползли к морю, но Куке был неумолим. И вскоре берег опустел.

Когда последний дарейт скрылся в волнах, шаман спросил:

5
{"b":"6","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Волшебная мелодия Орфея
Фантомная память
Картина мира
Теория противоположностей
Уже взрослый, еще ребенок. Подростковедение для родителей
НЛП-техники для красоты, или Как за 30 дней изменить себя
Бегущая с Луной. Как использовать энергию женских архетипов. 10 практик
Техническое задание
StarСraft. Эволюция