ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но именно так оно и вышло. И проблема отношения моря и суши со временем становилась все сложнее и сложнее.

А началось это так…

Один из дарейтов внезапно почувствовал, как в его мозг проникает чья-то мысль – не только без позволения, но и вообще не понимая этого… Чье-то сознание случайно, блуждая без какой-либо цели, заглянуло в мозг дарейта… и ужасно при этом удивилось. Оно ничего подобного не ожидало и не желало.

А дарейт оказался не в силах закрыться от него.

Вот так и началось невольное общение жителей моря с коренными обитателями этой планеты.

Дарейты ничего не могли изменить. Они не могли сами, по собственному желанию, отказаться говорить с жителями суши. Просто потому, что сила мысли некоторых разумных двуногих была такова, что они с легкостью проникали в сознание дарейтов, не стремясь к этому, не понимая, не осознавая… наоборот, им казалось, что это дарейты зовут их, хотят говорить с ними…

Но дарейты совсем этого не хотели. Ведь жители суши, навязывая им свои непонятные мысли и требуя исполнения своих нелепых желаний, мешали нормальной жизни дарейтов, мешали правильному росту новых поколений… а на этой новой планете и без вмешательства чужого сознания новые поколения появлялись реже, чем на родине, и они были так слабы и малочисленны… И они не могли строить дома на берегах, потому что воздух здесь был слишком другим. А жить только в воде было вредно для дарейтов.

Однако сильнее всего дарейты страдали из-за того, что были так крепко и неразрывно связаны с жителями суши.

Тем более, что со временем они поняли: под этой звездой живут недобрые существа.

Нет, конечно, не все двуногие были алчны и жестоки. Встречались среди них и такие, которые искренне сочувствовали дарейтам – но ничем не могли помочь.

Время шло, менялись поколения…

И вот однажды на планете появился другой человек. Он обладал огромной силой мысли, и он обратился к дарейтам, он звал их, но не вторгался в их мозг, он даже не пытался проникнуть в сознание жителей моря без их позволения, хотя мог бы это сделать с легкостью. Присмотревшись к нему повнимательнее, дарейты поняли – он с другой планеты, из другой звездной системы. И они ответили ему, надеясь, что найдут наконец того, кто сумеет им помочь… Но он ушел, и дарейты не знали почему. Но теперь этот человек вернулся и снова позвал их.

«Ты нам поможешь?» – отчетливо прозвучало в мозгу Ольшеса.

«Я не знаю, возможно ли это, – честно ответил он. – Но я сделаю все, что сумею. И не только я.

Все силы Земной Федерации будут брошены на то, чтобы отыскать вашу звезду. И если ваша родная планета пригодна для жизни, вы вернетесь туда.

А если нет…»

«Найди нам другую планету, – сказали дарейты. – Любую, где мы смогли бы выжить и на которой нет собственного разума. Лишь бы уйти отсюда. Здесь мы приносим вред. И ничего не можем поделать, не можем изменить то, что есть».

«Я знаю, – сказал Даниил Петрович. – И если вы согласны отправиться не на родину, а в другое место – мы найдем подходящее для вас обиталище. Но мне кое-что нужно. Не пугайтесь, пожалуйста. Это только для дела. Мне надо…»

«Мы уже поняли, – сказали дарейты. – Ты видишь все настолько отчетливо, что нам нетрудно рассмотреть эти образы. Приходи на побережье. Ты получишь образцы нашей крови».

…Медленно, очень медленно Даниил Петрович пришел в себя. Он лежал на полу в своей комнате в пансионе. Сколько времени длилось забытье – он не знал. Но, посмотрев на часы, обнаружил, что на этот раз беседа с дарейтами была недолгой. Прошло всего два часа с того момента, когда он собирался выйти из дому и отправиться к Желтому заливу.

Что ж, подумал Ольшес, все повернулось к лучшему. Ему уже не придется долго и настойчиво звать дарейтов, не придется объяснять им, что ему нужно. Они все знают, все поняли.

Ольшес проверил экипировку, оставил на столе деньги для хозяйки, вышел на улицу и сел в автомобиль. Возвращаться в пансион и вообще в Столицу больше не было необходимости. Инспектор ничего не мог сделать для тех, за кем охотились люди Вики Кирао. Пока дарейты на Ауяне – все будет идти по-прежнему. И значит, нужно как можно скорее решить главную проблему – проблему возвращения морских обитателей на родину. Или вывоза их в более или менее подходящую для них звездную систему.

По дороге к заливу Ольшес связался с крейсером. Подробно объяснив Рамиру, как обстоят дела и что потребуется от экипажа корабля в ближайшие часы, Даниил Петрович предупредил:

– Не исключено, что может выйти заварушка. Чую, что Вика не готов меня выпустить за просто так. Будьте готовы к разным вариантам. Но конечно, я постараюсь удрать без лишнего шума.

Рамир сообщил, что он всегда готов к чему угодно, если работает с инспекторами Особого отдела, и на том их разговор закончился.

До Желтого залива оставалось около четверти часа езды, когда Ольшес внезапно почуял засаду.

Он резко прибавил скорость, подумав, что Вика оказался весьма не дураком. Его люди ждали инспектора не на самом берегу, а на порядочном от него расстоянии… впрочем, скорее всего, и в ущелье, которое нужно миновать, чтобы выбраться к заливу, тоже сидят головорезы Вики. Подстраховывают первую команду. «Ну, – сказал сам себе инспектор, – ничего не поделаешь, будем разбираться».

А разбираться пришлось всерьез и основательно. Проскочить мимо бандитов Ольшесу не удалось. Несколько автоматных очередей насквозь прошили автомобиль с обеих сторон, и, если бы не личное защитное поле, тут бы инспектор и окончил свои дни. Но он просто выскочил из машины на полном ходу и скатился в кювет, успев при этом пожалеть, что у него нет с собой бластера, а есть только лучемет. Он так рассердился на нехороших подданных Вики, что готов был перебить их всех, не спрашивая фамилий.

Впрочем, лучемет тоже был отличным оружием. В особенности в тех случаях, когда противник вооружен простыми автоматами, крупнокалиберными пистолетами и винтовками с оптическими прицелами. И Ольшес прекрасно понимал, что бластер ему совершенно не нужен. Вряд ли Вика имел в своем распоряжении танки и самолеты. А если и имел – не стал бы бросать их в бой про тив одного-единственного забредшего на их планету землянина. Вике такое просто не пришло бы в голову. К счастью для инспектора Олыпеса.

Очутившись в кювете, Даниил Петрович для начала чуть высунулся и осмотрелся. Справа от него, довольно близко, прятались за камнями трое, с автоматами и пистолетами. По другую сторону дороги залегли еще пятеро, тоже с автоматами. И еще у одного была солидная винтовка. Кроме того, Ольшес заметил несколько гранат. И у каждого из бандитов были при себе отличные ножи. Инспектор понял, что господин Вика Кирао отнесся к нему вполне серьезно, но все же не настолько, чтобы, к примеру, дать своим людям парочку базук…

Команда Вики, видевшая, как их предполагаемая добыча нырнула в сторону от дороги, уже поднималась в атаку. Троица по соседству с инспектором безбоязненно выскочила из укрытия и бросилась к Ольшесу. Даниил Петрович не стал медлить и раздумывать. Струя огня смела всех троих, не успевших даже вскрикнуть, и единственным шумовым эффектом, сопровождавшим сцену, оказались взрывы тех гранат, что висели на поясах неудавшихся террористов.

Пятерка за дорогой мгновенно залегла. Настроившись, Ольшес услышал, что они совещаются – как лучше подобраться к инопланетянину. Наконец они решили разделиться и заходить с двух сторон. Трое поползли по канаве назад, чтобы очутиться в тылу инспектора, оставшаяся пара отправилась вперед.

Даниил Петрович все еще был зол. Он был зол из-за того, что Вика пытался убить Найту, из-за того, что он убил ее друзей, из-за того, что дарейтов использовали ради глупой и грубой наживы, не интересуясь их желаниями… и потому он мгновенно и безжалостно расстрелял обе компании.

А потом вышел на дорогу и зашагал к Желтому заливу.

Он уже знал, что впереди, в ущелье, засели еще несколько бандитов. Но он знал и то, что жить им осталось всего несколько минут.

54
{"b":"6","o":1}