ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако он одолел едва ли половину пути, когда из глубины прямо перед ним неторопливо всплыл дарейт.

– Привет, – сказал ему Ольшее. – А я как раз к вам собрался.

Дарейт, естественно, промолчал, но Даниил Петрович и не ожидал услышать от него приветственную речь. Но, видя перед собой темные блестящие глаза морского жителя, инспектор вызвал в памяти картины родной планеты дарейтов – то как она выглядела в момент прибытия на нее земной экспедиции, и то, как она выглядела в момент их отлета. И еще он очень ярко представил тех крошечных глупеньких осьминогов, в которых превратились родственники дарейтов… Дарейт смотрел на Ольшеса не отрываясь… А потом в мозгу инспектора прозвучал вопрос:

«Когда нам быть у того острова?»

– Через два дня, – вслух ответил Даниил Петрович, но, спохватившись, тут же объяснил все дарейту мысленно. Тот чуть помедлил, а потом неторопливо ушел в глубину. И откуда-то издали до инспектора донеслось:

«Мы будем там. Спасибо».

– Не за что, – ответил Ольшес и вызвал по личной связи крейсер.

Конечно, прямо сейчас прислать за ним карету было нельзя, потому что уже совсем рассвело, но готовиться к эвакуации дарейтов на кораблях вполне могли и без инспектора. Впрочем, все и так было готово… просто нужно было подождать, пока очистится вода. А потому он, передав сообщение, отправился на тот самый необитаемый остров, на котором было назначено свидание землян с жителями глубин, чтобы отдохнуть до темноты и транспорта в комфортных условиях суши. Ему ужасно надоело мокнуть в соленой воде.

Глава 8

…Тщательно укрытый полями невидимости, огромный межзвездный корабль бесшумно опустился на каменистый остров в нейтральных водах. И на берег начали выходить дарейты – сотни дарейтов… Море словно вскипело от мягкого движения гибких щупалец. Но вообще-то дарейтов было совсем немного – всего около тысячи. И среди крупных взрослых тел почти незаметны были малыши. Два десятка выживших малышей. Химия Собти сделала свое дело. Почти все новое поколение погибло. И это придавало переселению особый смысл.Ольшес стоял на берегу. Он внимательно наблюдал за тем, как дарейты, выйдя из воды, направлялись прямиком к кораблю, как они стремительно поднимались на борт, мельком оглядывая встречавших их космолетчиков… Даниилу Петровичу было чуть страшновато. Он не был уверен в том, что возвращение на родину принесет дарейтам счастье. Слишком уж там все переменилось… и не важно, что теперь все как бы шло обратным путем. Все равно какие-то следы многовековых искажений останутся в природе, и кто знает, как они отразятся на будущих поколениях… Впрочем, Ольшес утешал себя тем, что дарейты в прошлом неплохо умели договариваться с окружающим их миром и, надо полагать, этого своего умения не утратили. И если уж они умудрились выжить на Ауяне, где очутились в невероятно юном возрасте, то на родной планете, да еще будучи вполне взрослыми и опытными, они справятся с любыми трудностями. Даниил Петрович надеялся, что как-нибудь выберет время для того, чтобы слетать на планету дарейтов и посмотреть, как они там устроились.

Посадка шла к концу, когда Ольшес внезапно почуял неладное.

Он прислушался.

К острову стремительно шла подводная лодка.

Она неслась на минимальной глубине, готовая в любую минуту выскочить на поверхность. Ольшес махнул рукой людям у трапа, крикнул: «Тревога!» – и побежал к кромке воды, мысленно передавая да-рейтам сообщение об угрозе. Оставшиеся дарейты заспешили, но еще не меньше сотни их только подплывали к берегу.

А лодка была уже совсем рядом.

И Даниил Петрович уже знал, что на ней находились люди Вики Кирао.

Инспектор рассердился. Ведь Вика наверняка прекрасно понимал, что остановить дарейтов не сможет, что они все равно уйдут, что бы он ни предпринял. Он наверняка понимал, что ему противостоит слишком большая сила – сила Земной Федерации, а значит, действовал бессмысленно, желая просто-напросто отомстить, напакостить. А Ольшес пакостников не любил.

И потому, сняв бластер с предохранителя, он встал у самой воды, вглядываясь в темное ночное море. В нескольких шагах от него поспешно выбирались на сушу последние дарейты.

И вот лодка всплыла. Дно вокруг острова резко понижалось, и глубина позволила лодке подобраться очень близко… и, когда Ольшес увидел, как тренированные ребята Вики направляют на остров стволы огнеметов, он, не раздумывая, спустил курок бластера.

Безумный белый огонь полыхнул над морем, грохот взрыва разнесся на многие километры вокруг… и лодки не стало.

Даниил Петрович спокойно повернулся и зашагал к боту, стоявшему поодаль от межзвездного корабля с дарейтами на борту. Пора было возвращаться.

Но ему навстречу от трапа крейсера вдруг шагнули два очень крупных дарейта, между которыми, смешно прыгал по камням недавно родившийся малыш. Что-то он держал в щупальцах… Ольшес не мог рассмотреть этот предмет.

Он остановился, мысленно желая дарейтам удачного путешествия и радостного новоселья. А в ответ…

Малыш потянулся к нему, и в ладони инспектора очутилась огромная, с теннисный мяч, безупречная черная жемчужина.

63
{"b":"6","o":1}