ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Призрак в кожаных ботинках
Мир-ловушка
Адмирал Джоул и Красная королева
Клад тверских бунтарей
Фаворитка Тёмного Короля
Minecraft: Остров
Луна-парк
Реальность под вопросом. Почему игры делают нас лучше и как они могут изменить мир
A
A

Прошло, наверное, минут пять, прежде чем я почувствовал, что мисс Шелли стоит позади меня. Теперь на ее маленьком, уродливом личике застыло трогательно-патетическое выражение.

– Вы сделали мне больно, – жалобно поведала она. – Теперь у меня останутся синяки.

– Считайте, что мы с вами квиты, – проворчал я, прикладывая платок к ссадине на носу, откуда сочилась кровь. – Ваше счастье, что я не свернул вам шею.

Вестал села рядом со мной.

– Я хотела бы выпить. Может быть, вы позаботитесь об этом, если не слишком заняты собственной персоной.

Выйдя в гостиную, я позвонил.

Невозможно передать, какой шквал чувств бушевал во мне. Я победил! И кого?! Я ясно осознал это и не сомневался, что Вестал поняла, что проиграла. Теперь я смогу совершать наивыгоднейшие для себя сделки. Никто больше не будет чинить мне в этом препятствий. Поддержка и имя Вестал станут тем ключом, который откроет мне все двери в мир богатых. Я мог ликовать.

Вошел Харгис. Выражение его лица яснее ясного говорило о том, что он ждет приказа вышвырнуть меня вон. Увидев, что это именно я держу палец на кнопке звонка, он остановился как вкопанный.

– Принеси мне бутылку самого лучшего шампанского, – распорядился я.

Он перевел взгляд с меня на террасу, где Вестал, распахнув пижаму, изучала свои синяки, что-то бормоча себе под нос.

– Да, сэр, – вежливо произнес слуга, сохраняя на лице непроницаемое выражение.

– И позаботьтесь о том, чтобы на этот раз шампанское в самом деле было самым лучшим, – продолжал я. – Если оно мне не понравится, я разобью бутылку о вашу голову, Харгис! – Он глянул на меня глазами, полными ненависти. Едва он удалился, я набрал номер телефона Блэкстоуна. – Рей, есть новости о «Конвей»?

– Порядок! Я только что вышел из игры. Чистая прибыль мисс Шелли составила тридцать пять тысяч долларов. От этой суммы твои комиссионные, Чэд, – девятьсот долларов. Ты доволен?

Я бросил взгляд на террасу: Вестал все еще исследовала свои синяки. Она сидела ко мне вполоборота, так что я мог видеть ее грудь, плоскую и бесформенную. Я отвел взгляд. В этой женщине не было ничего волнующего – что-то высушенное, сморщенное и никому не нужное.

– Отлично, – похвалил я. – Выпиши чек мисс Шелли на мое имя.

– Но, Чэд…

– Ты слышал, что я сказал, – повысил я голос. – Ты работаешь на меня, а не на нее. Я сам отдам ей чек. Понятно?

– О'кей, Чэд, но все это несколько необычно.

Я положил трубку. Никому я не позволю дать мне по носу безнаказанно, без непременной расплаты за это. Поэтому вместо тридцати пяти тысяч мисс Шелли получит только двадцать. Остальные пятнадцать пойдут в мой карман как компенсация за оскорбление.

Едва я вернулся на террасу, Вестал торопливо запахнула пижаму и прямо-таки ошарашила словами, которых я меньше всего ждал от нее и которые шокировали меня, хотя я не из тех, уж поверьте мне, кого можно легко смутить. Она застенчиво посмотрела на меня и улыбнулась.

– И вам не стыдно подкрадываться ко мне и подглядывать?

Подглядывать! Одна мысль о таком показалась бы мне бесконечно забавной, если бы это занятие не было столь омерзительным. Неужели это маленькое, костлявое, плоскогрудое существо в самом деле воображает, что мне может прийти в голову мысль подсматривать за ней? Неужели она вообразила, что я настолько истосковался без женщин, что готов с такой, как она, завести интрижку? Не понимает, что ли, что передо мной не стояло проблемы заиметь женщину, какую только захочу.

Каким-то образом я все же ухитрился выдавить из себя несколько виноватую улыбку.

– Вы заставляете меня краснеть, мисс Шелли, хотя, должен признаться, в настоящий момент меня занимают совсем другие вещи. Я только что заработал для вас двадцать тысяч долларов. – Вестал мгновенно забыла, что разыгрывала передо мной роль стыдливой дамы, и вытаращилась на меня. – Я немного занялся вашими делами, – продолжал я, усаживаясь рядом с ней. – Этим утром я дал распоряжение своему брокеру скупить на четверть миллиона акций «Конвей-цемент». Когда они поднялись на четыре пункта, он тут же продал их, получив двадцать тысяч долларов чистой прибыли.

Недоумение в глазах Вестал, не успев угаснуть, разгорелось с новой силой.

– Вы… вы вложили в акции четверть миллиона моих денег без соответствующего разрешения? – снова рассвирепела она.

– Да не брал я ваших денег, – нетерпеливо оборвал я ее. – Я просто использовал ваше имя, которое стоит много больше. Другими словами, я от вашего имени гарантировал кредит.

– Никогда не слышала ни о чем подобном! А если бы акции вдруг упали? Вы воображаете, что я взяла бы на себя ответственность за провал операции?

Я усмехнулся.

– Они не могли упасть. Если вы вкладываете в предприятие четверть миллиона, акции не могут не подняться. Это очевидно.

– Но вы даже не посоветовались со мной. – Вестал укоризненно взглянула на меня. – Сколько там прибыли, вы сказали?

– Двадцать тысяч. Но если вы сомневаетесь, стоит ли их брать, скажите. Я найду им применение.

Некоторое время она смотрела на меня как-то озабоченно, но затем в ее глазах я заметил выражение восхищения.

– Мне кажется, мистер Винтерс, вы действительно очень способный молодой человек.

– Несмотря на то, что я дешевый воришка и наглый рэкетир?

Она засмеялась.

– Я сильно разозлилась на вас.

– Но, может быть, вы хоть сейчас извинитесь, – сдерзил я, в упор глядя на нее. – Конечно, если только не считаете меня воришкой.

Вестал смотрела на меня доброжелательно, но с укоризной.

– Нет, теперь я так не считаю. Примите мои извинения. – Скривившись, она потерла плечо. – Вам тоже не помешало бы извиниться. Вы в самом деле сделали мне больно.

– И не собираюсь. Пришло время, чтобы рядом с вами появился настоящий мужчина. Вы слишком привыкли к тому, что все вокруг пляшут под вашу дудку. Вы еще должны поблагодарить меня за то, что легко отделались. Я собирался задать вам хорошую трепку.

За моей спиной раздалось сдержанное покашливание – и я обернулся. Почтительно склонившись, Харгис держал ведерко со льдом, в котором стояла бутылка шампанского, и поднос с двумя бокалами. Поставив принесенное на стол, слуга умелым движением раскупорил бутылку и разлил содержимое по бокалам. Едва он собрался удалиться, как я остановил его.

– Минуточку! Сначала мы продегустируем то, что вы принесли. – Пригубив напиток, я кивнул и благосклонно глянул на него. – Это уже значительно лучше, Харгис. Правда, вино могло быть несколько холоднее, ну, да ладно. Можете идти.

Он удалился, как всегда прямой и молчаливый.

Вестал захихикала.

– Даже представить не могу, о чем он сейчас думает. – Она взяла бокал и чокнулась со мной. – И все же вам не следовало так с ним разговаривать.

– Рано или поздно кто-то должен был поставить его на место. Но это не столь существенно. Есть дела и поважнее. Например, на чем вы сошлись с Хоу?

– Я ни о чем с ним не договорилась. Я была в таком состоянии, что не смогла его слушать. Просто сказала этому негодяю, чтобы он пришел в другой раз.

– О'кей, я сам займусь им. Это достаточно полезный человек. Он соберет квартирную плату без всяких затруднений, но нужен кто-то, кто держал бы его под постоянным контролем. Я берусь за это.

Вестал твердо посмотрела мне в глаза.

– Знаете, мистер Винтерс, я рада, что вы на моей стороне. Ведь вы на моей стороне, правда?

– Мне кажется, я представил вам достаточно доказательств на этот счет, не так ли? Да, я на вашей стороне, потому что в делах наши интересы совпадают. Теперь, когда мы выяснили наши отношения, я хотел бы поговорить о ваших инвестициях. Банк месяцами не пускает ваши деньги в оборот. Я прошу разрешения на некоторые изменения этой порочной практики: мне нужна ваша санкция на свободное использование четверти миллиона долларов, чтобы я мог играть на бирже. – Мисс Шелли открыла было рот, но я не дал ей перебить меня, сообщив поспешно: – Само собой разумеется, что, если потери за какой-нибудь месяц составят больше двадцати тысяч, использование вашего капитала прекращается. Каждые две недели вы будете получать мой отчет, из которого узнаете, где нашли применение эти деньги. И если любая моя операция не принесет вам минимум пять тысяч долларов – заметьте, не облагаемых налогами, – деньги в целости и сохранности возвращаются на ваш счет.

10
{"b":"6000","o":1}