ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, сэр.

Наступила гнетущая тишина. Я вновь закурил, подошел к окну и принялся смотреть в сад. Внешне я держался спокойно, внутреннее же мое состояние было прескверным. Медленно тянулось время. Я посмотрел на часы и подумал: «Неужели моя уловка потерпит крах?»

Кто-то постучал в дверь – и она открылась. Возле меня раздался деликатный кашель. Повернувшись, я увидел посыльного.

– Мисс Шелли просит вас в кабинет, сэр. Прошу следовать за мной.

Я направился за ним. В дверях я обернулся, чтобы посмотреть на мисс Долан. Она сидела остолбенев, и в глазах ее застыло удивление. Я кивнул ей и поспешил за посыльным, не имея ни малейшего представления, что за женщину я сейчас увижу: соответствует ли характер этой фурии ее внешности.

Увидев ее возлежащей на тахте и взирающей на меня, я испытал шок. Она была так мала, что я не сразу заметил ее. Копна рыжих волос окружала ее маленькую головку огненным нимбом. Она была болезненно худа. Ее небольшой костлявый нос был похож на клюв ястреба. Ярко накрашенные губы увеличивали и без того большой рот. Ее огромные, глубоко посаженные глаза излучали необычайный блеск.

Некоторое время мы изучали друг друга.

– Так вы и есть Чэд Винтерс? – У нее был странно глубокий голос, резко контрастирующий с ее худобой и ростом.

– Да, мисс Шелли. Я принял дела у мистера Литбетера. Не сомневайтесь, мистер Стенвуд… – Я замолчал, так как заметил, что она намеревается перебить меня.

– Это вы написали? – Она подняла вверх мою записку.

– Да.

Она некоторое время внимательно глядела на меня.

– Вы очень щедры, мистер Винтерс. Как вы сможете приобрести эту шубку с выгодой для меня?

– Элементарно. До сегодняшнего дня, как мне кажется, вы очень быстро меняли клерков, присылаемых вам банком. Вы уже использовали пятнадцать человек, и ни один не удовлетворил вас. Банк давал вам советы, которые вы не могли принять. Я надеюсь, с моим появлением все изменится.

– Вы настолько способны? – Она помахала моей запиской. – Не слишком ли способны? Что ж, я намереваюсь проверить вас.

– Я только этого и жду. Для чего же я писал эту записку?!

Она наклонила голову, изучая меня еще некоторое время, затем спустила ноги с тахты, предложив:

– Присаживайтесь.

Я сделал пять шагов и уселся в ногах ее ложа.

– Так что вы там говорили относительно моей норковой шубки? – спросила она, пристально глядя на меня.

Если я и работал над архивами Шелли на прошлой неделе, так это только над теми делами, которые помогли бы мне разобраться с ее тремя требованиями, создавшими столько трудностей для Литбетера. Я был намерен разрешить их все, только никак не мог определить, какому из них придать первостепенное значение.

– Я бы хотел убедить вас следовать моим советам.

В ее глазах мелькнули удивление и интерес.

– Продолжайте.

– До настоящего времени, мисс Шелли, вас не удовлетворяло ведение дел нашим банком. Он предлагал вам решения, которым вы не могли следовать. Одним словом, банк и вы находились как бы на разных берегах реки. Я осмеливаюсь перейти реку и стать на вашей стороне.

Она явно взвешивала мое предложение, затем произнесла после некоторой паузы:

– Вы меня заинтриговали, мистер Винтерс. Но вернемся к нашим баранам, то есть к шубке.

– Вы хотите, чтобы ее стоимость была включена в возмещение налогов. С точки зрения банка и налоговой инспекции, это безумное желание.

Ее лицо ничего не выразило, хотя слова были произнесены весьма определенные:

– Налоговую инспекцию можно обойти, но остается непримиримая позиция банка, которую я и хочу сломить.

– Да, вам нельзя с ним не считаться. Банковские счета принимаются налоговой инспекцией безоговорочно. Разумеется, банк должен выдать расписки, подтверждающие эти счета, но, насколько мне известно, они представляются довольно редко.

– Продолжайте, мистер Винтерс, я внимательно слежу за вашей мыслью.

– Единственное, что можно сделать, чтобы стоимость шубки была включена в возмещение налогов… – Я остановился, помолчал и закончил: – Это совершить небольшое мошенничество.

В наступившей тишине решалась моя участь. Все зависело сейчас от ее реакции. Лицо мисс по-прежнему ничего не выражало, но огромные глаза продолжали сверлить меня.

– Не могли бы вы повторить сказанное, мистер Винтерс? – спросила она мягко.

На какое-то мгновение я заколебался. Не набрасываю ли я петлю на собственную шею? Вдруг Вестал сейчас снимет трубку телефона и вызовет Стенвуда?

– Это будет небольшой обман департамента налоговых сборов, мисс Шелли. За это можно даже угодить за решетку.

– В том случае, если это обнаружится?

Я облегченно вздохнул. Она сказала то, что я и ожидал услышать. Остальное уже детали. Если бы она не решилась на обман, я бы пропал. Но в ее голосе не было колебания. Единственное, что ее интересовало, могут ли раскрыть мошенничество.

– Если учесть, как я собираюсь обставить это дело, риск может быть сведен к минимуму.

– И что вы придумали?

– В 1936 году ваш отец произвел ремонт на нескольких фермах. Этот ремонт был законным расходом, и тогда ему удалось вытребовать их возмещение. Налоговая инспекция не настояла на предоставлении расписок, а поверила на слово, что ремонт был сделан. У меня имеются эти расписки о ремонте трех ферм на сумму в тридцать тысяч долларов. На документах нужно только подправить даты. Я думаю, эта сумма покроет стоимость вашей шубки, мисс Шелли.

– Предположим: чиновники захотят проверить сделанную работу.

– Если будет проверка, нас раскроют. Правда, у них много дел, и они считаются с репутацией «Пасифик-банк корпорейшн» и верят нам на слово. Поэтому наш шанс увеличивается. За это я вам ручаюсь.

Она улыбнулась мне и кивнула. У нее были мелкие белые зубы.

– По этому поводу можно выпить бутылку шампанского, мистер Винтерс. Вы мне кажетесь довольно способным молодым человеком. – Она нажала кнопку звонка у изголовья. – Я надеюсь, мы проработаем вместе достаточно долго для моей и вашей пользы.

Я сделал дело легче, чем думал. Передо мной открывались двери мира, в который я так старался попасть. Теперь все зависело от меня.

Харгис принес бутылку шампанского со льдом в серебряном ведерке. Он поставил бутылку на стол и открыл легким движением пальцев, свидетельствовавшим о долгой практике. Он разлил шампанское по бокалам, один из которых подал Вестал, другой – мне, и удалился.

– За долгое и плодотворное сотрудничество, мистер Винтерс. – Она подняла бокал.

Мы выпили.

Это было самое отвратительное шампанское, которое мне когда-либо приходилось пить. Я едва сдержал гримасу и, подняв глаза, заметил, что Вестал внимательно за мной наблюдает.

– Боюсь, Харгис выжил из ума, – сказала она, поставив бокал. – Обычно я такую дрянь даю слугам по праздникам.

От злости меня бросило в жар.

– Может быть, он считает это слишком хорошим для меня? – раздраженно осведомился я.

– Все может быть, мистер Винтерс, – ответила она улыбаясь. – С этими старыми слугами иногда приходится нелегко. Не обращайте внимания. Он оценит вас, когда узнает поближе. Теперь, когда мы покончили с шубой, что вы скажете насчет повышения платы за квартиры?

Не думайте, что одержанная победа сделала меня глухим и слепым. Я отлично понимал: хозяйка дворца была снисходительна и приветлива со мной лишь постольку, поскольку я согласился с тем, что Литбетер отказался для нее выполнять. Я был уверен, что она будет терпеть меня до тех пор, пока я ей буду нужен, потому что ей необходимо получить возмещение за норковую шубку, повысить плату за квартиры, стремиться продать дом 334 на Западной авеню.

– Повышение арендной платы? – спросил я удивленно. – Это достаточно легко устроить, если вы захотите.

– Каким образом, интересно знать?

– Сменить фирму, занимающуюся сбором платы. Я знаю одну, которая охотно займется вашими делами, мисс Шелли.

4
{"b":"6000","o":1}