ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Почувствовав, что все извилины мозга работают с предельным напряжением, я поднялся и вышел, прихватив шляпу.

Я поехал на Вест-Сити-стрит и остановил машину в квартале, где располагались всевозможные конторы. Одна из них принадлежала Рею Блэкстоуну. Я знал его несколько лет. Это был молодой парень, недавно унаследовавший капитал отца и являющийся сейчас преуспевающим маклером.

Он удивился, увидев меня.

– Каким ветром тебя занесло сюда, Чэд? – спросил он. – Приземляйся.

Я уселся на стул и тут же выпалил:

– Что бы ты сказал, если бы я предложил тебе часть активов мисс Шелли? Я принял ее дела не далее как вчера. Но уже способен оказать тебе содействие в проведении такой операции.

– Нет ничего проще.

– Я просмотрел динамику капиталовложений нашей миллионерши. За последние месяцы Литбетер не пустил в оборот ни единого цента. Думаю, я смог бы убедить ее дать тебе шанс воспользоваться указанной суммой, чтоб получить дивиденды. Но этот разговор мне надо хорошенько подготовить. А значит, быть в курсе некоторых событий.

– Что ты имеешь в виду?

– Тебе известны какие-нибудь акции, идущие на повышение?

– Кое-что на примете имеется, но дать стопроцентную гарантию, что это будет стабильно, я не возьмусь.

– Предположим, ты выбрасываешь на акции четверть миллиона. Это поднимет их курс?

Рей озабоченно посмотрел на меня.

– Если вложить сумму в нужные акции, то безусловно.

– Я хочу знать акции, которые уже поднимаются. Мы вложим деньги в них. Акции подскочат в цене, их тут же начнут скупать, что нам и нужно, чтоб получить прибыль. У тебя есть на примете что-нибудь подходящее?

– «Конвей-цемент». Именно здесь произошло повышение на несколько пунктов за последние дни. Но это рискованно, Чэд…

– О'кэй, рисковать так рисковать. В конечном итоге мы рискуем потерять не больше десяти тысяч долларов.

Рей изумленно глядел на меня.

– Черт возьми, ты рассуждаешь как настоящий банкир. Но эти десять тысяч действительно можно проиграть.

– И каковы шансы на выигрыш и проигрыш?

– Я бы определил так: пятьдесят на пятьдесят. Но минуточку, Чэд. У тебя есть разрешение банка заниматься подобного рода деятельностью?

– Я не нуждаюсь в санкции банка. У меня имеются полномочия мисс Шелли. Я пообещал найти ей предприимчивого маклера и поинтересовался, готова ли она потерять десять тысяч, если нам не повезет в игре. Мисс ответила согласием.

Блэкстоун пытливо разглядывал меня.

– Если ты хочешь, чтобы я пустил эти деньги на бирже, мне нужна письменная гарантия.

– Ты ее получишь. Давай бумагу.

Под диктовку я написал требуемый текст, но с подписью помедлил.

– Требуется твоя подпись, Чэд.

– Да? – Я отложил авторучку в сторону. – Но вначале нужно кое-что обговорить.

– Что?

– Не будь ребенком, Рей. Как ты думаешь, почему бы это я вдруг предоставил тебе право распоряжаться самым крупным счетом в штате? У тебя появляется реальный шанс ворочать очень большими деньгами, стать даже личным маклером всем известной миллионерши. Самые крупные фирмы будут знать о тебе: еще бы, тебе доверены капиталы Вестал Шелли. В этой ситуации возникает вполне естественный вопрос: что из этого буду иметь я?

Блэкстоун широко разинул рот.

– О чем ты говоришь? Ты же работаешь на банк и не имеешь права…

– Не имею? Отлично! Тогда я отправляюсь переговорить с фирмой «Лоуэн и Фрэнкс». Уж они-то не откажутся от моего предложения, даже зная, что я работаю в банке. Получив возможность сорвать такой куш, они просто не обратят внимания на подобную мелочь.

– Подожди минутку, – встрепенулся он. – А будет ли банк…

– К черту банк! Это касается только нас двоих. Если такой расклад тебя не устраивает, так прямо и скажи. Я тут же иду в другое место, где не будут так придирчивы к моей особе.

– О'кей. Я надеюсь, ты отдаешь себе отчет в ответственности своих поступков, – уступил Рей под моим нажимом.

– Я знаю, на что иду. Теперь слушай: я даю тебе право распоряжаться капиталами мисс Шелли, и за это мне идет половина комиссионных.

Он подскочил.

– Что?.. Половину?..

– Половину комиссионных от всех сделок, которые ты провернешь с капиталами Шелли. Хочешь – соглашайся, хочешь – нет, воля твоя.

Он посмотрел на меня секунду или две и неожиданно усмехнулся.

– Ты настоящий гангстер, но я согласен. О «Конвей-цемент» ты серьезно?

– Разумеется. – Я подписал разрешение и передал его Блэкстоуну. – Пусти в ход четверть миллиона. Но как только акции поднимутся на два-три пункта, немедленно выходи из игры. Я прикидываю, что ты сможешь сделать это еще до конца дня.

– Но если они будут продолжать повышаться? Может, лучше не торопиться?

– Нет! Избавься от акций сразу же, даже сегодня. Мне нужно, чтобы моя клиентка получила прибыль как можно скорее. Эта сука просто умирает от жадности. Я должен ей показать, что могу в мгновение ока приумножить ее состояние. Ты представляешь, какие у нас откроются возможности с ее капиталами?

Обговорив с Реем еще кое-какие детали, я распрощался с ним и поехал в Западно-Калифорнийский банк и, использовав сто долларов, полученных от Бургеса, открыл там счет.

Затем я возвратился к себе на работу.

Я чувствовал себя покорителем мира. У меня был автомобиль, свой кабинет, стенографистка, счет в банке и возможность заработать в один день без каких-либо трудов с моей стороны крупную сумму. У меня захватывало дух от открывавшихся передо мной блестящих перспектив, которые поднимут меня на недосягаемую высоту.

Телефон зазвонил, когда я обдумывал меню изысканного ленча в ресторане «Флориан». Я нетерпеливо схватил трубку.

– Мистер Винтерс, – послышался женский голос, – это мисс Долан.

– Мисс Долан? Ах да, правая рука мисс Шелли. В чем дело?

– Мисс Шелли требует, чтобы вы немедленно явились к ней.

Что ж, на этот раз миллионерше не повезло. Я был голоден, и, кроме того, я решил, что не буду изображать дрессированного пуделя, готового тут же прыгнуть сквозь обруч, стоит ей только щелкнуть пальцами.

– Я буду где-то после двух, мисс Долан. И привезу кое-какие бумаги на подпись мисс Шелли.

– Она требует вас немедленно.

– Передайте ей мои извинения. В настоящий момент я очень занят и освобожусь только после двух.

Последовала пауза, затем секретарша сказала:

– Мне кажется, вы не понимаете всей важности вызова. Это связано с мистером Хоу.

Меня словно ударили кувалдой по голове.

– Вы имеете в виду Берни Хоу? А что произошло?

– Он только что вышел от мисс. Она приказала мне немедленно вызвать вас. В такой ярости я ее еще никогда не видела.

Сомнений не осталось, что этот сукин сын продал меня. Я был в такой панике, что слова застряли в горле. И надо же было такому случиться тогда, когда я уже находился на полпути к успеху. Я должен был предвидеть, что этот жулик не станет утруждать себя визитом к Стенвуду, а пойдет прямиком к Вестал, чтоб нанести мне смертельный удар.

– Вы слушаете меня, мистер Винтерс? – послышался тихий голос в трубке.

– Да, – я пытался говорить спокойно, но хриплость голоса выдавала мое волнение.

– Слушайте, мистер Винтерс, – продолжал вкрадчивый женский голос, – пожалуйста, внимательно отнеситесь к тому, что я скажу. Когда мисс Шелли в ярости, есть только один способ заставить ее прийти в себя. Не извиняйтесь. Не оправдывайтесь. Кричите на нее в ответ. И, конечно же, громче, чем она сама. Понимаете? Вам терять нечего. Тот, у кого хватит наглости облаять ее с головы до ног, заткнет ей рот. Я это хорошо знаю. Она подбадривает криком саму себя, но мужества у нее ни на цент… Вы слушаете меня?

Я слушал ее, и еще как! Я слушал, словно от этих слов зависела моя жизнь.

– Вы не разыгрываете меня?

– О, конечно, нет. Это ваша единственная надежда. Я уверена, что она вас спасет, но ничего другого и не остается. Только не оправдывайтесь. Так я могу сказать, что вы сейчас прибудете?

8
{"b":"6000","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Вдовы
Иисус. Историческое расследование
Счастливый год. Еженедельные практики, которые помогут наполнить жизнь радостью
Иногда я лгу
Бунтарка
Дело Варнавинского маньяка
Кишечник и мозг: как кишечные бактерии исцеляют и защищают ваш мозг