ЛитМир - Электронная Библиотека

Преобразовала одежду ребят в парашюты и услышала сигнал нарушения.

-Команда номер три дисквалифицирована за применение недопустимой магии. – Вещал громовой голос новоиспеченной мамаши.

Так, значит, она специально! Решила проверить, как я вжилась в роль и устроила нам смертельный полет над пропастью?

-Эй, ты как? – Спросил меня Дорн, показывая за плечо. Дора лежала на руках у Статсона. – Она без сознания.

-Я в порядке, - бросила зло и, набычившись, пошла к куратору сектора.

Алма стояла на старте, нас разделял ров, а мост был поднят, поэтому я кричала ей изо всех сил.

-Ты нас в могилу решила загнать? У Доры чуть разрыв сердца не случился! – Метала я громы и молнии. Кто-то взял меня за плечи и потащил в сторону ото рва.

-Успокойся, Дрю, она не сделала ничего запретного. – Теплые ладони грели мои плечи, тело бил озноб. Я повернулась и встретила участливый взгляд Вольного.

-Мне не нужна ваша помощь, - стряхнула с плеч его руки, развернулась и потопала в долину.

Они с Дариэном сговорились! Магию преображения мне использовать запрещено, но как еще можно было упасть и не разбиться? Что нас спасло бы? Ничего! Абсолютно ничего. Все было подстроено специально: мое личное препятствие, моя собственная проверка, которую я с треском провалила.

Взрослые пытаются понять, чего от меня ожидать в случае военных действий, и я им показала, что конспиратор из меня никакой. Почему я должна жить под другой личиной, почему должна следовать их инструкциям, зачем мне вообще учиться в академии, если я не могу применять свою магию и жить своей жизнью?

-Может, остановишься и поговорим? Я устал бежать за тобой.

-Вас никто не просил за мной бегать! – Заорала я так, что даже самой страшно стало.

-Элана, я пытаюсь тебе помочь!

Я уставилась на Вольного и сразу проглотила готовые сорваться с языка ругательства.

- Даже этого не смогла! - Разочарованно всхлипнула я и села на траву.

Вольный опустился рядом со мной и поднял мое лицо за подбородок.

-Ты здесь не причем, я почувствую тебя, даже если буду стоять с завязанными глазами, окруженный тысячью других дракониц. Ты – мой личный сорт энергии, Элана, как я – твой.

Вырвалась из его рук и упала на спину. Все, полное поражение по всем фронтам.

-И что тебя так сильно расстроило? – Насмешливо спросил Вольный, - Что я вызываю у тебя симпатию или что ты нравишься мне? А, может, то, что я понял, кто создал новый вид энергии и почему только я и только ты можем воспользоваться ей?

Посмотрела в лицо дракону. Нет прежней суровости, глаза улыбаются, полные губы не кривятся в ухмылке. Вольный больше не вызывал у меня страха, только любопытство, огромное и непомерное.

-Объясни, что изменилось с того момента, как ты признался Дакки, что использовал меня, нагло использовал, чтобы забыть о Маше, забыть о ее выборе, о том, что она беременна от Драко и по настоящему счастлива? – Чеканила я слова, ощущая при этом поистине женскую месть, сладкую, тягучую и такую опасную

Вольный нахмурился и опустил глаза, став больше похожим на себя самого.

-У меня полчаса обеденного перерыва и еще полчаса отдыха перед защитой, тебе хватит этого времени, чтобы оправдаться? – Спросила я дракона, сверля его глазами.

-Я не собираюсь перед тобой оправдываться, Элана, - сделал паузу, - пока ты не скажешь мне, что конкретно ждешь от наших с тобой отношений.

Я рассмеялась и снова села.

-А они у нас есть?

-Будут, если ты этого захочешь. – Вольный снова даже не посмотрел на меня. – В тот момент, когда Дариэн сообщил мне, что тебя похитили пространственники, я готов был разбить себе голову о стену. По моей вине ты оказалась здесь, по моей вине Гордн обратил на тебя внимания. Я вечно кругом виноват, - хмыкнул невесело Вольный, - и я устал им быть, Элана, и мне страшно. Больше никаких жертв, кроме моей собственной. И не с тобой. – Он поднялся с земли и, наконец, посмотрел на меня. – Я хочу тебе помочь, попробовать стать сначала другом. Не борись с этим миром в одиночку, не делай моих ошибок. – И он развернулся и ушел.

Я валялась в траве, смотрела на безмятежные облачка в небе, лениво проплывающие над головой, слушала стрекотание насекомых, щебетание птиц и рокот горной речушки, протекающей неподалеку, и думала. А мыслей в голове было действительно много. Всего месяц обучения прошел, но со мной случилось уже столько событий, что хватило бы и на год. Обрела собственную неповторимую магию, встретила друзей, завела врагов, обручилась с драконом, совершила свой первый полет, посетила соседние континенты и даже не один, а целых два, нарушила границу, выстроенную черными драконами, и привела на восточный континент нового сильного мага и целителя, развязала холодную войну с самыми могущественными драконами этого мира. Можно было продолжать, но в данную минуту хотелось подумать еще и о личном. Если я соглашусь принять дружбу Вольного, то, как на это отреагируют студенты, не говоря уже о взрослых драконах? Будут ли нам вставлять палки в колеса и судачить о том, что преподаватель заинтересовался несовершеннолетней драконицей? Что сделают Маша и Драко, ведь я официально нахожусь под их опекой, но даже все это не столь важно, как то, хочу ли я сама вступить на эту скользкую дорожку. Можно ли верить Вольному, что он готов поддержать меня и хочет помочь или это очередная его ловушка, в которую он старается привлечь лакомый кусочек. С другой стороны, я чувствовала его искренность в словах, в позе, в выражении лица. Или мне хотелось верить в то, чего нет на самом деле?

Столько вопросов и ни одного ответа. Мне казалось, что я бегаю по кругу, стараясь остановиться и найти уже выход из этого марафона неизвестности.

В животе заурчало. Пора бы пойти что-нибудь перекусить, впереди еще защита у Драко и стихии у Алмы. Интересно, что я буду делать на ее занятиях, если у меня с трудом получается самое простое заклинание светлячка?

Устав от самой себя, я плелась в столовую, никем не узнаваемая. Было такое разбитое состояние, что хотелось, наконец, прижаться к широкому теплому плечу и выплакать непролитые слезы. Кажется, я только что приняла решение начать отношения с Вольным, и если это не выльется в великую любовь, в чем я сильно сомневалась, то хотя бы его поддержка и жилетка мне обеспечены.

Часть пятая. Полоса препятствий.

Глава первая.
Игры стихий.

На занятиях по защите я поняла, что внимание Драко обращено к кому угодно, но только не ко мне. Ощущение отверженности и ненужности увеличилось, ввергая меня в целую пучину страхов, сомнений и неуверенности в себе и собственных поступках. Казалось, что с новой внешностью я получила комплекс неполноценности и раздвоение личности. Прежняя Элана недоумевала по поводу моего состояния и рвалась в бой, нынешняя Дрю боялась поднять нос от земли и быть замеченной, а тем более узнанной. Мирра смотрела на меня с грустью и пыталась подбодрить, Рик обещал помочь в освоении нового тела и при этом дурашливо улыбался, а Дак еще примеривался к новому образу и думал, с какой стороны ко мне подойти. Он вообще стал намного осторожнее после случая со стеной на Черном Омуте и теперь опасался и моего лица, вдруг я не та, за кого себя выдаю. А я хотела уйти ото всех и побыть в полном одиночестве, но защита закончилась и начались стихии.

Айриш и Статсон подхватили меня с двух сторон и потащили за парту рядом с ними. Хорошо, что Ледмар сидел в стороне, его присутствие действовало на нервы.

-Ты что там устроила? Зачем накричала на свою маму, разве она виновата в том, что ей дали такое испытание? – Начал отчитывать меня Статсон.

И ведь правду не скажешь, что это она сама бросила нас в пропасть и еще не факт, что собиралась спасать.

-Ребят, я обещаю больше так не делать, очень испугалась за вас, вот и сорвалась.

-Это мы должны за тебя пугаться, не бери ответственность всей команды на свои плечики, договорились?

35
{"b":"600061","o":1}