ЛитМир - Электронная Библиотека

– Простите за то, что заставил вас потерять столько времени.

– Издеваетесь? – обиделся Ходж. – Но, думаю, мой вывод будет для вас небезынтересен.

– Еще бы!

– Тот парень живет в этом доме, – довольный собой объявил Ходж.

Авторитет детектива в глазах Калверта сразу вырос. Неужели эта гениальная догадка и в самом деле его? Или Ходж узнал о Гастингсе? Нужно быть начеку.

– Неплохая версия, – заметил он.

– И я так думаю. Этот человек мог преспокойно сидеть в своей квартире, попивая чай, и готовить преступление. Трудно представить идиота, который десять часов кряду мерзнет на пожарной лестнице! Жильцу этого дома и слепок с вашего ключа было проще сделать. Теперь понятно, почему лифтер не видел, как он спускался вниз. Он никуда не уходил, а просто вернулся в свою квартиру.

– Это только версия, – Калверт покачал головой. – Она приемлема, но не практична. В этом доме столько жильцов, что искать среди них преступника не легче, чем иголку в стоге сена.

– Согласен, это всего лишь мои умозаключения, – Ходж энергично кивнул головой. – Ну, мне пора. Дела, знаете ли. И на сей раз чисто практические.

– Я провожу вас, – Калверт встал.

– Не беспокойтесь, заканчивайте завтрак. Кстати, а как себя чувствует Гастингс?

Калверт окаменел. По интонации, с какой Ходж сказал это, было ясно – здесь кроется какая-то ловушка. Калверт поднял кофейную чашку, прикрываясь ею, как щитом, от пристальных взглядов инспектора, и пробормотал:

– Неважно. Беднягу сильно помяли.

Улыбка триумфатора исчезла с лица Ходжа, и уже совершенно другим тоном, сухим и деловитым, он спросил:

– Вы дружите с Гастингсом?

– Знаком немного. Он работает в банке, где я состою вкладчиком. Иногда помогает мне советами.

– Мой коллега из отдела дорожных происшествий заходил к нему в госпиталь и узнал от врача, что вы посещали Гастингса, – доверительно сообщил Ходж.

– Полиция нашла автомобиль, который сбил его?

– Нашла. Почти сразу. Накануне его угнали из центра города. Примерно два месяца назад почти на том же самом месте машиной был смертельно травмирован один человек. Машина тоже оказалась краденой. Совпадение? А то, что Гастингс живет в одном доме с вами, тоже совпадение?

– А что это, по-вашему? – Калверт почувствовал, как в воздухе повисла угроза.

– Вы не хотите объяснить мне что-нибудь? – Ходж проигнорировал его последние слова. – Или хоть намекните. Наведите на мысль.

– Не понимаю, что вы имеете в виду. Вы помешались на своих теориях, инспектор.

– На вашем месте, я бы помогал следствию, а не ставил ему палки в колеса.

– Я постараюсь следовать вашему совету.

– Это не совет, а предупреждение, – Ходж криво ухмыльнулся. – Я еще зайду к вам. Побеседуем по душам; может быть, вы станете откровеннее.

– Сомневаюсь.

Калверт дождался, когда за Ходжем захлопнулась дверь, и допил остатки кофе прямо из кофейника. Его тревожные раздумья прервал телефонный звонок.

– Алло! – услышал он голос Люси.

– Привет, – ответил Калверт. – А я как раз собирался позвонить вам.

– Мой отец не у вас?

– У меня? Разве он выбирался зайти ко мне?

– Да… Сначала он хотел проведать в госпитале Гастингса, а в десять тридцать должен быть у вас.

– Может, он где-нибудь задержался…

– Я очень беспокоюсь, – тихо сказала Люси. – Перед уходом отец поссорился с Недом. Они кричали друг на друга в холле, но сразу умолкли, когда я зашла.

– Я сейчас возьму такси и приеду.

– А если отец придет и не застанет вас дома?

– Оставлю записку у лифтера. Вы не видели Плайера?

– Нет.

– Буду у вас через четверть часа.

Повесив трубку, Калверт сел в кресло и задумался. Ему не нравилось, что Плайер пребывает где-то вне поля его зрения. Дело могло повернуться каким угодно боком, и Бостон мог из врага превратиться в союзника. Все зависело от того, насколько он осведомлен о деятельности двоюродных братцев. Хотя Люси и не допускает участия отца в преступлениях, верить можно только фактам. Значит, решение, которое он, Калверт, примет, не должно зависеть от субъективного мнения одной из сторон. Факты, только факты.

При дневном освещении лишенная эффектной подсветки картина в витрине галереи уже не казалась такой привлекательной. Чахоточный младенец, примостившийся на мосластых коленях своей уродливой бабушки, вот-вот собирался отдать богу душу.

Едва Калверт позвонил, как из-за портьеры служебного хода появился Род. Черный костюм в сочетании со смоляными волосами делал его лицо еще более бледным. На Калверта он смотрел с нескрываемой враждебностью. Калверт же, наоборот, решил вести себя, как пай-мальчик.

– Привет, Род! Надеюсь, вашу шляпу и пальто передали вам в лучшем виде?

– Что вам угодно? – угрюмо спросил Род.

– Наверное, это чертовски сложное дело – руководить выставочным залом. Ведь сейчас людям очень трудно угодить.

Род некоторое время смотрел на него, как на какое-то диковинное, то ли мерзкое, то ли очаровательное, насекомое, и резко повернулся, собираясь уйти, но Калверт остановил его.

– А где мисс Бостон?

– Поищите ее там, – Род кивнул в сторону главного выставочного зала. – Но у меня такое чувство, Калверт, что вам лучше не показываться ей на глаза.

– В самом деле? – холодно отпарировал Калверт. – Почему вы так решили?

Перемена в поведении Рода не на шутку обеспокоила Калверта. Неужели он уже общался с Грейс и знает от нее, где на самом деле находится расписка? А возможно, Грейс уже здесь и торгуется с Бостоном?

– Надеюсь, вы понимаете всю уязвимость своего положения? – процедил Род сквозь зубы.

– Не пытайтесь меня запугать.

– Неужели я вас запугиваю?

– Конечно, – ответил Калверт, желая вызвать Рода на откровенность. – Не забывайте о расписке. Не будет меня, не будет и ее.

– Вы так уверены в этом? – загадочная улыбка появилась на лице Рода.

– Совершенно уверен. Пока расписка у меня, мне не о чем беспокоиться. Скажу больше – я вообще не собираюсь с ней расставаться.

– Это ваши проблемы, – губы Рода снова скривились. – А если я скажу, что эта расписка… – он многозначительно замолчал.

– Продолжайте.

Однако Род молчал, по-прежнему таинственно улыбаясь, и Калверт решил пойти ва-банк.

– Кстати, Гастингс посвятил меня во все подробности.

– Что? – Род непроизвольно дернулся.

– Теперь я знаю все. Я знаю и о Ван дер Богле, и о картинах, и о том, почему вам так дорога расписка. Если бы я уже продал ее…

Род напрягся, его глаза сузились.

– …но я не собираюсь с ней расставаться.

Род с облегчением вздохнул и сказал:

– Пусть расписка находится у вас, но прежнего значения она уже не имеет.

– Стараетесь сбить цену? Играете на понижение?

– Отнюдь, – ответил Род. – Я даже согласен купить ее по прежней цене, но только немедленно, потому что к концу недели… – он снова многозначительно умолк.

– Я вам не верю, – скрывая удовлетворение, сказал Калверт. – Она будет нужна вам и через неделю, и через год.

– Через неделю она утратит для нас любую ценность, – улыбка Рода стала прямо-таки зловещей. – Я сообщу вам об этом. Через Плайера.

– А как ваша рука? – Калверт не преминул нанести ответный удар.

– Ждет не дождется встречи с вашей физиономией. Скажите, чем вы так насолили Плайеру? Он вас патологически ненавидит.

– Ван дер Богля он, наверное, ненавидел не меньше, – Калверт взглянул прямо в глаза Роду. – Это у него профессиональное?

– Ван дер Богля он никогда не знал, – сказал Род, глядя в сторону. – А вот вы приводите его в бешенство.

– Не могу понять причину этого. Я очень милый парень, если, конечно, со мной познакомиться поближе.

– Не забывайте мои слова.

– Постараюсь. Буду держаться от Плайера подальше. Нельзя дружить с плохими мальчиками. Это и вам урок…

Темное облачко пробежало по лицу Рода – Калверт явно задел его больное место. Неожиданно для самого себя Калверт понял, что главный в этом деле не Род, не Бостон, а именно Плайер. Возможно, он приобрел власть над сообщниками благодаря своему жесткому и решительному характеру, а, может быть, причина была в садистских наклонностях его души. Как бы то ни было, а Бостон и Род были скорее заложниками, чем хозяевами Плайера.

16
{"b":"6004","o":1}