ЛитМир - Электронная Библиотека

К Калверту бежали люди. Кто-то помог ему подняться и отряхнул одежду. Женщина с коляской все еще продолжала кричать.

Глава 12

Гастингс приподнялся на кровати, когда вошедший в палату Калверт протянул ему руку.

– Вижу, вам уже лучше, – сказал Калверт.

– Рентген показал, что переломов нет. Все говорят, что мне очень повезло. Один шанс из ста, но, как видите, я остался в живых.

– Да, вам действительно повезло, – не снимая пальто, Калверт уселся на стул.

Лицо Гастингса выглядело оживленным, глаза блестели. Тюрбан из бинтов все еще украшал его голову, но царапины и ссадины на лице затянулись. Он был искренне рад своему спасению, и Калверт подумал, что и сам должен испытывать сходное чувство. Однако ничего, кроме гнева и страха, в его душе не было.

– Я теперь совсем иначе смотрю на жизнь, – говорил Гастингс. – Я стал верить в Бога и во все святые таинства. Разве мог я помыслить о таком месяц назад?

– Понимаю ваши чувства, – Калверт кивнул. – На войне такое бывает с человеком довольно часто. Но, увы, все это довольно быстро проходит.

– Уверен, что со мной это надолго, – смущенно сказал Гастингс. – Я словно заново родился. Ведь я был на волоске от смерти и чудом остался в живых.

– Со мной случилось то же самое.

– Но на войне этого ожидаешь, а здесь…

– Машина Плайера только что сбила меня, – Калверт приподнял грязную полу своего пальто. – Это случилось четверть часа тому назад.

Гастингс вздрогнул, словно его ужалила пчела. Он не мог оторвать взгляд от следа протектора, оставшегося на ткани пальто. Лицо его постепенно бледнело.

– Колеса едва не коснулись моего лица. Я запомнил каждую пылинку на шинах.

Гастингс упал на подушку и закрыл глаза. Калверт продолжал говорить, с трудом подыскивая слова.

– Я очень сожалею, что вы имеете отношение к этому делу. Не подумайте, что я хочу отомстить вам за то, что вы и меня втянули в него. Но я должен позаботиться о собственной безопасности. Пора поставить в известность полицию.

– Бедная моя мать, – Гастингс облизал пересохшие губы. – Что с ней будет?.. Неужели нет другого выхода?

– Мне моя жизнь пока еще дорога. Подумайте и обо мне, черт возьми! Вы сами побывали под колесами автомобиля и знаете, что это такое. Вспомните и подумайте, есть ли для меня другой выход.

– Я понимаю, – Гастингс открыл глаза. – Ведь они хотели убить вас.

– Нет, на этот раз – попугать. Вынуждают отдать расписку.

– Расписку? – в глазах Гастингса вновь поселился страх. – Но Род сказал мне…

– Подождите немного, – прервал его Калверт. – Плайер мог легко прихлопнуть меня еще до того, как я его заметил. Следы колес говорят о том, что он повернул руль, не доехав до меня всего четыре фута. И дело тут не в моем везении. На этот раз меня просто хотели напугать.

– Удивительно. Обычно он убивает без всяких церемоний. Это даже развлекает его.

– Но на этот раз убийство не входило в планы Плайера. Прежде всего им нужна расписка, а моя жизнь потом. Мне дали понять, какая участь ожидает строптивца.

Гастингс хотел что-то сказать, но передумал. Он размышлял над какой-то важной проблемой, старательно избегая взгляда Калверта.

– Что у вас на уме, дружище? Что вы задумали?

– Сегодня здесь был Род, – сказал Гастингс. – Они изготовили фальшивую расписку.

– Фальшивую расписку?

– Да. Поняв, что с вами трудно договориться, они сфабриковали точно такой же документ. Но на нем отсутствует подпись Ван дер Богля.

Калверт поискал в кармане сигареты. Так вот, значит, на что намекал Род, говоря, что подлинная расписка будет вскоре не нужна.

– Что-то заставляет их спешить, – продолжал Гастингс. – Они убеждены, что вы не решитесь передать дело в полицию. И тем не менее, какие-то обстоятельства заставляют их торопиться.

– От вас требуют совершить еще один подлог?

– Да. Они заставляют меня вторично подделать подпись голландца.

– И что же вы?

– Я испугался и не смог сразу отказаться, – Гастингс начал заикаться. – Я сказал Роду, что больше не имею доступа к документам с подписью Ван дер Богля. Но он мне не поверил. Он сказал, что я лгу, и пообещал натравить на меня Плайера.

– Плайер займется вами в любом случае. И если вы подделаете подпись, и если откажетесь. Разница лишь в сроках.

– Но Род обещал мне безопасность. Я сделаю это бесплатно! Мне не нужны их деньги. Мне бы только выбраться живым из этой истории.

– Мне бы тоже. Когда вас выписывают из госпиталя?

– Дня через два-три. Мне сообщили об этом в тот момент, когда здесь находился Род.

– Есть еще куча времени, – Калверт встал. – Если вас навестит детектив по имени Ходж, будьте осторожны. Он хочет докопаться до истины и умеет строить ловушки.

– Детектив? Разве вы уже сообщили полиции?

– О вас я ему ничего не говорил. Но он сам о чем-то догадывается… Кстати, Бостон давно ушел от вас?

– Лорэми Бостон? – удивился Гастингс. – Он сюда не приходил.

Из вестибюля больницы Калверт позвонил в галерею. Люси почти сразу взяла трубку.

– Я давно ищу вас, – сказала она. – Отец сейчас здесь и хочет переговорить с вами.

– Наши желания обоюдны.

– Он долго пробыл в госпитале у Гастингса и страшно расстроился.

– Буду через полчаса.

– Мы заперли все двери, но если вы позвоните, кто-нибудь вам откроет.

– Отлично…

– Что-нибудь не так? Вы как-то странно говорите.

– Все в порядке. Я выезжаю.

Когда Калверт вышел на улицу и остановил такси, было уже темно. Забившись в угол машины, он устало закрыл глаза. В его ушах еще звучал голос Люси – теплый, обещающий. Неужели все ее слова были ложью? Или это отец обманул ее, а она – добрая и доверчивая дочь – поверила ему? И все же роль Люси в этой истории была не ясна Калверту. Люси присутствовала в ней с самого начала, с момента встречи Калверта и Плайера в баре. Бесспорно, кое о чем она должна знать, а еще о большем догадываться… Но если Бостон не был в госпитале, где он проболтался целый день? Может, у старого волокиты есть подружка на стороне? Впрочем, что ему делать в госпитале? Гастингс ничего нового сообщить ему не может. Бостону известно все и о расписке, и о смерти Ван дер Богля, и о втором покушении. Важно знать, кто из двоих солгал – дочь или отец?

Такси остановилось возле серого запущенного здания полиции, освещенного двумя фонарями. Дежурный сержант глянул на позднего посетителя со скукой и легкой подозрительностью, что было вообще характерно для местной полиции.

– Я хочу видеть инспектора Ходжа, – сказал Калверт.

– Его нет пока.

– Но он еще зайдет?

– Какое у вас дело к нему?

– Личное.

– Подождите полчасика, – сержант недружелюбно глянул на Калверта.

– У меня нет времени. Я оставлю ему записку.

Сержант, пододвинув Калверту блокнот, проворчал:

– Личные дела… записки… Здесь полицейский участок, а не почта.

Четкими и крупными буквами Калверт написал: «Иду на важную встречу. Думаю, вас это должно заинтересовать. Не откладывайте. Для меня эта встреча может оказаться роковой. Как только получите записку, позвоните по следующему номеру…» – он указал телефон галереи Бостона.

Записку он вложил в конверт, где хранилась расписка, заклеил конверт и, передавая сержанту, сказал:

– Передайте это Ходжу, как только он вернется.

– Оставьте на столе, – буркнул тот.

– Это крайне важно.

– Вы тут что, командовать собираетесь?

Не ввязываясь в пререкания, Калверт бросил конверт на стол и вышел. Прежде чем сесть в такси, он завернул за угол и проверил пистолет Бенни Фэриса. Убедившись, что он заряжен и действует безотказно, Калверт сунул его в карман и замурлыкал мелодию вальса.

Глава 13

У входа в галерею Калверт позвонил. Дверь немедленно открылась. В тусклом свете, лившемся в холл откуда-то сверху, он разглядел Люси. На ней было просторное серое платье, заколотое у шеи тяжелой брошкой.

19
{"b":"6004","o":1}