ЛитМир - Электронная Библиотека

Постепенно до Калверта дошло, что Род чересчур упорствует из-за сущего пустяка. Вдобавок, он припомнил, что его провожатый рассчитался с шофером такси еще до того, как был приглашен выпить. А ведь время сейчас такое, что отпустив такси, вряд ли легко найдешь другое. Значит, с самого начала Род рассчитывал зайти к нему. Однако прежде, чем Калверт выразил свои подозрения устно, девушка схватила Рода за руку.

– Нед, хватит. Мы оставляем мистера Калверта на попечение Макса и едем домой. Спокойной ночи, мистер Калверт.

Она чуть ли не силой вывела Рода из лифта. Лицо ее спутника пылало от ярости. Не дойдя до дверей, девушка остановилась и что-то сказала Роду. С видимым усилием тот, обращаясь к Калверту, произнес:

– Спокойной ночи, мистер. Извините за это маленькое недоразумение.

– Я тоже весьма сожалею, – ответил Калверт. – Благодарю за все, что вы для меня сделали.

Уже с улицы Люси добавила:

– Спокойной ночи и вам, Макс. Уложите его в постель.

Макс, пожав плечами, вернулся в лифт.

– Поехали, – сказал он, закрывая двери.

– Сегодня я сам управлюсь.

– Не упрямьтесь, мистер Калверт.

– Честное слово, я прекрасно себя чувствую. Возвращайся и отдыхай.

– Не спорьте.

Они вышли в коридор, и Макс продолжал держать Калверта за рукав. Тот достал из бумажника одну из двух оставшихся купюр и протянул ее лифтеру.

– Возьми, Макс.

– Хотите откупиться от меня?

– Ну что ты?! Я прекрасно к тебе отношусь. Но до койки доберусь сам. Спокойной ночи, Макс.

– Спокойной ночи.

Макс спустился вниз, а Калверт по устланному ковром полу направился в сторону своей квартиры.

«Тяжелая ночь, – думал он. – Сначала погоня по улицам, потом эти равнодушные копы, болван с короткой стрижкой и красивая пара, рвавшаяся в мою квартиру».

Он открыл дверь квартиры, радуясь, что все его приключения, слава Богу, закончились.

Однако кошмар продолжался. В полутемной гостиной кто-то рылся в его письменном столе. Калверту было отчетливо слышно тяжелое дыхание преступника. Внезапно тот повернулся и, низко держа голову, бросился прямо на Калверта. Гарри попытался задержать его, но получил сокрушительный удар в живот. Со стоном он рухнул на колени. В руках незнакомца вспыхнул электрический фонарь. Несмотря на боль, Калверт прекрасно рассмотрел руку, сжимавшую этот фонарь. Длинные, хорошо ухоженные пальцы с маникюром. Указательный палец украшало кольцо с черным агатом, на котором были выгравированы три греческие буквы.

Калверту даже показалось, что он где-то уже видел такое кольцо. Затем рука с поразительной быстротой исчезла. Калверт услышал шорох шагов по ковру, дверь захлопнулась, погрузив квартиру в полную темноту.

Калверт медленно приходил в себя. Дышать стало немного легче. В темноте перед его глазами продолжали плясать три буквы греческого алфавита. Вскоре он мог бы поклясться, что это были «мю», «эпсилон» и «сигма». Приятно осознавать, что тебя избивают одни интеллектуалы – сначала мистер Плайер из Дартмонтского университета, а теперь какой-то тип с масонской символикой на перстне.

Гарри вышел в коридор и нажал кнопку, вызывая лифт. Вскоре показалась заспанная физиономия Макса.

– Кто-то проник в мою квартиру, сбил меня с ног и сбежал.

– Куда?

– Откуда я знаю.

– Сейчас посмотрим.

Макс закрыл двери лифта и стал спускаться, а Калверт вернулся в квартиру.

Взломщик действовал весьма аккуратно и почти не оставил после себя следов. Средний ящик письменного стола был вынут, но все в нем находилось на обычных местах: страховые полисы, квитанции об уплате подоходного налога, разнообразные счета, нераспечатанные конверты из «Манила банк» и даже связка ключей, назначение которых он давно забыл. Ничего не исчезло ни из спальни, ни из кухни.

Калверт вернулся в гостиную, вскоре раздался звонок в дверь. За ней стоял Макс.

– Вы совершили ошибку, когда вызвали лифт наверх, – сказал он. – Пока я поднимался на нем к вам, этот парень преспокойно спустился по лестнице и вышел на улицу.

– Ты уверен в этом?

– Так поступил бы любой на его месте. Но теперь уже поздно. Надо вызывать полицию.

– А если вор еще в доме?

– Нет, он уже далеко отсюда.

– Зайди, выпей рюмку. Вон там, на кофейном столике.

Макс подошел к столику и стал рассматривать этикетки на бутылках.

– А вы заметили, как тот парень с девушкой рвался в вашу квартиру?

– Я заметил. Но ведь в конце концов он помог мне добраться до дома.

Макс пригубил из стакана.

– Великая помощь, подумаешь! Я знаю, отчего вы страдаете, мистер Калверт. Через это нужно перешагнуть. С тех пор, как ваша жена…

– Макс, это не твое дело.

– Извините меня, я зря вмешался.

– Извини и ты меня за резкость.

Макс опорожнил стакан, вернул его на место и направился к дверям.

– Пойду встречу полицейских. На вас я не в обиде. Вы сегодня хлебнули немало неприятностей.

– Да, – Калверт кивнул головой. – Чего-чего, а неприятностей хватило.

Закрыв за Максом дверь, Калверт почти повалился на стул и уронил голову на руки. Когда он снова поднял ее, его взгляд остановился на портрете Грейс, стоявшем на столе. Она выглядела хорошенькой, милой, доброй.

С трудом поднявшись со стула, Калверт перевернул портрет лицом вниз. Потом закурил и стал ждать появления полицейских.

Чувствовал он себя очень одиноко.

Глава 3

Гарри проснулся от телефонного звонка.

– Мистер Калверт? – раздалось в трубке.

– Да, – ответил он и стал спиной к окну, за которым во всю сияло солнце.

– Говорит детектив Фред Ходж. Вы, наверное, хотели бы, чтобы мы провели расследование в связи с проникновением в вашу квартиру?

– Да, хотел бы.

– Согласно рапорту сержантов Маккейба и Маршана, из квартиры ничего не пропало, а взломщик выскочил на улицу, когда лифтер по вызову поднимался к вам. Вы якобы не удовлетворены предварительным расследованием и требуете повторного?

– Да. Я настаиваю на этом.

– Наши парни на вас обиделись. Они считают, что сделали все возможное. Это добросовестные люди, я их хорошо знаю.

– Приношу им свои извинения, но я хотел бы, чтобы этим занялся опытный детектив.

– Ладно. Я лично прибуду через час. Вы никуда не уйдете?

– Нет, я дождусь вас.

– Итак, до встречи.

Выпив кофе и почувствовав себя лучше, Калверт в телефонном справочнике Манхэттена без труда отыскал Люсинду Бостон, живущую на Парк-авеню. По тому же адресу значился и Бостон Лорэми – искусствовед-менеджер. Это имя встречалось ему на 57-й улице, где находился выставочный зал галереи искусств. Закурив, Калверт набрал телефон Люси. Ответил ему женский голос.

– Могу я поговорить с мисс Бостон?

– Она еще спит. Что ей передать?

– Ничего, спасибо. Я позвоню позже.

– А кто говорит?

– Гарри Калверт.

Он опустил трубку на рычаг, а затем позвонил к себе на работу. Секретарша весьма важно произнесла:

– «Рекламное агентство Чарльза Мэйера».

– Попросите, пожалуйста, Молли.

Когда та подошла, он быстро заговорил:

– Молли, это Гарри Калверт. Не называйте меня по имени. Шеф у себя?

– По-моему, я поняла, что тебе нужно, – уклончиво ответила Молли.

– Сегодня я не приду, но говорить шефу об этом сам не хочу. Ты передай ему.

– Подожди минутку, – она ушла, но вскоре вернулась. – Он не хочет ничего слышать.

– Я приду завтра утром. Скажи, что у меня болит горло.

– Да, но… – в ее голосе слышалась неуверенность.

– Он рассердился? Что он сказал?

– Ты не должен на него обижаться, Гарри. Мне не хочется сыпать соль на твои раны, но с тех пор, как ушла Грейс, ты не проработал ни одной полной недели.

– Это он тебе так сказал? Мне важно знать.

– Он сказал, что тоже был в шоке, когда от него ушла жена, но нашел в себе силы и не расклеился… Ты сам хотел это услышать, Гарри.

– Спасибо, Молли. Завтра с утра буду на месте.

3
{"b":"6004","o":1}