ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Доктор физики Пауль Эренфест, несмотря на сдачу экзамена, магистерскую так и не защитил. На что они жили в Петербурге с женой Татьяной Афанасьевой, математиком, и дочкой – Татьяной-штрих, неизвестно. В 1911-м году удалось устроить годичный цикл лекций Эренфеста в Политехническом. Несмотря на большой успех лекций больше ему их читать не предлагали. Но дом Эренфестов был открытым и не реже чем раз в две недели у них устраивался семинар по теоретической физике. Его участниками были Д.С. Рождественский, А.Ф. Иоффе, Д.А. Рожанский, математики С.Н. Бернштейн и А.А. Фридман, университетские выпускники и студенты-физики В.Р. Бурсиан, Ю.А. Крутков и В.К. Фредерикс. Последние трое и стали через несколько лет первыми физиками-теоретиками в России. Эренфест привез современную физику в Петербург и стал патриархом теоретической физики России.

Записки ящикового еврея. Книга вторая: Ленинград. Физмех политехнического - i_025.jpg

Поль Эренфест (сидит слева) и участники его семинара: Рождественский, Вейнхардт (сидят), Бурсиан, Иоффе и Крутков стоят.

Иоффе каждый год продолжал ездить к Рентгену, обсуждать выполненные за зиму эксперименты. Рентген с интересом следил за успехами своего ученика. Летом 1910 года он неоднократно говорил Иоффе, что тот обязательно должен сдать магистерский экзамен и защитить диссертацию. Он даже запрашивал Хвольсона о нем. Хвольсон ответил, что у Иоффе слишком мало честолюбия, что инициатива должна исходить от него и если Иоффе хочет пойти дальше, он должен сдать магистерский экзамен.

Иоффе уже привык к своей работе старшего лаборанта и скромному доходу, который зависел и от заработков жены, зубного врача. Иоффе пишет жене, что Рентген находит, что они слишком скромны – довольны тем, что не мрут с голоду[19]. Существенной была поддержка ее матери. Вера Андреевна с родившейся дочкой Валентиной могла проводить лето в Крыму, в Батилимане. У отца и брата там были виллы – обе они нуждались в мягком климате и уходе.

Иоффе пытался обосновать отказ от экзаменов нелепой системой их сдачи и потерей большого количества времени на них. Но Рентгена он не убедил. Как и зав. кафедрой В.В. Скобельцына, который тоже настаивал на защите. С другой стороны, Иоффе не оставлял надежды стать профессором университета.

И он понял, что нужно «сдаваться». Только это, если не гарантировало, то значительно повышало шансы на профессорскую должность.

В 1911 году Иоффе сдал все магистерские экзамены и в начале 1912 года завершил эксперимент по определению заряда электрона. Но, будучи учеником Рентгена, опубликовал этот результат не сразу: он хотел набрать еще больше экспериментального материала.

Через год Роберт Милликен опубликовал сходные результаты и получил за цикл работ на эту тему в 1923 году Нобелевскую премию.

Заслуженные профессора Боргман и Хвольсон рецензировавшие работу на предмет возможности ее защиты в своем отзыве, как и последующие прения на собрании факультета, показали, что представленная диссертация магистерской не является.

С этим были согласны все члены факультета. Но проводить защиту диссертации как докторской не решились – у физиков в университете, в отличие от математиков, это не практиковалось, и единогласно приняли решение допустить диссертацию к защите в общем порядке. Защита прошла блестяще. Официальные оппоненты заявили, что считали бы нужным присудить степень доктора, но…

И.И. Боргман, отметив выдающиеся качества работы, указал, что может поставить в упрек только жестокое отношение автора к оппонентам: найти существенные возражения нет никакой возможности. Все столичные газеты описывали защиту и результаты, полученные в работе, а «Русская молва» провела разбор работы и указала на ее выдающееся значение.

Профессор Политехнического С.Н. Усатый и его жена – родная сестра Веры Андреевны Кравцовой-Иоффе – устроили банкет в ресторане. Еще до защиты они купили А.Ф. магистерский значок. Несмотря на научный успех, хлопоты в части продвижения А.Ф. в профессоры казались напрасными. На кафедре физики мог быть только один профессор (немецкая система, существующая в Германии до сих пор). И им был В.В. Скобельцын. Он в это время был еще и ректором и ходатайствовал о разделении кафедры на две (формально), с тем, чтобы А.Ф. был назначен экстраординарным профессором на вторую кафедру.

Записки ящикового еврея. Книга вторая: Ленинград. Физмех политехнического - i_026.jpg

Знак магистра

Министр промышленности и торговли Тимашев согласился, но с условием, чтобы вторая профессура была по вольному найму, что не давало прав на государственную службу и пенсию (100 % оклада через 25 лет).

Скобельцын продолжал борьбу за профессора Иоффе. В одном из писем в министерство Скобельцын разъяснил, что в настоящее время А.Ф. Иоффе, избранный на кафедру, является безусловно лучшим физиком в России и его инженерное образование (Техноложка) делает его незаменимым в преподавании физики инженерам. К тому же он получил от нескольких русских университетов приглашение выставить свою кандидатуру на должность профессора.

Иоффе дали понять, что он ценен, прежде всего, как инженер-физик для преподавания физики инженерам. Борьба за вторую кафедру во главе с А.Ф. продолжалась много месяцев и 12 февраля 1914 года Скобельцын сообщает Иоффе, что министерство уведомило его об утверждении А.Ф. в должности профессора с 23 октября 1913 года – т. е. со дня избрания на должность.

Став экстраординарным профессором[20] Иоффе получил право читать лекции по физике. Читал он их не только в Политехнике, но и в Горном институте (термодинамику с 1908 г.) и на высших курсах Лесгафта.

Еще до избрания его в профессоры Политехника университетские профессора физико-математического факультета приглашают его читать курс лекций «Теория излучения». По ходатайству ректора, попечитель учебного округа разрешает его зачислить в состав приват-доцентов[21] университета с осеннего семестра.

Лекции не напрягали А.Ф. – он читал легко и артистично и любил общаться с молодежью.

Продолжил он и исследование электрических свойств диэлектрических кристаллов [Сом].

30 апреля 1915 года приват-доцент университета Иоффе защищает докторскую диссертацию по упругим и электрическим свойствам кварца, удостоившись похвал официальных (Булгакова и Хвольсона) и неофициального оппонента, академика математика Стеклова. Последний сравнил качество работы с работами Фарадея, а математическую обработку результатов с работами Максвелла, Томсона, Релея.

Защита состоялась 30 апреля, 18 мая Совет университета утвердил Иоффе в ученой степени доктора физики. Осенью 1915 года Совет электромеха возбудил ходатайство о переводе Иоффе в ординарные профессора и новый министр, его сиятельство князь Шаховской, назначил Иоффе ординарным профессором с 28 октября 1915 года.

Семинар А.Ф. Иоффе и создание физмеха

В 1916 году Иоффе, будучи приват-доцентом университета, создал регулярно действующий научный семинар, в основном из студентов университета. В его работе вначале принимали участие лишь ученики Иоффе. Первый семинар состоялся весной 1916 года. Осенью Яков Френкель писал отцу в Москву, что «Иоффе остается у нас в качестве доцента и, возможно, через месяц будет выбран в профессора на место отказавшегося Лазарева». Семинар проводился в лаборатории Иоффе в Политехническом Институте, профессором которого он был утвержден в январе 1916 года. На семинаре поочередно каждый из его участников читал обзорный доклад, посвященный какой-нибудь актуальной физической проблеме. Там же обсуждались работы, выполненные в лаборатории Политеха, к которым А.Ф. привлекал участников семинара и студентов. «…Это был самый замечательный семинар, какой мне вообще довелось видеть, и ни один семинар не дал мне больше, чем этот», вспоминал Я.Г. Дорфман, вскоре ставший одним из ведущих сотрудников Физтеха, а затем профессором.

вернуться

19

Умереть с голоду даже на одну зарплату старшего лаборанта (около 125 рублей в месяц), было трудно – на эти деньги можно было купить около 320 кг говядины или столько же рыбы [Шип.03]. Кроме того, по детским воспоминаниям Валентины Абрамовны Иоффе, к ним в Петербургскую квартиру из имения деда зимой привозилось столько битой птицы (гусей, индюшек и кур), что этим затруднительно было распорядиться.

вернуться

20

Ординарный профессор отличался от экстраордиарного зарплатой (375 р. и 250 р.) и чином (статского и коллежского советника).

вернуться

21

Приват-доценты в штат не входили и получали деньги по договору из выделяемой для этого статьи расходов университета.

10
{"b":"600653","o":1}