ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Женщины были развязны, веселы и слишком вызывающе одеты, а у мужчин был скорее спортивный вид. Никто не обратил внимания на Кена. Завсегдатаи поприветствовали Фей, потом снова занялись своими делами.

Подошел бармен и вытер тряпкой блестящую поверхность стола.

– Добрый вечер, мисс Карсон.

– Два мартини, Джек.

Она взобралась на табурет, а Кен остался стоять рядом. Бармен налил им два мартини, потом удалился, чтобы обслужить высокого негра, который только что подошел.

Кен с любопытством уставился на него. Это был атлет более чем двухметрового роста, с плечами такими широкими, как дверь амбара. У него были очень коротко остриженные волосы и зигзагообразный шрам, который начинался у правого глаза и доходил до подбородка. Синий бархатный пиджак, черные брюки и белая нейлоновая рубашка составляли эффектный наряд вошедшего. Воткнутая в галстук булавка с крупным бриллиантом сверкала при каждом движении негра.

– Хелло, Сэм! – крикнула Фей черному человеку, поднимая руку.

Он адресовал ей дружелюбную улыбку, которая обнажила его золотые зубы.

– Добрый вечер, моя красавица, – проговорил он глубоким и звучным голосом. Его черные глаза на мгновение задержались на Кене, которого он поприветствовал коротким наклоном головы. У стойки гигант взял стакан и направился к миловидной мулатке, одетой в зеленое шелковое платье, очень декольтированное, которая держала в руке сигарету не меньше тридцати сантиметров длины.

– Это Сэм Дарси, – сообщила Фей Кену. – Он владелец заведения. Он дал мне первую возможность выступить. Это очень славный парень, а с ним его жена Клодетт.

– Он неплохо устроился здесь, – заметил Кен.

– Он долго был спарринг-партнером у Джо Луиса, начал этот клуб с нуля. Когда я танцевала здесь первый год, это был подвал, сырой и мрачный, с несколькими столами и пианино. А за пять лет, вы видите, во что он превратился? – Фей опорожнила свой стакан и поднялась с табурета. – Пойдем поедим: я голодна.

Кен заплатил за выпивку и, пройдя за девушкой, очутился в зале ресторана. Несколько пар танцевало, и почти все столики были заняты.

Метрдотель, очень смуглый итальянец, поспешил к ним, подчеркнуто поприветствовал Фей и пригласил за столик у окна. Они заканчивали есть омлет с шампиньонами, очень хорошо приготовленный, когда Кен увидел молодую девушку, входившую в зал. Красота ее привлекла все взгляды.

Она была высокой и тонкой, со светлыми локонами, поднятыми почти до макушки замечательной формы головы. Платье зеленовато-голубого цвета щедро открывало плечи такой белизны, что Кен был ошеломлен. Восхищали огромные глаза изумрудного цвета и ресницы, что загибались почти до бровей. Но взгляд Холанда был прикован не столько к лицу красотки, сколько к ее фигуре, которая могла привести в волнение даже и восьмидесятилетнего старика.

– Кто… эта… девица? – выдохнул с усилием Кен, поворачиваясь к Фей.

– Что, потрясающа, да? – спросила Фей. Он изумился, отметив, какое неприязненное выражение приняло лицо его спутницы. – Вы видите перед собой самую знаменитую шлюху в стране.

– Это неудивительно! – со смехом сказал Кен, устремив свой взгляд снова на блондинку.

Та, не обратив на него никакого внимания, стрельнула глазами на Фей, повернулась и вышла из ресторана.

– Скажите мне, по крайней мере, как ее имя?

– Ее зовут Хильда Дорман, – сообщила Фей. – Когда-то мы жили вместе с ней в одной комнате. Она в настоящее время певичка. С ее голосом, способностями и внешностью я бы тоже сделала карьеру.

Горечь, прозвучавшая в голосе мисс Карсон, поразила Кена. Он оттолкнул свой стул и поднялся из-за стола.

– Пойдемте танцевать.

Фей сделала над собой усилие и попыталась улыбнуться.

– Простите меня. Я только почувствовала себя здесь свободно, как появилась эта шлюха. Я ненавижу ее, как яд. Это она разбила вдребезги мой танцевальный номер. – Фей встала. – Идемте на площадку.

* * *

На часах было 12.20, когда они вернулись в бар.

– Быстренько по стаканчику и поедем домой, – заявила Фей. – В котором часу вы встаете утром? Только не пугайте меня сразу.

– В восемь часов. Это не рано?

– Довольно рано, но мы справимся с этим. Мистер получает свой первый завтрак в виде сока или кофе?

– Кофе было бы отлично. – Он заказал два скотча. – Я провел восхитительный вечер.

– Восхитительный до настоящего времени, – проговорила она с насмешливой улыбкой и наклонилась к нему. – Коко, это в первый раз вы изменяете жене? – Его удивление было настолько велико, что он не мог ничего ответить. – Вы женаты, и ваша жена находится в путешествии. Я не ошиблась, да?

– Разве это так сразу и видно? – спросил Кен, огорченный, что его сразу же раскусили.

Девушка похлопала его по руке.

– Возвращаемся. Мне не надо задавать так много вопросов. Но вы интересуете меня, Коко. Я провела такой роскошный вечер в вашей компании. Какая разница в том, что у меня бывает обычно. Я хотела убедиться, что вы не свободны, в противном случае я уцепилась бы за вас.

Кен покраснел.

– Я действительно не свободен, – признался он.

Фей с улыбкой пожала плечами.

– Ну что ж, все хорошее когда-нибудь кончается. – Она взяла его под руку. – Пошли.

Сэм Дарси находился в вестибюле, когда Кен брал свою шляпу.

– Ты уже уходишь, моя дорогая? – тихо спросил он Фей.

– Для меня это уже поздно. Я приду завтра, Джо. – Портье открыл дверь и посторонился.

– Доброй ночи, мисс Карсон.

– Доброй ночи, Джо.

Они вышли в теплую и спокойную ночь. Обратный путь был тот же. Аллеей дошли до улицы, остановились, чтобы подождать такси.

– Оно сейчас появится, – уверила Фей, доставая из сумочки пару сигарет и подавая одну Кену. Они закурили.

Улица была безлюдной. Поэтому странность поведения появившегося из аллеи мужчины была более заметной. Он вышел на тротуар, остановился и, будто испугавшись, поспешно ушел в тень от освещенного окном прямоугольника на асфальте. Насколько Кен мог его разглядеть, это был красивого вида парень, с непокрытой головой, статный. Холанд не обратил на этого парня особого внимания, но потом ему пришлось вспомнить этот, казалось бы, незначительный эпизод.

Из-за угла вынырнуло такси, и Фей сделала знак. Сидя в темноте машины, они держались за руки. Девушка прижалась к своему спутнику, положила голову ему на плечо.

«Каким странным все это мне представляется, – размышлял мужчина. – У меня такое впечатление, что я знаю ее уже очень давно». Он подумал еще, что превосходно чувствует себя в ее обществе и ему будет трудно потом противостоять желаниям увидеть ее снова.

– Сколько времени вы занимаетесь этим делом?

– Немногим более года. – Фей подняла голову. – Коко, дорогой, не пытайтесь меня направить на путь истинный. Такие шутки мне уже надоели. Мне неприятно слушать советы, которые мне дают мужчины.

– А может быть, вы устали и вам надоел ваш образ жизни? Я не вмешиваюсь в то, что меня не касается, но я уверен: вам нетрудно добиться успеха в любом начинании. Вы очень хорошо танцуете. А не могли бы вы попробовать себя заново именно в этом занятии?

– Я не хочу больше танцевать. Без моего партнера это потеряло для меня всякий смысл. А вы? Какая у вас профессия?

Кен почувствовал опасность. В городе было всего три банка, и назови он только место своей работы, эта женщина найдет его без особого труда. Услужливая память тут же воскресила нашумевшие истории шантажа, так что Кен не собирался рассказывать случайной знакомой о роде своей деятельности.

– Я работаю в одной конторе, – коротко ответил Холанд.

Фей посмотрела на него и стала смеяться, похлопывая по руке.

– Не принимайте такого неприступного вида. Я же вам уже сказала, что совершенно безвредна. – Она немного отодвинулась от него, чтобы лучше его видеть. – Вы подверглись сегодня вечером ужасному риску, Коко. Вы отдаете себе в этом отчет?

Он неестественно засмеялся.

5
{"b":"6007","o":1}