ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Быстро, как только мог, он поехал к реке. Нхан молчала, ее руки покоились на коленях, в глазах отражались огни встречных автомобилей.

У сада неподалеку от моста Джефф остановился.

– Выйдем, – предложил он, вылезая из машины.

Они подошли к скамейке под деревом, где он встретил юную парочку, и сели.

В безоблачном небе сияла луна, в ее свете были видны скользившие по реке маленькие весельные лодки и китайские сампаны.

Нхан прижалась к Джеффу, он обнял ее гибкое тело и поцеловал. Он долго не отрывал губ от ее рта, затем чуть отодвинулся, зажег сигарету, швырнул спичку в реку.

– Что случилось, Стив?

Сейчас она говорила по-французски, в голосе слышалось беспокойство. Он не решался рассказать ей о том, что произошло, потом понял, что зря тратит время, и сказал:

– Случилась одна вещь. У меня беда. Ни о чем не спрашивай. Лучше, что ты ничего не знаешь. Дело связано с полицией. Я должен уехать.

На нее словно обрушилась тяжесть, она обхватила руками колени. Слышалось ее частое дыхание. Джеффу было жалко ее. Так как она молчала, он сказал:

– Плохо, Нхан. Мне надо как-то выбраться отсюда.

Она тяжело вздохнула.

– Не понимаю, – сказала она. – Объясни, пожалуйста.

– Сегодня произошла одна вещь. Завтра полиция начнет разыскивать меня.

– Что случилось?

Поколебавшись, Джефф решил рассказать ей. Все равно завтра или послезавтра ей все станет известно из газет.

Ее пальцы крепко сжали его руку.

– Но ведь это же случайность! – беззвучно прошептала она. – Ты должен все рассказать полиции. Это несчастный случай.

– Они решат, что я нарочно убил его. Неужели ты не понимаешь? – раздраженно ответил Джефф. – Я должен уехать, или я погибну.

– Но это же случайность! – воскликнула она. – Немедленно надо идти в полицию. Они будут обрадованы, когда ты отдашь им бриллианты. Пойдем в полицию! – И она начала подниматься.

– Я нашел бриллианты и не собираюсь идти в полицию, – решительным голосом сказал Джефф.

Она снова опустилась на скамью. Ее голова наклонилась так низко, что не было видно лица.

– Как ты не можешь понять? – рассердился он. – Как только я уеду отсюда, я смогу продать бриллианты. Они стоят миллион долларов, а может, и больше. Это единственный в жизни шанс. Я всегда хотел иметь много денег.

Страх, как предсмертная судорога, пронзил ее тело.

– Если ты убежишь, полиция решит, что ты убил его, – простонала она. – Ты не должен так поступать. Деньги не стоят этого. Отдай им бриллианты.

– Но я же все-таки убил его. – Он чувствовал растущее раздражение. – Я не настолько глуп, чтобы подвергать себя риску. Они могут на долгие годы упрятать меня в их вонючую тюрьму. Мы попусту теряем время. Любым способом я должен выбраться отсюда. Это потребует времени. Пока надо найти безопасное место, где можно было бы спрятаться. Ты не знаешь, где бы я мог спрятаться?

– Спрятаться? – Она подняла голову и не отводила от него взгляда, ужас обезобразил ее. Она была так напугана, что на нее было жалко смотреть. – А как же я? Ты покинешь меня?

– Я ничего не сказал об этом. Когда я уеду, ты поедешь со мной.

– Но я не смогу! У меня нет разрешения. Ни один вьетнамец не может покинуть страну. Кроме того, что будет с мамой, братьями, дядей, если я уеду?

«Опять осложнения, – подумал Джефф. – Бесконечные осложнения».

– Если ты хочешь поехать со мной, ты должна будешь их оставить. Но не будем опережать события. Мы решим это, когда придет время. Пока мне нужно найти подходящее место, где можно прожить примерно неделю. Ты не знаешь кого-нибудь за городом?

Ее снова охватила паника.

– Ты не должен скрываться! Ты должен пойти в полицию. – Она умоляла его отдать бриллианты, пойти в полицию, рассказать правду. Слова лились неудержимым, отчаянным, бесконечным потоком.

Минуту-две он не перебивал ее, затем неожиданно поднялся. Она замолчала и смотрела на него большими, сверкавшими в лунном свете, переполненными страхом глазами.

– Хорошо, хорошо, – резко сказал он. – Если ты не желаешь помочь мне, я найду кого-нибудь еще. Я не собираюсь идти в полицию, не собираюсь терять бриллианты.

Она вздрогнула и закрыла глаза.

Ему стало жалко ее, в то же время она злила и раздражала его. Они бесцельно теряют драгоценное время.

– Я ничего не говорил тебе, – продолжал он. – Поехали. Я отвезу тебя в клуб. Не думай больше об этом. Мне кто-нибудь поможет.

Она вскочила, обхватила руками его шею, прильнула к нему своей тоненькой фигуркой.

– Я помогу тебе! – сказала она. – Я уеду вместе с тобой! Я сделаю все, что ты хочешь!

– Отлично, успокойся. Садись.

Она беспрекословно подчинилась, села. Ее трясло, по лицу струились слезы. Он сел рядом, молчал, ждал. Вскоре она немного успокоилась, робко положила свою руку в его.

Неожиданно сказала:

– У моего дедушки дом в Фудаумоте. Там будет безопасно. Я упрошу его помочь тебе.

Джефф вздохнул с облегчением. Он обнял и крепко сжал Нхан.

– Я знал, что ты поможешь. Я рассчитывал на тебя. Теперь все будет в порядке. Через три-четыре месяца мы будем в Гонконге, мы будем богаты.

Она прижалась к нему, сжала его руку. Он чувствовал, что она все еще дрожала.

– Я куплю тебе норковую шубу. Это первое, что я сделаю. И жемчуг. Тебе очень пойдет норка. У тебя будет автомобиль: твой собственный.

– Очень сложно уехать из Вьетнама, – сказала она. – Здесь столько ограничений.

Его немного обидело ее безразличие к созданным им блестящим проектам. Норка, жемчуг, автомобиль! Волнующая перспектива, а она снова напомнила о проблеме, которую он не знал, как решить.

– Будем действовать по порядку, – сказал он. – Поедем и поговорим с дедушкой. Я хорошо заплачу ему. Только не говори ему про полицию. Лучше сказать, что у меня есть враг, который выслеживает меня.

– Я скажу ему правду, – просто ответила Нхан. – Когда он узнает, что я люблю тебя, он поможет тебе.

Джефф пожал плечами.

– Ну что ж, хорошо! Делай как знаешь. Но ты уверена, что он не побежит в полицию?

– Он никогда не сделает ничего, что бы причинило мне несчастье, – ответила Нхан с таким спокойным достоинством, что Джеффу стало стыдно.

Неожиданно он вспомнил одно обстоятельство, которое могло бы сорвать весь план.

Фудаумот расположен в двадцати двух километрах от Сайгона. На дороге к нему находился полицейский пост, где все автомобили задерживались для проверки. Это срывало все планы. Когда будет обнаружен труп Хоума, полиция вспомнит, что его автомобиль направлялся в Фудаумот, и поймет, где его следует искать.

– На дороге находится полицейский пост, – сказал он. – Может быть затруднение.

Нхан молча, не двигаясь, смотрела на него, ожидая решения.

После непродолжительного размышления он пришел к выводу, что проехать пост следовало не на своем, а на каком-либо чужом автомобиле. Он знал, что машины с дипломатическими номерами редко останавливались полицейскими, и сразу вспомнил про большой «Крайслер» Сэма Уэйда. Если бы можно было одолжить эту машину, это дало бы ему неплохой шанс.

Из того, что говорил Уэйд, было ясно, что сегодня машина ему не потребуется. Но где его можно разыскать? Куда он мог податься со своей девушкой?

Он описал девушку Нхан и спросил, не знает ли она ее.

– Знаю, – удивленно ответила Нхан. – Ее зовут Энн Фай Во. Она ходит с американцами, и у нее много денег. Она нехорошая девушка.

– А ты знаешь, где она живет?

Нхан немного подумала и сказала, что, кажется, она занимает квартиру на Хонг Фан Ту.

Джефф поднялся.

– Поехали, – сказал он.

Нхан в растерянности смотрела на него.

– Ты хочешь увидеть Энн Фай Во? – спросила она с возмущением. – Зачем? Я не поеду с тобой к этой женщине.

– Поедем, поедем, – нетерпеливо сказал Джефф. – Все объясню по дороге.

Направляясь к центру города, он объяснил ей все насчет машины Уэйда.

– Ты должна будешь пригнать ее обратно, Нхан. Справишься?

8
{"b":"6009","o":1}