ЛитМир - Электронная Библиотека

Будут знать, как связываться с ветеринаром!

Из фургона на другом конце стоянки Карло наблюдал за Джейком Бронсоном и Франческой внутри кафе.

– Этот парень, Джейк, не особо доволен, а, Минео? – спросил Карло по-итальянски.

Он видел, что Бронсон встает и собирается уйти, и выключил небольшой цифровой приемник и динамик, лежащие у него на коленях.

– Скоро пожалеет, что не согласился, ведь просит же она его по-хорошему!

Как только Джейк направился к выходу, Карло сказал: «Идет в нашу сторону. Отвернитесь».

Минео уронил параболический микрофон себе на колени. Он пытался вжаться в сиденье водителя, но его туша не позволяла ему сдвинуться больше чем на пару дюймов. Но волноваться не стоило. Американец прошел прямо перед их фургоном, не собираясь смотреть вверх.

– Порядок, – сказал Карло. – Идет домой. У нас примерно пятнадцать минут.

Его напарник завел двигатель и поехал прочь со стоянки.

Карло оглянулся на бесформенную массу в задней части фургона и сказал по-английски с сильным акцентом:

– А ты, мой друг, не будешь больше жить на улице. Мы везем тебя в уютную маленькую виллу на пляже, где можно будет поселиться на всю оставшуюся жизнь.

Пленник моргнул.

* * *

Джейк хотел избежать встречи со всякими фанатами или ищейками-репортерами, которые могли слоняться перед его домом. Он медленно шел по кварталу, проверяя, нет ли где чего необычного. Поднимался сильный ветер, и пальмовые листья колыхались вверх-вниз перед «перестроенной» виллой в тосканском стиле за несколько миллионов долларов, которая огибала скалу.

Дома поновее были построены так близко друг к другу на крошечных участках, что на верхних этажах можно было высунуться из окна и коснуться дома по соседству. Но здесь еще оставались несколько хозяев, которые не разделяли принцип «наскреби да строй», как Джейк, например, чей дом отличался настоящим голливудским лоском. Его одноэтажный особняк в испанском стиле, оштукатуренный, с двумя спальнями, был само очарование. Крытое крыльцо главного входа обрамляла увитая плющом арка, проделанная в стене кипарисов, отделяющей друг от друга соседние участки. От скалы за домом доносился привычный низкий гул бьющихся о камни волн.

Пожилая соседка Бронсона Хелен заметила его, проходя мимо по улице с крошечным пуделем на шлейке. Джейк приветственно помахал ей в ответ и поспешил дальше, чтобы не выслушивать очередную ее нудную историю.

Он прошел половину пролета лестницы, ведущей к веранде, и, подняв сложенную газету «Дейли Бриз», повернул ручку двери. В следующий миг он с удивлением обнаружил, что она заперта. Бронсон никогда не закрывал переднюю дверь. Он, должно быть, сделал это машинально, когда уходил с Франческой. Эта женщина однозначно его измотала.

Мужчина выудил ключи из кармана, отпер дверь и вошел внутрь. Прикрыв дверь пяткой, он опустил ключи на столик и наклонился, чтобы собрать рассыпанную на полу почту.

Что-то резко двинулось на него. На груди сомкнулись здоровенные руки, и он почувствовал острый укол на шее.

Инстинкт взял свое. Полагаясь на отработанный прием, Джейк со всей мочи двинул нападавшего пяткой в подъем ноги. Хватка ослабла – как раз настолько, чтобы он успел сбросить с себя этот вес и вывернуться из рук напавшего на него человека. Шею слегка потянуло – незнакомец одним пальцем задел тонкую шейную цепочку Бронсона и порвал ее.

Джейк сделал стойку, отставив одну ногу немного назад и равномерно распределив вес, чтобы бить любой ногой. Он был готов ударить, но, вскинув кулаки, почувствовал, что от его шеи к рукам начало распространяться легкое покалывание.

Как и в баре, время вдруг замедлилось, пока он смотрел, что происходит.

Их было двое. Громила перед ним занимал полкомнаты. Его выпуклая грудь и бицепс растягивали ткань черной футболки-поло, вероятно XXXL. Одутловатое лицо незнакомца не выражало абсолютно ничего, а полуприкрытые веками глаза навыкате напомнили Джейку глаз гигантской жабы, терпеливо выжидающей, когда к ней подлетит очередная муха.

Парень рядом с Жабой был поменьше, но выглядел крутым. Он был лысым и смуглокожим, чем напоминал восьмой бильярдный шар, и один из его черных глаз был перерезан глубоким шрамом. Судя по усмешке на его лице, он был уверен, что все получится. Маленькая капля жидкости капала с иглы шприца для подкожных инъекций у него в руке. Поршень шприца был полностью продавлен, и Джейк понял, что все его содержимое всадили ему в шею.

Жаба потянул к нему свои ручищи. Бронсону казалось, будто бандит двигался в суперзамедленном темпе.

Джейк сбил левую руку этого парня хуком с левого запястья и шагнул вперед, вкладывая вес всего своего тела в правильный удар, который смял нос его противника с хрустом, как у отрезанного стебля сельдерея. Поток крови хлынул из широких ноздрей мужчины, и он вытаращил глаза от удивления, хотя в остальном казался безучастным. Он ухмыльнулся Бронсону, показав желтые зубы, и стал слизывать стекающую с верхней губы кровь, как будто это были вкусные усы из мороженого.

Не дело.

Джейк знал, что вырубается. Он поспешил к выходу, но ноги его не слушались, да и руки вдруг бессильно повисли. А потом ноги отказали ему полностью, после чего пол внезапно бросился ему навстречу. Громила подскочил вперед и схватил его под подмышки, чтобы удержать от удара о журнальный столик.

Щека Бронсона прижималась к огромной груди Жабы, и он почувствовал, что его вытащили на твердый деревянный пол. В нос ударила кислая смесь чеснока и дешевого одеколона. Он рухнул на диван, как тряпичная кукла. Теперь его затекшие ноги свободно свисали на пол, щека покоилась на мягкой подушке, а шея была неудобно скручена.

Джейк смотрел, как двое мужчин быстро закрыли все открытые окна в комнате, задернули шторы и заперли входную дверь. Шар-восьмерка встал на колени перед лежащим на диване хозяином дома. Теперь они были с глазу на глаз, и незнакомец зловеще улыбался.

– Привет, мистер Бронсон, – сказал он хриплым голосом с сильным акцентом. – Или звать вас Джейк? Позвольте представиться. Меня зовут Карло, а моего большого друга – Минео.

Его акцент звучал как европейский или ближневосточный. Джейк попытался заговорить, но у него ничего не вышло. Его голосовые связки тоже не работали. Но дышать он мог – уже кое-что! Если бы они хотели убить его, он был бы уже мертв.

– Должен сказать, не вижу в вас ничего особенного, – продолжал Карло. – Но мой начальник считает по-другому, и он очень хотел бы встретиться с вами. На него произвели впечатление те умственные способности, что вы так внезапно приобрели, и особенно его интересуют ваши удивительные рефлексы. Мне кажется, я увидел нечто такое, когда вы ударили беднягу Минео. Может, сейчас еще раз быстренько покажете?

И Джейк не мог даже плюнуть в этого говнюка!

Взять на заметку: наркотики – дрянь.

Карло усмехнулся.

– Ах да. Мой коктейль для инъекций слегка вас замедлил. Ну, это не важно. Мы собираемся в небольшое путешествие. Только не волнуйтесь, мы обо всем позаботимся. Мы позаботимся о том, чтобы ваш работодатель, ваша семья и ваши друзья – все были в курсе, что вы уехали. На самом деле весь ваш район скоро узнает о вашем… отъезде.

Что за черт?

Сейчас Бронсон видел Карло справа, но только боковым зрением. Когда бандит вернулся в поле зрения, он сжал поврежденное запястье Джейка. Тот ничего не чувствовал, как будто это была не рука, а что-то другое. Карло взялся за его другую руку, чтобы стянуть с пальца нефритовое кольцо. Это кольцо отец подарил ему на восемнадцатый день рождения вместе с цепочкой и масонским медальоном, который сейчас валялся где-то на полу. Семейная реликвия, доставшаяся от деда.

Карло снял с другого запястья Джейка часы и прошел в темную кухню, согнувшись перед чем-то, лежащим на полу. Из-за его широкой спины Бронсону не было видно, что он там делал.

Жаба оставался в комнате с Джейком. Он наклонился и начал снимать с него одежду. Крупные капли крови сочились из его разбитого носа и впитывались в обивку дивана прямо перед лицом у обездвиженного хозяина дома.

14
{"b":"600916","o":1}