ЛитМир - Электронная Библиотека

Он поклонился и покинул трибуну. Публика зааплодировала.

Немногим позже Баттиста и Карл обозревали толпу с балкона второго этажа, выходившего во двор.

Лучано любовался Франческой, когда она покидала трибуну и слушатели толпились вокруг нее, как вокруг радушного гида в музее.

Она отвечала на вопросы о школе и описывала несомненные успехи, которые показывали некоторые ученики.

Франческа работала с Баттистой последние пять лет и являлась ведущим сотрудником его команды в Венеции. У нее была ученая степень в области детской психологии, и она обладала удивительным природным талантом к работе с аутичными детьми. Конечно, ей ничего не было известно об истинной цели исследований и о пробном экземпляре на засекреченном верхнем этаже.

Вся сущность собственного коварного плана предстала у Баттисты перед глазами.

Обманывать у него всегда выходило легко. В десятилетнем возрасте отец отправил его вместе с младшим братом-аутистом жить к зажиточным родственникам его матери в Венецию. Все здесь разительно отличалось от его родной маленькой деревни, расположенной глубоко в горах Гиндукуш в Афганистане. Сперва все казалось ненавистным – Лучано скучал по друзьям, по свежему воздуху, а также по ощущению собственного достоинства, которое было присуще и его отцу, и другим мужчинам их народа. Но он свыкся. Такова воля отца. Такова воля Аллаха.

Он успешно учился в итальянских школах и заводил новых друзей – таких, с которыми никогда по-настоящему не будешь самим собой. Со временем он освоился и научился ценить достижения западной цивилизации, учась в лучших университетах Европы и получив к двадцати пяти годам докторскую степень.

Баттиста жил в коконе, сотканном из лжи – она стала его второй натурой.

Столько всего произошло с тех пор… Матери не удалось справиться с болезнью Альцгеймера. Единственный сын содержится в закрытой больнице после внезапного приступа в двенадцатилетнем возрасте – теперь он страдает тяжелым расстройством аутистического спектра. Отца после пыток казнили в американской тюрьме Гуантанамо.

Теперь, в свои тридцать четыре, Лучано снова вернулся в Венецию. В Институт изучения мозга человека и открытую при нем школу для одаренных аутистов, которая обеспечивала идеальное прикрытие его деятельности.

Баттиста неотрывно смотрел на Франческу, пока та разговаривала с Карло.

– Как только экскурсия закончится, приведи ее ко мне в офис. Я хочу отправить ее в Калифорнию за тем самым так называемым американским суперсавантом, – сказал Лучано своему помощнику, когда тот снова подошел к нему.

– Думаете, она согласится?

Баттиста жестом указал на Франческу, все еще стоявшую внизу под ними.

– Только посмотри на нее, Карло. Более обольстительного и смышленого посланца и представить трудно. Если уж ей не удастся уговорить его приехать, это не удастся вообще никому.

– Хорошо, синьор.

– Проследи за ней. С собой возьми Минео. Так или иначе, а американец мне нужен здесь уже к концу недели. Это ясно?

– Да, синьор.

– Этот человек, Джейк Бронсон, – настоящая загадка. В секунду стать савантом с невероятной скоростью мысли. Ведь это может быть ключом, Карло. Его мозг может стать разгадкой.

Глава 6

Редондо-Бич, Калифорния

Джейк положил указательный и средний пальцы на виски. Он старался снова сосредоточить взгляд на женщине, сидящей в библиотеке через два стола от него. Все вокруг расплывалось. Единственным, что ему удавалось увидеть, была она. Повернись. Ну, давай же! Просто повернись ко мне, хотя бы немного.

Глаза Бронсона заболели от усилия. Он выгнал из головы все посторонние мысли – все для того, чтобы вложить в мозг женщины одну-единственную задачу, заставить ее почувствовать затылком, внушить ей желание, потребность посмотреть назад. Он продолжал ждать.

Обернись!

Никак.

Окруженный высокими рядами книг, Джейк надеялся, что этот визит в публичную библиотеку Редондо-Бич позволит ему несколько прояснить для себя то, что происходило с его головой. Требовалось либо провести самостоятельное исследование, либо присоединиться к сотне запросов на собственное имя, которые появились после того, как его фокусы в заведении Сэмми взорвали Интернет. Исследователи медицины со всего света выражали желание его протестировать. Но этому не бывать. Еще не хватало – провести остаток своей не особенно длинной жизни в роли лабораторной морской свинки! А кроме того, его новоявленная способность запоминать и воспроизводить сто процентов услышанной информации слишком невероятна, чтобы не пропасть. Бронсону казалось, что он может читать все быстрее и быстрее с каждой новой страницей, и чем больше он читал, тем больше ему хотелось узнавать. Он буквально жаждал новой информации, а его мозг, как сухая губка, с легкостью впитывал все факты до последней детали.

Когда про случаи в аппаратах МРТ ничего подобающего не обнаружилось, Джейк переключился на информацию о сверхспособностях мозга, об аутистах-савантах, о фотографической памяти, о вычислениях в уме и о художественном даровании – обо всем, что могло помочь найти объяснение его приумножившимся умственным способностям. Ему попадались многочисленные истории людей, у которых необычные способности открылись после разных несчастных случаев.

В целом в каждой из этих историй можно было заметить связь с негативными последствиями несчастного случая или травмы. Появлялись необычные изменения в психике или в физическом состоянии. Многие выказывали неспособность взаимодействовать с людьми или теряли некую физическую способность, например речь, подобно перенесшим инсульт.

Все это определенно был не его случай. Что-то случилось с его мозгом во время происшествия в аппарате МРТ, но воздействие оказалось положительным. Абсолютно очевидно, что у него появилась фотографическая память, а также удивительная способность вычислять в уме. А потом еще этот случай в баре. Даже не верилось, что можно двигаться настолько быстро. и как это получилось – совершенно непонятно.

Все происходящее было заснято на камеру. Так в мгновение ока изменилась вся его жизнь – сколько ему еще этой жизни осталось. Сразу, еще в баре, выяснилось его имя, кто-то нашел его телефонный номер. Телефон теперь разрывался от звонков. Сперва от родных и от друзей, а вскоре на каждый звонок от знакомых уже приходилась дюжина звонков от неизвестных Бронсону людей – кинопродюсер, который хотел переговорить с его агентом, охотник за головами для бейсбольной команды «Доджерс», куча медицинских исследователей со всего мира и масса обычных людей, которые просто хотели знать, как у него это получается. Когда люди стали приходить к дверям его дома, Джейк понял, что это предел. Он сгреб свой компьютер и отправился в библиотеку.

С тех пор он здесь и сидел, если не считать перерыва на сон у Маршалла на кушетке.

Прочитав все, что можно было, о своих новых талантах, он перешел к книгам о паранормальных способностях.

Та, которую Бронсон читал сейчас, преподносила телепатию как доказанный факт, утверждая, что ею владеет каждый и что эту способность можно развить при соответствующем руководстве. Еще был недавний аналитический отчет из Университета Калифорнии, под названием «Оценка свидетельств экстрасенсорной активности» – он обобщал результаты более чем двадцатилетних исследований, проводимых по заказу правительства США в Исследовательском институте Стэнфорда и подытоживал: «Экстрасенсорная активность отчетливо проявляется».

Джейк решил попробовать снова посылать мысли другим людям, на этот раз сосредоточившись на молодой матери, которая сидела через пару проходов от него и внимательно читала книгу. В коляске подле нее крепко спала пяти- или шестимесячная малышка.

Бронсон уселся в кресле поудобнее и положил руки на стол перед собой.

Соберись с мыслями, сосредоточься на женщине, на этот раз закрой глаза. Не пялься на нее. Представь себе, что ты в ее голове, посмотри в книгу, которую она читает, почувствуй, как уютно ребенку лежать рядом с ней в безопасности. Заставь ее почувствовать легкое щекотание на шее, будто перышком осторожно ведут ей по коже, все сильнее, вот-вот зачешется…

7
{"b":"600916","o":1}