ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Необходимые монстры
Сила воли. Как развить и укрепить
Чудо-Женщина. Вестница войны
Конец Смуты
Мысли парадоксально. Как дурацкие идеи меняют жизнь
Уэйн Руни. Автобиография
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
A
A

Китсон зажег сигарету и пустил дым из широких ноздрей.

– И потом вот еще: в машине есть коротковолновый передатчик, и с момента выезда из агентства водитель поддерживает постоянную связь с агентством.

Видя, что Морган иронически улыбается, Китсон стал смотреть на Джипо, обращаясь только к нему.

– Представь себе, что какой-нибудь чокнутый рискнет остановить броневик. Блокирует, скажем, машину и остановит. Водитель и охранник моментально примут все меры предосторожности. Водитель нажмет кнопку и снимет заданное время, а охранник переключит тумблер, опускающий стальные шторы, и машина превратится в стальную коробку, которую невозможно открыть. Потом охранник включит непрерывный радиосигнал. Любая полицейская машина может поймать этот сигнал и отыскать бронеавтомобиль, где бы он ни находился. Так что тем двоим в этом броневичке, после того как они нажали свои кнопки, остается только сидеть и ждать, покуда не подоспеет помощь.

Китсон стряхнул пепел, рука его дрожала от напряжения.

– Так что повторяю: эту машину обчистить никому не удастся. Только беду наживешь.

Джипо почесал затылок, и на лице его появилось выражение скуки. Блэк взял колоду карт и принялся от нечего делать тасовать их, не сводя блекло-голубых глаз с Моргана.

– А как насчет водителя и охранника? – спросил Морган. – С ними нельзя поладить?

Китсон махнул рукой.

– Ты что, спятил? Как это, интересно, ты с ними поладишь?

В глазах у Моргана зажегся злой огонек.

– Я задал тебе вопрос. Твое дело отвечать, а не распускать язык. Это почему я спятил? Я такие штучки не люблю!

Увидев, что Морган разозлился, Блэк сказал примирительно:

– Не горячись, Фрэнк! Малыш говорит дело. По крайней мере, он в курсе.

Морган криво усмехнулся.

– О'кей, это мы еще увидим.

Он взглянул на Китсона.

– Продолжай. Скажи, почему с этими двумя нельзя договориться.

Китсон вспотел. Крошечные бусинки пота на его перебитом носу блестели под ярким светом лампы.

– Я работал с ними, – сказал он, глядя в упор на Моргана. – И хорошо их знаю. Водителя зовут Дэйв Томас, а охранника – Майк Дирксон. Они смелые, ловкие ребята и с оружием умеют обращаться. Они знают, что если отобьются при нападении, то получат по две тысячи долларов премиальных. Знают также, что дверь в грузовой отсек не открыть и до денег не добраться. Так зачем же им связываться с нами и терять выгодную работу? Они парни честные. Вы сами это увидите, если попытаетесь подъехать к ним.

Тут вмешался Джипо:

– Раз это так трудно, я выхожу из игры. Двести тысяч – это, конечно, здорово, но зачем мертвому деньги? Он ведь уже не может их истратить…

Морган снова осклабился.

Джипо всегда сдавал позиции. Хоть и были у него достоинства, отвагой и упорством он не отличался. Зато был силен в технике. Вряд ли нашлись бы на свете замки, с которыми не справились бы его чувствительные пальцы. В свое время Джипо открыл немало сверхсложных замков, однако он привык заниматься этим в спокойной обстановке. Ему никогда не приходилось работать «под давлением». А сейчас Морган знал, что обстановка будет крайне напряженная. Выдержит ли Джипо такой экзамен? Морган не был в этом уверен. Он знал, что сумеет заставить Джипо согласиться, но это было еще не все. Когда игра пойдет в открытую и обстановка накалится, исход будет зависеть от искусства Джипо. Если его нервы не выдержат, дело лопнет, как мыльный пузырь.

– Успокойся, – сказал Морган. – С тех пор как мы работаем вчетвером, нам все удавалось отлично. Разве плохую работенку я вам подкидывал?

Джипо кивнул, пробормотал:

– Неплохую.

Остальные двое молча смотрели на Моргана, выжидая.

– Хоть и небольшие были деньги, но все же лучше, чем ничего. Однако рано или поздно полиция добралась бы до нас. Мы не можем без конца перебиваться мелкими делами и не нарваться на неприятности. Вот я и подумал, что лучше нам сорвать большой куш и разойтись в разные стороны. На двести тысяч можно повеселиться. С такими деньгами, повторяю, весь мир будет у нас в кармане. А провернуть это дельце можно. Все зависит от того, как к нему подойти. Крепкий орешек, я знаю. Китсон вам уже все расписал в лучшем виде. Все, что он говорит, чистая правда, только он забыл одну вещь.

Он оглядел всех троих и увидел, что Джипо как-то не по себе, Китсон испуган и продолжает упорствовать, а Блэк все еще ждет веских доводов.

– Он забыл сказать вам, что эта новая машина на ходу уже пять месяцев, катается раз в неделю, и все уверены, что она неуязвима. Все, включая Китсона, думают, что только чокнутый может напасть на нее. А когда человек вобьет это себе в голову, бдительность его ослабла и подбородок, как говорится, открыт для удара. Нужен лишь меткий и быстрый удар правой, и противник сбит с копыт.

Он нарочно старался ввернуть боксерские термины, чтобы заинтересовать Китсона. Ему необходимо было привлечь на свою сторону и Китсона, и Джипо. И он заметил, что лед начинает трогаться: Китсон слушал его теперь с интересом, с лица его исчезло выражение упрямства.

– Все, что Китсон вам рассказал, я давно уже прочитал в газетах, – продолжал Морган. – Эти парни так гордились своей машиной, что трубили о ней на каждом углу. Они были уверены, что никто не сможет проникнуть в машину-сейф, и расписывали ее во всех подробностях, чтобы нагнать страху на желающих в нее забраться и набить цену агентству. Еще когда я прочитал про бронемашину, у меня в голове засела эта мысль. Мы точно сможем осилить это, ребята, если у вас хватит пороху делать то, что я вам скажу.

Блэк погасил сигарету и тут же зажег другую, не сводя с Моргана прищуренных глаз.

– Итак, у тебя есть идея? – спросил он.

– Да.

Морган зажег сигарету и пустил дым через стол в сторону Джипо.

– Идея у меня есть. И, во всяком случае, у нас хватит времени все обдумать. Эта машина будет возить на ракетную станцию по миллиону долларов каждую неделю, скажем, в течение пяти, а может, и более лет. Я знаю, что на этом можно и погореть. Однако проходят недели… экипаж теряет бдительность, расслабляется… И тут являемся мы, как снег на голову.

– Да постой ты, – вспылил Китсон, наклоняясь вперед. – Ведь это чушь собачья! Сколько времени нужно этому парню, чтобы нажать кнопку, даже если он наполовину заснул? Две секунды, не больше. Шесть секунд, чтобы нажать все три кнопки. И машина превращается в стальную черепаху, а тогда никто не сможет с ней ничего поделать. Неужто ты думаешь, что сможешь остановить машину, открыть дверь кабины и справиться с водителем и охранником за шесть секунд? Что за дурацкая фантазия!

– Ты так думаешь? – спросил Морган с издевкой.

– Я не думаю, я знаю. Только попробуй остановить эту машину! Не успеешь к ней подойти на расстояние ярда, как стальные шторы опустятся, заданное время будет снято, а радио завизжит во всю мощь, призывая на помощь.

– Ты уверен в этом? – снова спросил Морган, улыбаясь столь язвительно, что Китсону захотелось его ударить.

– Уверен. И что бы ты ни говорил, разуверить меня не сможешь, – сказал Китсон, с трудом сдерживая гнев.

– Может, ты поубавишь спеси и дашь Фрэнку высказаться? – вмешался Блэк. – Если ты умнее всех, что же ты сам не водишь эту машину?

Китсон вспыхнул, сердито пожал плечами и откинулся на спинку стула. Он мрачно взглянул на Блэка, потом на Моргана.

– Дело ваше. Но я знаю одно: этот номер не пройдет.

Блэк посмотрел на Моргана.

– Давай, Фрэнк, говори, что ты предлагаешь делать?

– Вчера я изучал их маршрут. От самого агентства. Путь немалый: сто три мили. Семьдесят миль по автостраде, двадцать – по старому шоссе, десять – по грунтовой дороге и последние три – по частной дороге, которая ведет уже прямо к станции. Я искал место, где можно остановить машину. Автострада отпадает, вторая часть дороги – тоже. На обоих этих участках постоянно машины, оживленное движение. Частная дорога охраняется день и ночь, стало быть, она тоже отпадает. Остается грунтовая дорога длиной в десять миль, проселок. – Он стряхнул пепел с сигареты и глянул, прищурясь, на сидящих перед ним. – Десять миль. На четвертой миле отходит дорога, ведущая на Десятую автостраду. Движение здесь небольшое, и почти все машины проходят по той ветке проселка, что ближе к ракетной станции, потому что она почище и на две мили короче. На расстоянии двух-трех миль от ворот ракетной станции дорога сужается, словно бутылочное горло, которое образуют скалы по обе ее стороны. Помимо скал, там еще заросли кустарника. Вполне подходящее место для засады или несчастного случая.

2
{"b":"6010","o":1}