ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Блэк кивнул.

– Точно, – сказал он. – Я ехал один раз по этой дороге и чуть сам не гробанулся. Если ты разгонишь машину на повороте, то не успеешь оглянуться, как окажешься в этом самом «бутылочном горле». Там было столько аварий, что теперь даже знак повесили.

– Верно, – подхватил Морган. – Итак, – продолжал он, – представьте себе этих двух парней в бронемашине. При такой погоде в кабине чертовски жарко. Они едут по одному и тому же маршруту чуть ли не в сотый раз… Духотища… Все это им порядком поднадоело, и они размякли. На повороте к «бутылочному горлу» они видят машину, разбившуюся о скалу и скатившуюся с дороги. Посреди дороги лежит женщина, вся в крови – видно, ее стукнуло порядком.

Он наклонился вперед и уставился на Блэка.

– Как ты думаешь, что станут делать эти двое в кабине: проедут по ней или остановятся, чтобы узнать, нельзя ли ей помочь?

Блэк ухмыльнулся и взглянул на Китсона.

– Слышишь, умник? По-твоему, это фантазия? – спросил он.

– Так что же они станут делать? – повторил Морган.

Китсон покраснел и заерзал на стуле, а Блэк сказал:

– Они остановятся. Я думаю, один из них выйдет из кабины, а другой… другой вызовет помощь по радио. Это если они уж такие бдительные, как уверяет Китсон.

Морган взглянул на Китсона.

– Ну а ты что скажешь?

Китсон помедлил, потом недовольно пожал плечами и сказал:

– Я считаю, Эд прав. Дирксон выйдет из кабины, а Томас останется на месте. Дирксон посмотрит, что с этой женщиной, уберет ее с проезжей части и вернется к бронемашине. Они вызовут по радио «Скорую помощь», а сами поедут дальше.

– Верно. Я думаю точно так же, – сказал Морган.

Он не потрудился спросить, что думает Джипо, ведь тот редко высказывал мнение, к которому стоило прислушиваться. Разумеется, если речь не шла о том, как взломать сейф или открыть замок с секретом.

– Итак, мы имеем следующую ситуацию, – продолжал Морган. – Один вышел из машины, другой остался в кабине. А теперь скажи, – обратился он к Китсону, – снимет ли водитель заданное время и опустит ли стальные шторы в подобной обстановке?

Китсон вынул из кармана платок и вытер лицо.

– Наверное, нет, – ответил он мрачно.

Морган перевел взгляд на Блэка.

– А ты что думаешь?

– Конечно, нет, – решительно ответил Блэк. – Ведь Китсон говорил, что если снимешь заданное время, то потом придется вызывать специалиста. Значит, они стали бы это делать только в случае прямой опасности. А шторы он не стал бы опускать потому, что ему интересно увидеть, что делает его приятель и что там случилось с этой женщиной.

Морган кивнул.

– Вот мы и добрались до сути дела. Бронемашина остановилась, а кнопки не нажаты. – Он показал пальцем на Китсона. – Ситуация, которую ты считал невозможной. Ты говорил, что это дурацкая болтовня, идиотская фантазия. А что ты теперь скажешь?

– И что это тебе даст? – спросил Китсон сердито. – Предположим, я ошибался, радуйся. А дальше что?

Морган пустил тоненькую струйку дыма к потолку. Он явно торжествовал.

– Неплохо я отработал все детали, – сказал он. – И остановил машину, и заставил охранника выйти. Теперь давайте представим себе это «бутылочное горло», где мы остановим бронемашину. По обеим сторонам дороги растет кустарник, где могут спрятаться двое или трое. Охранник выходит из кабины и направляется к женщине, лежащей на дороге. И конечно, в такую жару эти двое не будут ехать при закрытых окнах. Может, ты, Китсон, думаешь, что шофер опустит шторы, когда охранник выйдет из кабины?

Китсон опять помедлил, потом отрицательно покачал головой.

– Вряд ли.

– Провалиться мне, если он закроет окна. В этой стальной коробке и с открытыми-то окнами будет духотища. Итак, бронемашина стоит рядом с кустами, где спрятались двое. Водитель следит за тем, что делает его приятель. А приятель идет по направлению к женщине. Они ничего не подозревают. Обычная авария. За шесть месяцев там гробанулось пять машин. Итак, я спрятался в кустах, примерно в десяти футах от бронемашины. Потом я выхожу из кустов позади этого броневичка и, как только охранник нагнется над женщиной, суну в лицо водителю револьвер. В этот же самый момент женщина сунет револьвер в лицо охраннику.

Он потянулся к пепельнице и погасил сигарету.

– И что, по-вашему, эти два птенчика станут делать? Разыгрывать из себя героев?

– Вполне возможно, – спокойно сказал Китсон. – Они хорошие ребята.

– О'кей, они хорошие ребята. Но ведь они не сумасшедшие. Спорю, что они сдадутся.

Наступило долгое тягостное молчание, потом Джипо дрожащим голосом сказал:

– А что, если они не сдадутся?

Морган взглянул на него, глаза его блестели.

– Речь идет о миллионе долларов. По две сотни тысяч на нос! Не сдадутся – придется выстрелить. Такую сумму не заработаешь, не замарав ручки.

Снова наступило молчание, затем Джипо сказал:

– Мне эта затея не по душе, Фрэнк. Может, это дело нам не по плечу.

Морган нетерпеливо отмахнулся.

– А ты-то что мечешь икру? Тебя там и не будет. Для тебя у меня найдется особая работа. Как раз по тебе, слово даю!

Китсон наклонился вперед.

– А как насчет меня? Я еще не спятил, чтобы ввязываться в такое дело. Тут пахнет убийством. На меня не рассчитывайте.

Морган взглянул на Блэка, который в этот момент зажигал сигарету.

– Этих двух цыплят я выслушал. А ты что скажешь?

Блэк поджал губы и щелчком сбросил со стола погасшую спичку.

– Я уверен, что те двое сопротивляться не станут. А если станут, то хорошего будет мало.

– Я думаю точно так же, – сказал Морган. – Тогда мы – я и девчонка – справимся без них. А им дадим работенку полегче. Но и денег они получат меньше. Мы рискуем, нам и плата больше. Это будет по совести, не правда ли?

Китсон недовольно нахмурился. Мысль о том, что могут означать для него двести тысяч долларов, уже начала овладевать им.

– Наверно. Это зависит от того, на сколько меньше я получу, – сказал он.

– Тебе сто двадцать пять тысяч, – выпалил Морган. – Джипо – сто семьдесят пять, потому что он мастак по части техники. А та сотня, которую мы срежем с вас, достанется нам с Эдом.

Китсон и Джипо обменялись взглядами.

– Если эти парни окажут сопротивление, один из нас или один из них может оказаться убитым, – сказал Китсон, тяжело дыша. – Мне это не нравится. До этого у нас были сравнительно нетрудные дела. Самое большее, что нам грозило, – год тюрьмы. А убийство – это совсем другое. На меня не рассчитывайте.

– Правильно. На меня тоже, – вставил Джипо.

Морган хищно улыбнулся.

– Ну что ж, давайте проголосуем. Мы всегда с вами голосовали, когда решали, браться ли за работу.

– Незачем нам голосовать, – резко возразил Китсон. – Даже если Эд примкнет к тебе, счет будет равный. А ты сам ввел такое правило: если счет равный, на дело не идем. Забыл?

– Не забыл, – сказал Морган. – Все равно давайте проголосуем. Так будет солиднее. И это будет окончательное решение. Договорились?

Китсон пожал плечами.

– Давайте. Только время зря потратим.

Морган отодвинул стул и встал. Его большое мускулистое тело отбросило на стол черную тень.

– Джипо, подготовь-ка бумажки: голосовать будем.

Джипо достал блокнот и вырвал из него листок. Потом он разрезал его перочинным ножом на четыре полоски и положил их на стол. Его лунообразное лицо отражало полную растерянность.

– Готово, – сказал он. – Берите, не стесняйтесь.

Морган вкрадчиво спросил:

– А почему только четыре, Джипо?

Джипо уставился на него в недоумении.

– Так ведь нас всегда было четверо.

Морган улыбнулся.

– Ведь у нас пять паев. Разве ты забыл? Девочка тоже будет голосовать.

Он подошел к двери, распахнул ее и сказал:

– Входи, Джинни. Они хотят проголосовать, браться ли нам за это дело, и мне нужен твой голос.

2

Она вошла из темноты в ярко освещенную комнату, стала рядом с Морганом и принялась разглядывать троих незнакомых мужчин. А они уставились на нее.

3
{"b":"6010","o":1}