ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, в восемь сорок три. – Морган достал сигарету и зажег ее. – Через три часа они подъедут к горловине. Джипо с Китсоном, верно, вспотели, ожидая эту машину.

– Теперь, когда я увидел бронемашину и обоих парней, дело для меня стало вырисовываться четко, – сказал Блэк. – Ты прав, Фрэнк, дело грандиозное, и провернуть его будет нелегко.

– Если будем действовать по-умному, все будет хорошо, – ответил Морган. – Теперь надо взглянуть на это самое ночное кафе. Я хочу поглядеть, как оттуда легче мотать. Нам придется смываться оттуда в момент. Тут у нас, Эд, промашки быть не должно.

– Ни в этом деле, ни в том, главном, – сказал Блэк, прищуриваясь.

Морган кивнул, потом вывел машину со стоянки и повел ее к центру.

2

Примерно в половине двенадцатого Китсон и Джипо подкатили в видавшей виды машине Джипо к «бутылочному горлу» в двух милях от ракетной станции.

Китсон вел машину. Из-за того, что Джипо терпеть не мог ходить пешком, Китсону пришлось ссадить его у «бутылочного горла», а самому проехать еще четверть мили, чтобы спрятать машину в густом кустарнике.

Поставив ее так, чтобы не было видно с дороги, он вернулся к «бутылочному горлу».

Солнце светило вовсю, пекло ему голову, и скоро он порядком вспотел.

На нем была ярко-синяя рубашка с открытым воротом, джинсы и кеды. Он двигался легко, размахивая большими кулаками, высоко подняв голову. Радуясь случаю поразмять свои длинные ноги, он шел, осматривая территорию по обе стороны пыльной, истосковавшейся по дождю дороги.

Широко шагая, футболя носками кедов комки грязи и с гордостью поглядывая, как играли под пропитанной потом рубашкой его мускулы, он думал о том, что дорога в самом деле паршивая, место для аварии выбрано подходящее.

Подойдя к узкой горловине, он остановился, чтобы осмотреть ее.

Здесь дорога резко сужалась, сдавленная двумя огромными камнями, скатившимися с холмов, что возвышались по обеим сторонам. Вокруг этих камней рос густой кустарник, где можно было надежно спрятаться. Оглядываясь, он никак не мог найти Джипо, хотя знал, что тот засел где-то поблизости и наблюдает за ним. То, что Джипо смог здесь так здорово укрыться, немного подбодрило его.

Его пугала вся эта затея. Он был уверен: прежде чем Дирксон и Томас сдадутся, кто-нибудь погибнет.

Последние шесть месяцев, с тех пор как Китсон бросил бокс, он всецело находился под влиянием Моргана. Один только Морган остался тогда с ним в раздевалке, после того как его избил человек чуть ли не вполовину ниже и на семнадцать фунтов легче. Да, тот парень, видно, соображал по части боя много лучше его.

Тогда-то менеджер швырнул ему на массажный стол две десятидолларовые бумажки и велел убираться. Менеджер вышел, а Морган вошел.

Морган помог Китсону одеться и вывел его, чуть не ослепшего и полуживого от побоев, со стадиона, посадил в машину и даже увез к себе домой.

– Итак, с этим покончено. Ты больше не будешь подставлять голову под удары и ждать, пока тебе превратят мозги в кашу, – сказал Морган.

Китсон слушал его, растянувшись на кровати в убогой комнатушке, которую Морган именовал своей квартирой.

– Знаешь что? – продолжал Морган. – Мы могли бы работать вместе. Я видел, как ты водишь машину. Твой талант именно в этом, а не в боксе. У нас тут подобралась неплохая компания – парни, которые умеют работать четко и быстро и зарабатывают неплохо. Что ты на это скажешь?

Китсону было всего двадцать три, но он уже окончательно потерял надежду на будущее. Раньше он рассчитывал стать чемпионом мира в тяжелом весе, а последнее поражение доказало ему раз и навсегда, что это пустые бредни. Его просто выбросили на помойку, как многих других боксеров. Друзей у него не было, в кармане – всего двадцать долларов, так что будущее выглядело весьма бледно. Однако даже при таких обстоятельствах Китсон колебался.

О Моргане ходила дурная слава. Он знал, что Морган отсидел пятнадцать лет, что он легко впадает в ярость и весьма опасен. Знал, что может влипнуть в историю, если свяжется с бандой Моргана. И все же ему было страшнее остаться одному и самому устраивать свое будущее, чем пойти на сделку с Морганом. И он согласился.

Те пять дел, что они обделали с людьми Моргана, дали ему возможность сводить концы с концами вполне сносно. Рисковать особенно не приходилось: дела были незначительные и тщательно организованные. Он знал, что, если попадется, получит меньше других: от трех до шести месяцев по первой судимости.

Однако у него хватало ума понять, что все эти мелкие делишки были лишь репетицией перед большим делом; знал, что Морган не удовольствуется такими мелочами. Рано или поздно он задумает дело лет на двадцать тюрьмы и втянет в него Китсона.

В ту пору, когда Китсон пытался сделать имя на ринге, он работал шофером в агентстве бронированных автомашин. Он продержался там ровно десять дней. Образцовый порядок агентства доконал его. Ему никогда не удавалось надраить ботинки, чтобы они сияли так же безукоризненно, как у других шоферов. Водил он машину побыстрее, чем самые лучшие шоферы агентства, но чуть менее осторожно, что считалось здесь серьезным упущением. Оставляла желать лучшего и его пунктуальность. На уроках стрельбы инструктор только качал головой и саркастически улыбался. Словом, удивляться не пришлось, когда начальник автоколонны принес ему получку и сказал, что он может больше в агентство не являться.

Однако за эти десять дней он достаточно узнал методы агентства и людей, что там работали, и ему было ясно, насколько безнадежна затея Моргана. Это как если бы он набрался смелости и вышел на ринг против Флойда Паттерсона. Может, у него и был бы один шанс из миллиона побить Флойда. Шанс был до смешного мал.

Ни Томас, ни Дирксон не сдадутся, он это знал. Стало быть, не избежать перестрелки и кого-нибудь убьют. Если он попадется, схлопочет двадцать лет или электрический стул.

Как только Морган изложил им свой план, он сразу решил в это дело не ввязываться. Даже если придется порвать с людьми Моргана. Он бы так и поступил, если бы не эта рыжая.

Ни одна девчонка не смела так разговаривать с ним, так смотреть на него. Раньше ему казалось, что он имеет власть над женщинами. Но когда он увидел презрение в глазах у этой рыжей, он понял, что она ни капли не боится его. Как за всяким боксером, за ним бегало немало женщин. Его животная сила привлекала их. И только эта рыжая дала ему понять, что сила, которой он так гордился, вовсе не так уж велика. Встреча с Джинни настолько потрясла его, что он только о ней и думал.

Значит, из-за нее, только из-за нее он впутался в это дело. Он сознавал, что оно ему не по силам и может привести его к гибели, но у него не хватало мужества выдержать ее презрение.

Он стоял в «бутылочном горле», шаря глазами по кустам, но Джипо найти не мог.

– Ну ладно! Здорово ты спрятался! – заорал он. – Где ты есть-то?

Джипо просунул лунообразную физиономию между кустами и помахал Китсону.

– Привет, малыш! Здорово, а? Я работаю на пару с человеком-невидимкой. Мы с ним схожи, как два пальца. – Джипо показал два тесно сжатых пальца.

Китсон сошел с дороги и направился к нему.

– Отличное место для засады, – сказал он и присел на корточки рядом с Джипо. Он взглянул на часы. – Если они поедут быстро, то будут здесь через двадцать минут.

Джипо растянулся на спине, вынул тоненькую зубочистку из кармана и принялся ковырять в зубах, глядя на ослепительную синеву неба.

– Взгляни-ка на небо, малыш, – вздохнул он. – Мне вспоминается небо над моим родным городом. Такого неба, как там, нет нигде в мире.

Китсон взглянул на него. Джипо ему нравился. В этом толстяке было что-то симпатичное, с ним было приятно иметь дело. Совсем по-другому – с Блэком. Тот вечно хвастал своими победами над женщинами, вечно высмеивал людей, цеплялся ко всем, всех разыгрывал. Эд был не дурак и парень смелый, но такой в беде не выручит, а на Джипо надеяться можно. Джипо одолжит последний доллар и не спросит, зачем он тебе нужен, а от Блэка даром ничего не получишь.

8
{"b":"6010","o":1}