ЛитМир - Электронная Библиотека

====== Пролог ======

Какофония из стрельбы, взрывов и криков раненых и умирающих сливалась в единый страшный гул, давящий на уши.

– Черт,– сказал капитан Корнилов и выругался.– Их слишком много.

– Они вот-вот нас окружат,– проговорил старшина, оставшийся служить по контракту.– «Духи» фанатики, но они не дураки. Нужно отступать, товарищ капитан.

Капитан услышал гул вспарывающего воздух снаряда и пригнул голову. Черт, и откуда у этих чернозадых взялся миномет? Едва не накрыли.

– Ложись!– рявкнул Корнилов на молодого паренька. Рядовой Сельченко его не послушал и вскочил с гранатометом в полный рост. «РПГ» послал смертельный подарок минометному расчету «духов», а из спины парня брызнули три тонкие струйки крови. Сельченко качнулся, поднося окровавленную руку к глазам, и в этот момент ему в лоб прилетела пуля «СВД», вынося половину затылка.

Капитан стиснул зубы и прицелился. Чертов Макаров Николай Федорович по-своему был гением, иначе невозможно создать настолько косой пистолет.

– Капитан,– услышал он голос старшего сержанта Коренюка.– Рота должна отступать в ущелье, иначе мы всех здесь положим. Я останусь и прикрою отход.

– Ты спятил,– констатировал факт капитан.– Рота, отступаем! Не подведи, сержант.

– Не подведу, товарищ капитан,– усмехнулся Коренюк. Капитан отходил последним и помог сержанту разобраться с оружием. Станковый гранатомет «АГС-17 “Пламя”, «ПКМ» и «РПГ», боеприпасы к ним– все это требовалось разместить максимально удобно.

– Почему ты остался?– тихо спросил капитан.

– У меня там, на гражданке, ничего нет,– усмехнулся Коренюк.– Я детдомовский, девушка бросила, когда я пошел в армию, никто меня не ждет. А у вас жена и дети, товарищ капитан.

– Нет у меня ни жены, ни детей,– капитан раскурил сигарету и сунул ее в зубы Коренюку. Тот благодарно кивнул и, тщательно прицелившись, отправил одну за другой три гранаты точно в группу подбирающегося врага, покосив осколками с десяток противников. Только их осталось больше двухсот.

– Тогда идите и присмотрите за моим отделением,– проговорил Коренюк.– А мне терять нечего. Только скажите ребятам, чтобы не мстили за меня.

Капитан пригнул голову: в скалу высоко над ними ударил выстрел подствольного гранатомета и выбил крошку. Похоже, палил кто-то особенно криворукий.

– Только продержись подольше,– капитан вздохнул и растворился в горах. Три пули ударили следом, но попали лишь в скалы. Коренюк катнулся вперед к пулемету и, не жалея пуль, ударил по противнику длинной очередью, заставляя их залечь. Жить ему осталось самое большее– четверть часа. За это время нужно положить как можно больше «духов».

Старший сержант Коренюк держался почти два часа. Только когда окончательно умолк его автомат, уцелевшие «духи» выбрались из своих нор и поперли со всех щелей. Коренюк кривился: осколки сильно посекли правый бок и выбили глаз, но сейчас ему и одного глаза хватит. У него есть взрывчатка, пять кило динамита. Саперы поговаривали, что здесь очень слабый горный кряж, если взорвется что-то серьезнее ракеты «РПГ»– обвал обеспечен.

Он едва успел поставить взрыватель в открытый ящик, когда прямо на него выскочил «дух». Автоматная очередь прошила грудь старшего сержанта, раскаленной болью ввинтилась в мозг. Одна секунда, одна бесконечно длинная секунда ушла на то, чтобы втопить алую кнопку в рукоятку взрывателя. «Дух», словно в замедленной съемке, закричал и разрядил остаток магазина в живот сержанта, но разряд было не остановить. Взрыватель пискнул, и измученный болью и ранами старший сержант Коренюк исчез с лица земли во взрыве. Тот взрыв породил сильный оползень, унесший с собой жизни нескольких десятков душман…

Несколько дней спустя солдаты, разгребавшие завал, нашли чудом уцелевшее тело старшего сержанта Коренюка. Как оказалось, в момент взрыва он оказался в мертвой зоне, и взрывная волна его не задела, но парня привалило камнями– заряд стоял на высоком камне, Коренюк лежал сразу под ним. А умер он с умиротворенной улыбкой на лице.

Майор Корнилов чуть вздохнул и незаметно вытер слезу, прокатившуюся по щеке. Коренюк был верующим христианином и с легкостью пошел на самоубийство, только бы вытащить своих товарищей из пасти смерти, только бы побольше душман горело с ним в аду. Он сделал то, что не смогла сделать вся рота. Он взорвал горный кряж и блокировал в нем группу эль Халлуфа, которую через полчаса после взрыва накрыли «градом».

Комментарий к Пролог Отзывы, отзывы, я очень сильно люблю отзывы, так сильно, что начинаю сразу же добреть и ускоряю скорость написания фанфика))) Пожалуйста, не ленитесь оставлять отзывы)))

====== Глава 1 ======

Двенадцать лет назад, остров Рассвета, деревня Гоа.

«Что? Где я?»

В голове сержанта Коренюка набатом звенели колокола, в глазах темно, все тело разрывалось от дикой боли. Неужели он все еще жив? Жив после того, как его расстреляли, а потом еще и придавило камнями. «М-да, вот это, мать его, везение», — с трудом подумал Коренюк, даже мысли ворочались еле-еле.

— Луффи, очнись! — словно сквозь туман донеслось до измученного сознания. «Луффи? Какой Луффи?»– удивился Коренюк.

Открыть глаза получилось с немалым трудом, но перед глазами плавала чернота, расцвеченная багровыми вспышками. С трудом сфокусировавшись, сержант уловил совершенно квадратное, слегка бородатое лицо, искаженное в беспокойстве.

— Г-где я? — прохрипел он.

— Тьфу ты, Луффи! — с явным облегчением выдохнуло квадратное лицо.– Как же ты меня напугал. Зато ты пережил падение в пропасть и еще на шаг приблизился к тому, чтобы стать мужчиной и адмиралом флота!

В голове немного прояснилось, и Коренюк теперь вполне осмысленно посмотрел на мужика рядом с ним. Здоровый, под два метра ростом и полтора в плечах, явно не дурак подраться, даже на вид невероятно сильный физически.

— Воды…– прошептал Коренюк, чувствуя страшную иссушающую жажду. К губам тут же прижали стакан. Холодная чистая вода показалась самым желанным на свете, и после стакана воды в голове прояснилось окончательно. Коренюк медленно осознал, что с ним и в каком положении он находится… и впервые в жизни запаниковал. Он– ребенок! Совершенно обычный маленький пацан лет пяти-семи! Что же произошло?

Непродолжительный анализ ситуации– и паника сошла на нет. «Так, я жив, хотя и не совсем здоров, меня зашвырнуло черт знает в чье тело, но это тело пацана, а этот здоровяк, похоже, отец или дед. Даже если это сон или предсмертные галлюцинации, у меня просто нет выбора. Ну, а если случилось чудо, хотя бы узнаю, что такое семья… спать-то как хочется…»

— Луффи, что с тобой? — запаниковал дед, глядя, как мальчик перед ним с мечтательной улыбкой закрывает глаза. Присмотрелся и выдохнул.– Заснул, черт бы тебя подрал. Ну да ладно, как только выздоровеешь, я возьмусь за тебя по-настоящему. Нельзя оставлять тебя одного.

Десять лет спустя, неизвестный остров.

В баре царил полумрак. Под потолком медленно вращался вентилятор, сгоняя с лопастей трех жирных мух. Мухи, впрочем, с редкостным упорством продолжали попытки сесть и всякий раз взлетали, недовольно жужжа. Совершенно седой бармен с рваным шрамом через правую половину лица и пластырем на правом глазу неторопливо протирал стаканы. Уцелевший глаз пронзительно-голубого цвета то опускался к рукам, делающим привычную работу, то обегал взглядом немногочисленных посетителей. За одним из столиков хорошо сидели работяги из порта, негромко обсуждая последние события под дешевое пиво и сушеную рыбу. Жаль парней, им уже третий месяц не платят за работу в порту, но больше податься некуда. А он, бармен, не настолько добр, чтобы кормить за просто так. Ему еще внучек воспитывать.

Кроме этой троицы в баре сидел еще один человек. Юноша или молодой мужчина неопределенного возраста. Парню можно дать и шестнадцать лет, и двадцать шесть, крепкий и явно не дурак подраться. Вон как орудует вилкой и ножом, сразу становится ясно, что железки на нем не для красоты. Одет он был в открытый черный кожаный плащ, а под плащом– желтые с оранжевыми пальмами шорты, попугайской расцветки гавайка, на ногах– в меру потрепанные сандалии, а голову венчала соломенная шляпа с красной лентой. Очки, обычно украшающие обрамленное черными волосами лицо, мирно лежали на столе в окружении грязных тарелок, и всякий желающий мог увидеть совершенно черные глаза на загорелом лице. Не просто черные– словно два колодца бездонной черноты, и выглядели эти глаза очень и очень жутко даже несмотря на вполне себе дружелюбный настрой посетителя.

1
{"b":"601020","o":1}