ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Видя, как она заинтригована всем окружающим, Эллиот провел ее по вилле. Они шли рядом, она, стиснув руки, с круглыми от удивления глазами, дыша учащенно и неровно. Все увиденное сильно взволновало ее.

Когда он, наконец, привел ее обратно в гостиную, она сказала ему самую приятную вещь, когда-либо услышанную им.

— Это самый чудесный дом, какой я видела, — сказала она, — и вы его заслужили, потому что вы дали столько радости и удовольствия стольким людям.

Глядя на нее, наслаждаясь ее красотой, Эллиот испытал приступ желания впервые за несколько месяцев. Ему хотелось отвести ее в спальню, нежно раздеть и уложить в постель. Ему хотелось овладеть ею, как только он умел овладевать женщиной: медленно, растягивая удовольствие, пока не придет оргазм.

На какой-то момент он почувствовал уверенность, что она отдалась бы ему, потом он вспомнил о своем протезе и желание обернулось озлоблением.

И пока он стоял и смотрел на нее с угасающим желанием, у него начались мучительные изводящие боли в ноге, давно превратившейся в пепел в топке клиники.

Теперь ему хотелось лишь поскорее избавиться от нее. Они провели несколько счастливых часов, а теперь вернулась боль, а с ней заботы.

— Ваш отец, наверно, беспокоится, куда вы девались, — сказал он неожиданно отрывисто-грубым голосом.

Удивленная и несколько разочарованная внезапной переменой в нем, Синди начала благодарить, но он отмахнулся. — Тойс сейчас придет. Я должен извиниться, у меня дела. Всего хорошего — и он вышел, оставив ее одну. Три часа, проведенные с ним, сразу были испорчены этим резким и неожиданным прощанием. Ее словно окатили ведром холодной воды.

Шофер-японец отвез ее на Приморский бульвар в «альфе». Она не позволила ему подвезти ее до самого дома. Помимо всего прочего, Синди обидело, что ее не отвезли на «роллсе». Она просто не могла понять, в чем дело, хотя и чувствовала, что произошло что-то неладное.

Барни отхлебнул пиво, а затем принялся выковыривать пальцами кусочек мяса, застрявший в зубах.

Она застала Бина в саду. Джо ушел работать по автобусам.

— Где тебя черти носили? — спросил Бин. — Что с тобой случилось?

Синди рассказала. Когда она описала машину и виллу, Бину пришла в голову неожиданная мысль.

— Этот малый должно быть набит деньгами, — сказал он.

— Конечно. Он знаменитый актер. Ну, разве не чудесно иметь столько денег и жить как он? — Синди вздохнула. — А какой «ролле»!

— Да. — Бин сузил глаза. — Интересно, сколько он стоит?

— Миллионы, если бы он не стоил миллионы, он не мог бы так жить.

— Ты еще увидишь его?

— Нет, он ни с того ни с сего как-то чудно себя повел. — Синди рассказала Бину, как они расстались с Эллиотом.

— У большинства кинозвезд не все дома, — сказал Бин. — А он не пробовал заигрывать с тобой? Синди покраснела.

— Конечно, нет.

— Что это он? — спросил Бин. — Зачем ему понадобилось катать тебя в машине и угощать обедом.

— Не у всех такие замашки, как у тебя! — резко возразила Синди и ушла в бунгало.

В шестом часу вернулся с работы Джо. День выдался не особенно удачным, и он немного тревожился. Он украл пять бумажников и набрал в них только сорок долларов. — Где Синди? — спросил он, садясь рядом с Бином в кресло.

Он снял шляпу и вытер лоб. — Принесла она что-нибудь? Я добыл только сорок баксов. — Она моет голову, или чем-то там занимается, — сказал Бин. — Да, она кое-что принесла, Джо! По моему, это большой куш!

Джо застыл и уставился на него.

— Большой куш? Как так?

— Помните, я говорил, что хочу найти дельце на пятьдесят тысяч баксов, а после мы сможем уехать отсюда, купим где-нибудь дом на побережье и устроимся там втроем, и я женюсь на Синди!

Джо испуганно смотрел на Бина.

— Да, но это были только разговоры, верно?

— Мы загребем пятьдесят кусков, — сказал Бин с заблестевшими глазами. — Это будет не труднее, чем отнять никель у слепого.

— Но как? — спросил Джо, у которого сильнее забилось сердце.

— «Пятьдесят тысяч долларов!» — думал он. Такая сумма означала крупную работу, а этого он всегда старался избегать.

— Не пыли и слушай, — сказал Бин. — Он рассказал Джо о знакомстве Синди с Доном Эллиотом. — Помнишь его? Одно время он был на самой верхушке. Синди говорит, что у него полно денег. Он ездит в «роллсе». Одна машина обошлась ему должно быть тысяч в тридцать. Вилла у него набита всяким добром.

Джо облизал пересохшие губы.

— Ты надумал обчистить его дом?

— Не пори чушь! — рявкнул Бин. — Кто у нас примет хлам? А потом, мне понадобился бы грузовик, чтобы увезти барахло на такую сумму. Нет, Джо, мы заграбастаем парня и возьмем с него выкуп.

Джо едва не подбросило в кресле.

— Ну нет! За похищение человека можно попасть в газовую камеру! — У Джо округлились глаза. — На меня не рассчитывай, и на Синди! Исключено!

— Это не похищение, раздраженно возразил Бин. — Мы захватим парня и скажем ему, что хотим пятьдесят тысяч баксов. Что ему такие деньги, мелочь! Мы не отпустим его, пока он не заплатит. Никто не узнает, что он у нас. Я все обмозговал.

— Нет. — Джо встал. От возбуждения он начал дрожать. — Мне все равно, как ты это понимаешь. Я не согласен! Бин посмотрел на него и презрительно пожал плечами.

— Ладно, Джо, как знаешь. Мы можем провернуть дело и без тебя. Я даже могу обойтись без Синди. Когда я добуду деньги, мы с Синди уедем. Вот и все.

— Синди не станет с этим связываться, — сказал Джо. — И слушать не захочет.

— Вот она идет. Давай спросим у нее, — сказал Бин, когда Синди пересекла маленькую лужайку и присоединилась к ним.

— Ты о чем? — спросила она. — В чем дело, папа? Ты сам не свой.

— Он задумал похитить кинозвезду! — сказал Джо. — Рехнулся! Я сказал ему-, что ты не станешь с этим связываться! Синди быстро взглянула на Бина.

— Похитить? Ох, Бин!

— Ну и что? — Бин вытянул свои длинные ноги. — Мы не сделаем ему ничего плохого. Он набит деньгами. Мы только подержим его здесь под замком, пока он не выложит пятьдесят кусков. Ничего особенного. Когда получим деньги, двинем все трое подальше отсюда, мы с тобой поженимся и осядем в спокойном местечке года на три, ничего не делая. Что скажешь, детка? Идешь со мной?

Синди посмотрела сначала на Бина, потом на Джо и снова на Бина.

— Ты, наверное, спятил, Бин! — сказала она. — Нет, я не согласна!

— Ничего не спятил, — возразил Бин, стараясь сдержать раздражение. — Ты говоришь, у этого малого много денег. Ладно, тогда что такое для него пятьдесят кусков? Он заплатит. Проще простого. Только представь себе, пятьдесят кусков на троих!

Синди заколебалась. Если бы Эллиот не выпроводил ее так бесцеремонно, она отказалась бы, не раздумывая, но теперь она была в нерешительности, думая о том, что означали для них эти деньги.

— Но если он не заплатит? Джо окаменел.

— Синди! Послушай меня… — Он умолк, видя, что она не слушает.

— Ты хочешь выйти за меня, так? — сказал Бин. — Ты хочешь весело пожить. Нам представляется шанс сделать так, как тебе хочется. Давай, Синди, соглашайся.

Синди осточертела жизнь, которую они вели с Джо. Она никогда не жаловалась, но прежнее прозябание стало для нее невыносимым после встречи с Бином. Она снова подумала обо всем том, что могут принести им эти деньги и решилась.

— Да, Бин, я тебе помогу. Бин взглянул на Джо.

— Похоже большинство — за, Джо. Ты пойдешь на нами, или хочешь отделиться?

— Синди! — Джо взял ее за руку. — Это опасно. Против нас будут феды. Нам могут дать и пожизненное заключение, могут даже послать в газовую камеру. Ты не должна идти на это, детка.

— Пятьдесят кусков, — вкрадчиво проговорил Бин, — и больше не надо будет шарить по карманам, не надо рыскать в магазинах. Уютный домик, и я. Хотя, как угодно, Синди. Я проверну это дело вместе с тобой и Джо или без вас, смотри сама.

— Я же сказала, что согласна, Бин, — спокойно отозвалась Синди.

10
{"b":"6011","o":1}