ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мистер Эллиот, мне очень стыдно, — начала она, глядя прямо в лицо Эллиоту. — Это казалось так просто… Нам сильно нужны деньги. Все затеял Бин. Когда он услышал, что я познакомилась с вами, он сказал, что вас нетрудно похитить и заставить заплатить за освобождение. Если послушать Вина, так в этом не было ничего дурного. Он обещал не причинять вам вреда. Поскольку вы так богаты, нам казалось, что вы заплатите» выкуп, не моргнув глазом, и тогда мы сможем начать новую жизнь. Теперь я, конечно, вижу, как мы ошибались. Пожалуйста, простите нас.

Эллиот изумленно смотрел на нее.

— Выкуп? Сколько вы хотели потребовать?

Синди взглянула на Джо, ища совета и тот кивнул.

— Пятьдесят тысяч долларов. При ваших деньгах, мистер Эллиот, вы легко обошлись бы без них, правда?

Эллиот разразился хохотом. Джо и Синди смотрели на него с удивлением, Бин с ненавистью, а Эллиот смеялся, пока ему не пришлось вытирать глаза платком.

— Что здесь такого смешного? — нервно спросила Синди.

— Что смешного? Это лучшая шутка года! Бедные мои путаники. Бьюсь об заклад, я такой же нищий, как и ты. У меня только и осталось на свете, что машина, чемодан с одеждой и девять тысяч долларов наличными — да и те не мои. Я сматываю удочки, пока до меня не добрались кредиторы. Вы определенно выбрали неподходящую жертву. Что с вами такое? Неужели вы не навели справки? Неужели не знаете, что никогда нельзя судить по фасаду?!

— Он блефует, — сказал Бин и сделал движение, словно собираясь встать с кресла.

Эллиот опустил руку на пистолет.

— Не стоит, дружок, — сказал он. — Мне и протез не помешает разделаться с тобой. — Выражение его глаз заставило Бина глубже уйти в кресло.

— Вы хотите сказать, что у вас и правда совсем нет денег, вы не богаты? — спросила Синди. — Но «ролле» и эта чудесная вилла! Кто же вам поверит!

— «Ролле» вернулся в агентство несколько часов назад, вилла давно не моя. И я в бегах, детка. Со мной кончено.

— Да? Никого не назовешь конченным, пока у него девять тысяч в кармане, — сказал Бин.

— Надолго ли их хватит? Когда они уйдут, все. Я не сумею заработать на жизнь. Мне крышка.

— Но такие деньги, вы могли бы жить на них не меньше двух лет, — сказала Синди, думая о том, как немного нужно на жизнь им самим.

— Уйма народу могла бы жить на них годами, но только не я, — возразил Эллиот. — Либо я держусь на своем уровне, либо и жить дольше не стоит.

Наступила пауза, потом Джо, впервые открывший рот, заговорил:

— С вашего позволения, мистер Эллиот, мне кажется, вы неверно рассуждаете. Мы живем на двести долларов в неделю и обходимся.

— Я не хочу обходиться, — сказал Эллиот. — Я хочу жить. — Если вы были так довольны, живя на две сотни в неделю, зачем вам понадобилось рисковать приговором за похищение?

Джо поежился.

— Я не хотел, — сказал он горячо. — Я не стал бы этого делать, мистер Эллиот.

— Он прав, — вмешалась Синди. — Мы с Бином его уговорили. Нам нужны деньги. Мне осточертела такая жизнь, осточертело каждый день воровать. Я хочу больших денег, чтобы пользоваться жизнью, не шарить по чужим карманам.

Эллиот поднял брови.

— Так вот вы чем занимаетесь?

— Да! Папа тоже! Каждый день! И все ради паршивых двух сотен в неделю.

— А он что делает, помимо того, что тычет в людей пистолетом? — спросил Эллиот, кивая на Бина.

— Это мое дело! — пролаял Бин. — Ты придержи язык, Синди! Слишком много говоришь!

— Он взломщик, — сказала Синди, не обращая внимания на Бина.

— Интересное трио, — Эллиот улыбнулся им. — Сожалею, что не могу вам помочь. В лучшие времена я мог бы поддаться искушению и дать вам пятьдесят тысяч, но вы немного опоздали. — Он встал. — Мне пора. — Оставив пистолет на подлокотнике кресла, он направился к двери. — Примите мой совет, не суйтесь в этот рэкет с похищениями. Вряд ли это ваш класс.

— Вы правы, мистер Эллиот, — сказал Джо. — Он помолчал в нерешительности, а затем выпалил: — Вы не собираетесь устроить нам неприятностей? Я имею в виду с полицией?

— Конечно, нет, — ответил Эллиот. — Кто знает? Может быть, меня самого скоро будет искать полиция. — Он сказал эти слова в шутку, но его вдруг поразила заключенная в них правда, С чувством шока он осознал, что сам не лучше этой троицы профессиональных воров. Они воровали по мелочам, но он воровал крупно. Убегая, он обкрадывал банк и кредиторов. Девять тысяч в его кармане были краденными. Одежда на его плечах и в чемодане была краденной. И он сам был так же бесчестен, как и эти трое. Тут в его памяти всплыл Луис де Марни, говоривший — «У вас есть возможность достать марки — как вы их достанете, нас не касается — мы примем их, ни о чем не станем спрашивать и выплатим вам двести тысяч».

Эллиот внимательно посмотрел на троих людей, сидевших перед ним и не сводивших с него глаз. Может быть, с их помощью ему удастся заполучить марки. Предположим, он заплатит нам пятьдесят тысяч. Тогда у него останется сто пятьдесят. С такими деньгами он бы весело пожил, прежде чем поставить точку.

Эта идея воспламенила его рассудок.

— Если вам действительно нужны пятьдесят тысяч, — сказал он, — вам представляется случай их заработать. — Он вернулся к креслу и сел. — Учтите, работать со мной!

Бин недоверчиво уставился на него.

— Что за работа?

— По вашей части. — Наклонившись вперед, Эллиот начал рассказывать им о русских марках.

Глава 4

Опуская стальную решетку, защищавшую витрину галереи, Луис де Марни заметил Эллиота, приближавшегося со стороны автостоянки. Он юркнул в комнату Кендрика, чтобы предупредить его.

Кендрик, собравшийся идти домой, улыбнулся своей маслянистой улыбкой.

— Я почти ждал его. Впусти его, шери, и не отходи далеко. Вдруг ты понадобишься.

Луис вернулся в галерею в тот момент, когда Эллиот открыл дверь и вошел.

— Да это же мистер Эллиот! Как мило, — выпалил Луис. — Вы хотели перекинуться словечком с Клодом?

— Да. — Взгляд Эллиота был жестким, лицо напряжено. — Он еще не ушел?

— Как раз собирался, но вас он примет, я знаю. Проходите прямо к нему, мистер Эллиот.

Когда Эллиот появился на пороге, Кендрик налил себе виски.

— Мой милый Дон! Какой приятный сюрприз! Выпьем со мной этой отравы? Пить одному так скверно, а Луис, глупый, бросил. Он думает только о своей фигуре.

— Спасибо. — Эллиот закрыл дверь, подошел к креслу и сел. Кендрик поставил второй стакан на столик рядом с Эллиотом, потом обошел стол и втиснул свою тушу в кресло.

— Что принесло вас сюда, шери? Эллиот закурил.

— Расскажите мне о русских марках, которые вас интересуют, Клод.

— Если вы достанете, Донни-бой, я…

— Я все знаю, Луис, растолковал, ради бога, не называйте меня так!

— Ал, виноват, вырвалось… — Кендрик ухмыльнулся. — Так, значит, марки. У них занятная история. Года два назад один из русских, — конечно, никаких имен, милый Дон, — решил, что заслужил право красоваться на почтовой марке. Назовем его «мистер X». Так вот, в то время мистер Х был достаточно влиятелен, чтобы заставить свою веселую компанию согласиться, и вышло распоряжение печатать марки. У мистера Х имелся завистливый противник, который внезапно и неожиданно представил доказательство того, что мистер Х вовсе не лояльный товарищ, а вороватый шантажист. Веселая компания пришла в ужас, остановила выпуск марок и приказала все их уничтожить. Попутно, разумеется, уничтожили и самого мистера X. Веселая компания сообразила, что марки, которые напечатаны, приобретут в капиталистическом мире огромную ценность. Было напечатано пятнадцать тысяч марок. Их сосчитали и обнаружили пропажу восьми штук. Предполагалось, что один из печатников тайно вывез их из страны, потому что они появились на некоторое время в Париже. Французский торговец марками предложил их своему богатому клиенту, но прежде, чем тот успел заключить сделку, француз-торговец был убит, а марки украдены. С тех пор они пропали, но известно, что ими завладели не русские, а кто-то другой. Один мой клиент готов уплатить за них значительную сумму. Весь прошлый год он вел розыски, запрашивая каждого крупного коллекционера. Все они без исключения ответили на вопрос прямо, говоря, что если бы марки были у них, они приняли бы предложение. Мой клиент убежден в их искренности. Один единственный крупный филателист игнорирует моего клиента — это Ларримор. По нашему мнению, это указывает, что он завладел марками и не желает расставаться с ними ни за какие деньги, но мы можем ошибаться. Может быть, он просто заносчив. Вы его друг и мы думаем, у вас есть возможность проверить, у него ли марки.

15
{"b":"6011","o":1}