ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Столько шума из-за восьми марок? — удивился Эллиот. — И все они одинаковые? Сколько же готов заплатить ваш клиент?

Кендрик снял парик, заглянул в него, словно ожидая что-то найти там и снова надел.

— Это к делу не относится, милый Дон. Вам лишь необходимо знать, сколько заплатим вам мы.

— Но почему же? Я дилетант. Если вашему знакомцу так приспичило заполучить марки, почему он не наймет специалистов, которые проберутся в дом Ларримора и украдут марки? При чем здесь я?

Кендрик допил виски, вытер губы шелковым платком и улыбнулся.

— Мой милый мальчик! Ларримор собрал около трехсот тысяч марок. Как взломщику найти среди них нужные? Вам нужно узнать, как он их классифицирует, и в каком ящике держит русские марки и как до них добраться побыстрей. Без этих сведений на поиски уйдут недели.

Эллиот на минуту задумался, взвешивая услышанное.

— Да, предположим, я их увижу. Откуда мне знать, что это те марки, которые вам нужны?

— Правильный вопрос. — Кендрик выдвинул ящик стола, достал стальную кассету, нашел ключ и открыл ее. — Вот фотокопия марки. Тут и смотреть не на что и, как видите, ее легко узнать. — Он передал фотокопию через стол.

Эллиот изучил марку. Как сказал Кендрик, смотреть было не на что: голова человека с физиономией разозленного быка и буквы СССР в правом углу.

— Ну ладно, я посмотрю, что можно сделать, — сказал Эллиот, откладывая фотокопию на стол.

— Вам надо быть осторожным в подходе к Ларримору, — тихо сказал Кендрик. — Ему уже предлагали очень большую сумму денег за марки, и он игнорировал предложение. Если марки у него, и если он заподозрит, что на него могут оказать давление, то, вероятно, положит марки в банковский сейф. Если он так сделает, операция провалится. Поэтому осторожность и еще раз осторожность.

Эллиот кивнул.

— Собственно, мы действуем наугад, — продолжал Кендрик. — Хотя нам и кажется весьма вероятным, что марки у Ларримора, уверенности у нас нет. Как я уже говорив, мой клиент связался с каждым значительным коллекционером и все впустую, но не исключено, что марки попали к какому-нибудь другому коллекционеру, а не к Ларримору. Поэтому прежде всего вы должны узнать, есть ли они у него. Если у него, надо узнать, где он их держит. — Сделав паузу, Кендрик продолжал. — Я вот о чем подумал, Дон. Пожалуй, будет разумнее, если вы достанете мне информацию — у него ли марки и где он их хранит, а я передам эту информацию моему клиенту и пусть он действует сам. Мы все равно заплатим вам двести тысяч, и вы избежите риска. Что скажете?

Эллиот испытал некоторое облегчение. Мысль о краже со взломом в доме Ларримора, даже с помощью Бина, тревожила его. Если Кендрику нужна только информация, ситуация выглядит гораздо более приемлемой.

— По-моему, мысль дельная. Ладно, Клод, предоставьте это мне.

Кендрик встал.

— Мне пора бежать, шери. Предстоит отвратительный прием с коктейлями, но это полезно для бизнеса. Приходится жертвовать собой. Если потребуется моя помощь в чем-то, только спросите. Я могу положиться на вашу осторожность?

— Конечно, я влез в это ради денег, так же как вы. — Эллиот встал.

Кендрик подождал, пока не услышал, как Луис запер дверь галереи за Эллиотом, потом поднял телефонную трубку, набрал номер и стал ждать. Когда ему ответили, он сказал:

— Отель «Бельведер»? Пожалуйста, соедините меня с мистером Радницем. Говорит мистер Клод Кендрик.

Барни прервал рассказ, чтобы вытереть глаза запястьем.

— Эти колбаски, мистер Кемпбелл, сшибают, как мул копытом, но они хороши для пищеварения. Попробуйте.

Я возразил, что мул и мое пищеварение — две разные вещи, и я предпочитаю не рисковать.

Барни пожал своими огромными плечами, прополоскал рот пивом, собрался с мыслями, которые, видимо, спутались под воздействием последней колбаски и снова принялся рассказывать.

— А теперь я выведу на сцену еще один персонаж, — сказал он, — Германа Радница.

Радниц время от времени приезжает в Сити и круглый год снимает пентхаус[1] в отеле «Бельведер». Надо вам сказать, пентхаус стоит немалых денег, но Радниц богат. Я видел его два или три раза и, откровенно говоря, предпочел бы больше не видеть. Представьте себе низенького квадратного человечка с выпученными глазами под нависшими веками, каких постыдилась бы и жаба, с толстым крючковатым носом. Мне говорили, что он один из самых богатых людей на свете, а выглядит он, по-моему, как самый сволочной сукин сын, какого я видел, а это, мистер, не шутки.

Говорят, он известен во всем мире своими финансовыми махинациями, имеет связи в иностранных посольствах, замешан в международную сделку, где речь идет больше, чем о пяти миллионах, считается важной персоной и на «ты» с политическими заправилами во всем мире.

Этому-то человеку и нужны были русские марки. Он распоряжается громадной организацией рабов, которые шпионят для него и — как шепчутся некоторые — убивают по его приказу. Он дал своим людям указание найти эти марки и через год систематических поисков они наткнулись на Ларримора.

Радницу показалось странным, что марки могут находиться в его любимом городе, где он проводил, отдыхая, несколько недель в году. Он вел дела с галереей Кендрика и поскольку в его правилах было иметь досье на всех, с кем имеет дело, он приказал собрать сведения о Кендрике. Он узнал, что Кендрик антиквар, но и скупщик краденого. Когда его попытка договориться с Ларримором ни к чему не привела, Радниц решил посмотреть, что сможет сделать Кендрик.

Барни умолк и принялся за последнюю колбаску. Я ждал, пока не наступит ожидаемая реакция. Потом, когда Барни оправился, он спросил:

— Вам ясна картина, мистер Кемпбелл? Можно продолжать, или есть какие-нибудь вопросы?

Я сказал, что готов слушать и не имею никаких вопросов.

Ко-Ю, шофер и камердинер Радница, открыл дверь роскошного пентхауза и с поклоном пригласил Кендрика войти.

— Мистер Радниц ожидает вас, сэр, — сказал японец, — пройдите, пожалуйста, к нему на террасу.

Кендрик пересек просторную гостиную и вышел на террасу, где за столом, заваленном документами, сидел Радниц, одетый в рубашку с короткими рукавами и хлопчатобумажные брюки.

— А, Кендрик, идите сюда и присаживайтесь, — сказал Радниц. — Хотите выпить?

— Нет, спасибо, сэр, — сказал Кендрик и сел в отдалении от стола.

Радниц вызывал у него страх, но он был уверен, что этот приземистый человек-жаба даст ему возможность заработать, а деньги были главным в жизни Кендрика, если, конечно, не считать красивых мальчиков, которые крутились вокруг него, как пчелы возле улья.

— У вас есть для меня какие-нибудь новости? — спросил Радниц, вертя в пальцах сигару. — Марки?

— Мы продвинулись вперед, сэр. — Кендрик объяснил про Эллиота.

Радниц слушал, прикрыв глаза веками.

— У Ларримора нет друзей, кроме Эллиота, — продолжал Кендрик. — Я подумал…

— Давайте не будем терять времени, — отрывисто вмешался Радниц. — О Ларриморе я все знаю. Расскажите мне про Эллиота, кинозвезда, если я правильно понял?

Кендрик обрисовал финансовую ситуацию Эллиота, рассказал, как тот потерял ногу и как он, Кендрик, оказал на него давление и вынудил согласиться на сотрудничество.

— Вы думаете ему удастся?

— Надеюсь, что да, сэр.

— А если нет, какие другие предложения у вас найдутся? Кендрик начал потеть.

— В настоящий момент я полагаюсь на него, но если он потерпит неудачу, я что-нибудь придумаю.

— Что вы имеет в виду?

— У Ларримора есть дочь, — сказал Кендрик. — Вероятно, мы сможем использовать ее, чтобы повлиять на Ларримора.

— Мне известно, что у него есть дочь, — холодно сказал Радниц. — Разумеется, я учел такую возможность. Но нужно убедиться, что марки у Ларримора. Если они у него и если Эллиот потерпит неудачу, тогда мы сможем использовать дочь.

вернуться

1

Номер с верандой и отдельным входом.

16
{"b":"6011","o":1}