ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, — согласился Кендрик, — но я надеюсь, Эллиот справится , у него есть стимул.

— Очень хорошо. Держите меня в курсе. — Радниц жестом дал понять, что Кендрик свободен. — Спасибо за визит, — и он протянул руку за лежащими на столе документами.

Когда Кендрик ушел, Радниц отложил документы и трижды хлопнул в ладоши.

Через минуту на террасе появился его секретарь и личный ассистент. Он был высок и худ, с лысеющей головой, глубоко посаженными глазами и узкогубым жестким ртом. Его звали Густав Хольц. Радниц ценил его как незаменимого помощника. Математический гений, человек, лишенный совести, владеющий восемью языками и обладающий тонким познанием политических секретов, Хольц хорошо служил Радницу.

— Дон Эллиот, — произнес Радниц, не оборачиваясь. — Бывшая кинозвезда. Заведите на него досье. Следите за ним. Я хочу, чтобы меня информировали о его передвижениях — докладывать ежедневно. Позаботьтесь, чтобы он не заметил слежки. Займитесь этим немедленно.

— Да, мистер Радниц, — отозвался Хольц. Зная, что приказ будет выполнен в точности, Радниц снова взялся за документы и выбросил Эллиота из головы.

Возвращаясь в бунгало, Эллиот напряженно размышлял. Заручившись помощью Бина, Синди и Джо он стал относиться с энтузиазмом к идее завладеть марками. Он видел здесь не только волнующее приключение в решении всех финансовых затруднений, но и вызов в лучших традициях кинематографической интриги. После предупреждения Кендрика он понимал, что о прямом подходе к Ларримору не может быть и речи. Он не видел Ларримора более трех месяцев. Он никогда не бывал в его доме. Он мог случайно столкнуться с ним на поле для гольфа. Ему приходилось обходить гольф-клуб стороной. Слишком многие из кредиторов Эллиота состояли его членами и, кроме того, он давно не платил взносов. Задача предстояла нелегкая, и он искал другое решение. Потом он вспомнил о дочери Ларримора. Можно попробовать действовать через нее, подумал он, да, пожалуй, это будет верным ходом.

Все еще погруженный в мысли, он затормозил перед бунгало. Он застал дома Бина. Джо и Синди только что отправились на «ягуаре» в набег на магазин самообслуживания.

После того, как Эллиот объяснил возможность похитить марки, отношение Бина к нему стало менее враждебным. Ему пришлась по душе идея получить пятьдесят тысяч долларов за кражу нескольких почтовых марок. Несмотря на полученный от Эллиота пинок, этот красивый актер-кинозвезда произвел на Бина сильное впечатление. Он инстинктивно чувствовал, что если кому и под силу придумать способ похищения, то только Эллиоту.

Поэтому, когда Эллиот появился в саду, позади дома, Бин взглянул на него с надеждой. Он знал, зачем Эллиот ездил к Кендрику и поинтересовался результатом. Эллиот пересказал ему разговор.

— Судя по тому, что я узнал от Кендрика, — заключил он, — нет смысла обращаться к Ларримору. Здесь возникает трудность, потому что мне нельзя показаться. Меня уже наверняка ищут все эти проклятые кредиторы. Действовать придется тебе.

— Я не против, — сказал Бин. — Что надо делать?

— Есть все шансы получить нужную нам информацию от дочери Ларримора. Джуди Ларримор — шальная девчонка. Я много раз встречал ее в разных ночных клубах. Она совершенно не в моем вкусе. Слишком много пьет, слишком выпендривается и вообще она, по-моему, циничная молодая паразитка. Отец не переносит ее вида, а она — его. Они живут вместе, но почти не встречаются. Денег он дает ей в обрез, так что она всегда высматривает дружков, готовых на нее потратиться. Я уверен, ты с ней легко столкуешься. Мне кажется, у нее должна быть нужная нам информация. Ларримор говорил мне, что, когда его жена была жива, Джуди помогала ему классифицировать марки. Но когда ее мать погибла в автомобильной катастрофе, девчонка сошла с рельсов и с тех пор ей нет удержу. Так что она должна знать об этих русских марках, конечно, при условии, что он» у Ларримора.

— Бин слушал с интересом.

— Это как раз по мне. Как познакомиться с девочкой?

— Ничего мудреного, подойдешь к ней и все. Чаще всего она бывает в клубе «Адам и Ева». Приходит туда часов около десяти. Ее сразу ты узнаешь. Лет восемнадцати, высокая, с хорошей фигурой и с рыжими волосами. Она унаследовала волосы от своей матери, которая была итальянкой. Необыкновенные, рыжие, такие здесь редко встретишь. Если ты заметишь девушку шального вида с рыжими волосами, на которой лишь самая малость одежды, можешь не сомневаться, что это Джуди Ларримор.

— Дело нравится мне все больше, — сказал Бин, плотоядно подмигивая. — Похоже, здесь можно будет совместить приятное с полезным.

— Смотри, поосторожней с ней, — сказал Эллиот. — Она с капризами и у нее богатый выбор среди тамошней братии, но при верном подходе ты с ней поладишь. Время у нас есть. При третьей или четвертой встрече можно начать прощупывать почву, и тогда я скажу тебе, как за это взяться. Пока тебе надо только сблизиться с ней… Понял?

Бин кивнул.

— Я разыщу ее сегодня вечером.

Пока они разговаривали, Джо и Синди работали в местном универмаге самообслуживания. Синди набивала корзинку продуктами для обеда. Она собиралась устроить особый обед. Эллиот объявил им, что не может вернуться к себе, а поселиться в отеле будет рискованно и поэтому, как они посмотрят, если он переберется к ним. Джо и Синди одобрили его идею. Бину она не слишком-то понравилась, но когда Эллиот сказал, что вложит свои девять тысяч долларов в общий котел и будет финансировать операцию, он поспешил согласиться.

Когда Эллиот рассказывал о марках, Бин, от которого ничего не укрывалось, заметил, какими глазами Синди смотрит на Эллиота и начал подозревать, что она интересуется им больше, чем следует. У него появилось неопределенное ощущение, что после трепки, которую задал ему Эллиот, Синди перенесла свою привязанность с него на Эллиота.

После того, как Эллиот уехал к Кендрику, а Джо и Синди отправились в универмаг, у Бина, оставшегося в одиночестве, было время для размышлений.

Через Эллиота для него открывалась возможность отхватить большой куш, о котором Бин всегда мечтал. Он спрашивал себя, насколько важна для него Синди. Он не был влюблен в нее. Бин просто не знал, что такое любовь. Ему казалось, что будет весело жениться на ней, вместе обедать, вместе развлекаться, но едва ли в этом заключалось для него нечто большее. Вокруг тысячи девушек, таких же хорошеньких, как Синди, тысячи таких же привлекательных. Если ей приглянулся Эллиот, было бы глупо терять из-за этого шансы на большой куш. Когда они добудут марки и Эллиот выплатит пятьдесят тысяч долларов, будет только хуже для нее и Джо, если Синди решит остаться с Эллиотом. Бин вдруг ухмыльнулся. Он прикарманит все деньги и оставит их ни с чем. Пусть Эллиот позаботится о них. Почему бы и нет? Если она не уйдет к Эллиоту, прекрасно, но если и уйдет, он плакать не станет.

Придя к такому выводу, он успокоился и решил ладить с Эллиотом.

Синди хотелось приготовить кассероле из курицы, блюдо, которое у нее очень хорошо получалось. Понадобилось некоторое время, чтобы выбрать несколько хороших кур. Пока она выбирала птицу, Джо смотрел на нее любящим взглядом. Он заметил перемену, происшедшую в ней после стычки между Эллиотом и Бином и хотя, с одной стороны, испытывал облегчение, с другой — беспокоился. Бин, по крайней мере, был одного круга с Синди, другое дело — Эллиот. Он мог просто поиграть с Синди и бросить ее, а Джо всегда боялся, что ее могут обидеть.

Когда у них имелось все необходимое и они шли к стоянке, где оставили машину, Джо спросил:

— Похоже, Эллиот славный малый, Синди. Как тебе кажется? Она кивнула. Садясь в машину, она сказала?

— Папа, я все думала. Я ошиблась с Бином. Джо вздохнул.

— Каждой девушке дозволено делать ошибки, детка, — сказал он. — Или тут еще что-нибудь?

— Как будто ты не знаешь, — Синди криво улыбнулась. — Дон, с той минуты, как я его увидела…

— А как он относится к тебе, так же?

17
{"b":"6011","o":1}