ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Увидев, в какую сторону едет Бин, он догадался, что тот везет Джуди домой. Он велел Россу прибавить скорость и подъехать к дому до появления Бина.

Бин затормозил у ворот Ларримора и, выключив мотор, вышел из машины.

— Давай, детка, пошли, — сказал он.

Джуди колебалась, потом вышла из машины и зашагала рядом с ним к дому.

Орсон с интересом наблюдал за ними в инфракрасный бинокль, позволяющий видеть в темноте.

Когда они приблизились к дому, Бин остановился в тени цветущего кустарника. На верхнем этаже горел свет, второй этаж был погружен во мрак, а на первом светилось только одно окно.

— Это что? — спросил он. — Почему там свет?

— Прислуга на верхнем этаже и комната с марками на первом, — ответила Джуди.

Он запомнил нарисованный ею план дома, но хотел иметь уверенность. Указывая на отдаленное крыло дома, он спросил:

— Ты живешь там?

— Да.

Взяв ее за руку, он пересек лужайку, держась в тени, пока они не добрались до входа в ее комнаты. Она открыла дверь и впустила его.

— Я хочу взглянуть на замок.

Она провела его через маленькую гостиную в вестибюль.

— Вот он, — сказала она, показывая. Он рассмотрел замок и ухмыльнулся.

— Детская забава, — сказал Бин. — Порядок… Ладно, детка, я пошел. Увидимся завтра вечером, а?

— Ну, раз уж ты вломился сюда, лучше оставайся.

— Нет, машина осталась там на виду. Встретимся завтра в девять. Я отвезу тебя в клуб «Адам и Ева», идет?

— Но сейчас только одиннадцать, — возразила Джуди. — Я поеду с тобой. Давай поедем в клуб сегодня.

— Извини, детка, у меня дела. Завтра погуляем, — сказал он и вышел.

Пока Бин и Джуди сидели в ресторане «Золотой петух», Эллиот и Синди разговаривали в саду бунгало, а Джо смотрел телевизор.

Эллиот никогда еще не чувствовал себя так беззаботно и спокойно. Синди видела его культяпку и даже поплакала, баюкая ее в руках. Ее отношение и то, как она настояла на своем желании взять ее в руки, позволили Эллиоту больше не чувствовать себя каким-то мерзким уродом и калекой. Глядя на нее, он знал, что может обладать ею и она охотно отдастся ему, но он колебался. Он спросил ее прямо, имела ли она когда-нибудь дело с мужчиной, и Синди, покраснев, призналась, что нет.

Теперь они сидели рядом, глядя на желтую луну, и Эллиот взял ее за руку.

— Вы так много для меня значите, Синди, — сказал он. — Кажется я немного влюблен и думаю, вы тоже, но у вас ничего не выйдет. Я вам не подхожу. Есть во мне что-то пагубное. Я еще никому не принес счастья и меньше всего себе самому. Я говорю вам это потому, что не хочу, чтобы вы страдали.

— Ничего со мной не случится. Я люблю вас, вот и все, — сказала Синди, не глядя на него. — Я полюбила вас с той минуты, как мы встретились.

Он безнадежно покачал головой.

— У меня нет будущего, которое я мог бы разделить с вами. Знаете что? Без денег мы мертвы. — Он выпустил ее руку. — Это может звучит и глупо, но это правда. Я не хочу сказать, что вы, как Джо, мертвы без денег, но вот я — да. Я всегда считал — жизнь ничего для меня не значит без вещей, власти, удобств, которые можно купить за деньги. Так уж я устроен. Если бы не вы и не судебные исполнители, которые охотятся за мной, я не мог бы оставаться в этом жалком домишке и десяти минут. Но ваше присутствие и надежда при удаче отхватить большие деньги, сделали меня терпеливым. Когда я заполучу эти деньги, напоследок наделаю шума, да такого, что чертям станет жарко.

— Но на сто тысяч долларов, — тихо сказала Синди, — можно очень хорошо жить долгое время, Дон. С моей помощью вы могли бы жить…

Он рассмеялся.

— Мы настроены на разные волны, Синди. Я не хочу жить долго… Я устал от жизни… — Он сделал нетерпеливое движение. — Слишком много болтаю. Я только хочу, чтобы вы знали: после дела мы распрощаемся. Выбросьте меня из головы так же, как я намерен выбросить из головы вас, тогда никому не будет больно.

Внезапно он замолчал, увидев Бина и Джо, которые вышли из бунгало и направились к ним.

Бин плюхнулся в ближайшее кресло, а Джо сел на траву.

— Моя часть операции на мази, — сказал Бин. — Я узнал от девчонки все, что нужно, только не знаю в каком ящике какие марки лежат. Дело несложное. С сигнализацией я справлюсь. Есть только одна загвоздка, но и с ней можно справиться. Здесь-то Джо и исполнит свою долю работы.

Синди слышала голос Бина, не различая слов. Ее мысли были далеко, занятые тем, что сейчас сказал ей Эллиот. Она чувствовала себя несчастной. Что-то в его тихом голосе убедило ее, что он говорит серьезно. Но разве сможет она когда-нибудь выбросить его из головы?

Но если Синди не слушала, то Эллиот слушал внимательно.

— Какая загвоздка?

— В комнате с марками установлена передвижная телекамера, — сказал Бин. — Джуди показала мне на своем плане, где она помещается. Она описывает полукруг, обводя объективом комнату, но если я встану на четвереньки, то не попаду в ее поле обзора. Но все дело в том, что мне нужно попасть в комнату через дверь… Если я вползу на четвереньках, охранник наблюдающий за монитором, увидит, как открывается дверь, даже если не увидит меня. Понадобится секунды три, чтобы открыть дверь, войти в комнату и опять закрыть дверь. Но в эти три секунды меня могут заметить. Вот как работает система: все телекамеры соединены с мониторами в бюро охраны, в комнате, примерно, сорок мониторов и один охранник сидит и следит за всеми экранами. Если он увидит на одном экране что-нибудь подозрительное, то нажимает кнопку, посылая сигнал патрульной машине, которая сразу едет выяснять, в чем дело.

— Черт с ней с системой, — тревожно вмешался Джо. — Я-то здесь для чего?

— Ты отвлечешь внимание.

— Как это?

— Знаешь мемориал Кеннеди в муниципалитете? Джо моргнул.

— Да при чем тут он?

— Один раз какой-то шутник заляпал его краской и с тех пор за ним присматривает телекамера бюро охраны. Муниципалитет здорово бережет мемориал, он обошелся в кучу денег. Так вот, твоя работа — сделать вид, будто ты хочешь испортить статую, конечно, ты ее не тронешь, но веди себя так, словно что-то затеваешь. Когда охранник примет тебя на экране, он перестанет следить за монитором Ларримора. Если мы рассчитаем операцию на доли секунды, я успею открыть дверь, войти, закрыть дверь, забрать марки и снова выйти, пока охранник будет наблюдать за тобой, стараясь решить, предупреждать патрульную машину или нет. — Бин взглянул на Элл йота. — Как ты думаешь?

— Хорошая идея, но, конечно, придется рассчитать время точно.

— Что со мной будет, если копы меня заберут? — спросил обеспокоенно Джо.

— Ничего, — мягко сказал Эллиот. — Вам не о чем беспокоиться. Вот как я себе это представляю. Вы приехали отдыхать и вы почитатель Кеннеди и немного пьяны. Вы хотите отдать ему дань уважения. У вас с собой бутылка виски. Разве не отличная мысль оставить ее у подножия статуи? Может копы обойдутся с вами немножко круто, но когда убедятся, что вы безобидны, сразу выпустят. Да, план отличный, он сработает.

Бин откинулся на спинку кресла, широко улыбаясь.

— Видите, я свою работу сделал, теперь вы с Синди делайте свою. Скажите мне номер папки и я добуду марки.

— Сделал, да не все, — спокойно сказал Эллиот. — Назвала тебе Джуди покупателя?

С лица Бина сползла самодовольная улыбка.

— Еще нет. Когда я заберу марки, она скажет.

— Ей можно доверять? Бин насторожился.

— Как это понимать?

— Ты говорил, что она хочет получить тысячу долларов. Она может назвать тебе любое имя, разве не так?

— За дурака меня считаешь? Она согласилась в обмен на тысячу дать мне письмо, которое тот тип написал ее старику, предлагая продать марки, — с жаром возразил Бин. — Это дает нам гарантию, верно?

— Предположим, покупатель уже передумал?

— К черту твои выдумки! Но пусть и передумал, тогда мы продадим марки Кендрику. Ладно, мы не заработаем так много, но что-то все же получим.

Эллиот кивнул.

27
{"b":"6011","o":1}