ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бин поставил стакан на столик. От ее упорного, изучающего взгляда его бросило в пот.

— Черт, да какая разница? Давай говорить о деле.

— Я думала, может ты читал эту книжку. Она называется «Доллары достаются дамам».

— Я не читаю книг. — Правда, ты ведь говорил. Так вот, этот кретин таскал с собой собачий поводок. Он душил им людей.

Бин вдруг почувствовал запах собственного пота. Стремительный прыжок к ней, сдавить пальцами горло, прерывая ее крик, потом удар в челюсть, связав ее и заткнув ей рот, он научит ее, как играть с ним в игры. Он приготовился. Один быстрый прыжок. До него доносились вопли и стрельба — в соседнем домике смотрели телевизор. Даже если она успеет крикнуть, никто не обратит внимания.

— Ты женат, супермен? — спросила Джуди, вертя в руках свой стакан.

Вопрос так удивил медлительный ум Бина, что он остановился, готовый к прыжку.

— Женат? — Он изумленно смотрел на нее. — Нет, какого черта ты все время задаешь дурацкие вопросы?

— Ты уверен, что у тебя нет ревнивой жены? — Теперь в ее глазах была издевка.

— Какая еще жена? — Он поднялся с места и начал небрежно приближаться к ней. — Нет у меня никакой жены. — Еще три шага и он окажется достаточно близко.

— Тогда почему те двое следят за нами? — спросила Джуди. — Я думала, они частные шпики и ищут улик для развода.

Бину показалось, что он с разбега наткнулся на стену. Его обдало холодом. Лишь теперь он вспомнил предупреждение Эллиота остерегаться слежки. Он вспомнил, как Джо и Синди говорили, что заметили за собой слежку.

— Следят за нами? — Его голос звучал сдавленно. — Что ты хочешь сказать?

Выражение страха, злобного разочарования и тревоги на его лице, казалось, развеселило ее. Она хихикнула.

— Они следили за нами прошлой ночью и сегодня тоже следят. — Она наклонила голову набок и сделала милую гримаску. — Разве ты не заметил их, супермен?

— Почему ты не сказала? — прорычал он.

— Мне нравится, когда они поблизости. — Она улыбнулась ему. — С ними я чувствую себя в безопасности.

Бин медленно втянул в себя воздух. Она его раскусила. Удар подкосил его и он почувствовал слабость в ногах. Он быстро сел. Спасен в последнюю секунду! А если бы он убил ее? Он представил, как выволакивает труп из домика и тащит его к машине. И в ту минуту, когда он укладывает тело в багажник, эти два гада набрасываются на него. При этой мысли пот струйками побежал по его лицу. Какой опасности он избежал!

— Они нарушили твои планы? — спросила она. — Как печально! Неужто ты и вправду думал, что я такая дура и поеду с тобой, не имея защиты? Ты и твой собачий поводок! — Она поставила стакан и, закинув голову, начала смеяться.

Бин сидел, как глупый бык. Наконец он больше не мог выносить звук ее смеха.

— Заткнись, проклятая сука! — заревел он. Она перестала смеяться и, достав из сумочки платок, вытерла глаза.

— Супермен! Ты самая забавная тварь на свете! Я знала, что ты дурак, но не могла поверить, что ты можешь быть таким безмозглым кретином.

Бин привстал было с кресла, но сделав усилие, подавил острое желание схватить ее за горло и задушить.

— Кончай, — прорычал он. — Мы с тобой партнеры. Я знаю где марки, а ты знаешь покупателя. Нам обоим нужны деньги. Продолжаем мы дело или нет?

Она смотрела на него с каменным лицом.

— Да, продолжаем. — Ее голос приобрел остроту, удивившую Бина. — Теперь послушай меня, вонючая мразь. Ты задумал силой заставить меня назвать имя покупателя, а затем убить меня и забрать все деньги себе. Тебя так легко раскусить, что недоразвитый ребенок мог бы разобраться в дряни, которую ты зовешь своими мозгами. Заруби себе на носу, ты достанешь марки и отдашь их мне! Не воображай, дубина, что тебе удастся смыться с ними. Я узнала, если они пропадут и я дам полиции твое описание, тебя сцапают так быстро, что ты оглянуться не успеешь. С этого момента, супермен, ты будешь делать так, как я велю. Больше никаких уютных мотелей. Если мы будем встречаться, то среди людей, так что выкинь из своего кретинского мозга мысль, что тебе когда-нибудь подвернется шанс убить меня. Понял?

Бин впился в нее взглядом. Выражение ее жестких, холодных глаз предостерегало его против необдуманных действий. Эта сука была опасна. Если она натравит на него копов, но посмеет ли она? Ведь она и сама замешана.

— Отец не поддержит обвинение против меня, супермен, — сказала Джуди. — Я знаю, о чем ты думаешь. Попробуй только ступить не так, и на тебя накинется больше копов, чем блох на собаке.

Бин вытер пот с лица. С чувством тоскливой беспомощности он осознал, что она чересчур хитра и ему с ней не сладить.

— Ладно, — сказал он, — я достану марки и тогда мы договоримся.

— Уговор у нас будет новый, человечек, — сказала Джуди. — Теперь ты получишь сто пятьдесят тысяч, а я забираю остальное. Все, убирайся! Я доеду домой на такси. Когда марки будут у тебя, позвони и мы встретимся на пляже «Плаза Бич». Если марки пропадут и ты не позвонишь, за тебя возьмутся копы. Это я тебе точно обещаю, а теперь убирайся!

Бин колебался. Другого шанса остаться с ней наедине может не представиться. Что, если она блефует? Что, если никакой слежки нет? Смеет ли он рискнуть? У него зудели пальцы, так хотелось ему вцепиться ей в горло.

Джуди с презрением посмотрела ему в глаза.

— Только попробуй, вонючка, и ты увидишь, что с тобой будет! — сказала она яростным шепотом. — Убирайся.

Побежденный, уничтоженный, охваченный бешенством, Бин повернулся и тяжело ступая, вышел из комнаты.

« Вскоре после того, как Бин уехал на встречу с Джуди, у Эллиота без всякой причины разболелась нога. Эта боль всегда приводила его в дурное настроение, и отрывисто бросив, что он хочет почитать, он ушел к себе, оставив Синди и Джо у телевизора.

Лежа на кровати, Эллиот снова задумался о своем будущем. Он понимал, что Синди оказала неожиданное влияние на его перспективы. Марки теперь были у него. Он не сомневался в намерении Бина обмануть их всех, так почему бы не обмануть Бина? Почему бы не отнести марки Кендрику и постараться заставить его поднять цену или, если Кендрик упрется, согласиться на двести тысяч и уехать вместе с Синди и Джо, оставив Бина на бобах?

Но после некоторого размышления Эллиот решил, что обманывать кого бы то ни было не в его натуре. Он знал, что Синди осудила бы его, а если он все же поступит так, то до конца своих дней низведет себя до уровня Бина, а это было невообразимо.

Бин обещал узнать у дочери Ларримора имя покупателя… Так или иначе пятьсот тысяч долларов намного лучше, чем двести. Эллиот обнаружил, что его совесть не восстает против обмана Кендрика. В конце концов, тот надувал его в прошлом. Нет, в отношении Кендрика его совесть была спокойна.

Он все еще раздумывал как поступить, когда у него будут деньги: присоединиться к Синди и Джо или уехать и пуститься в головокружительный загул, а потом принять снотворное, когда услышал, как Бин входит в бунгало. До него донесся голос Бина:

— Где Эллиот? Ладно, вы не суйтесь. Мне надо с ним поговорить и к вам это не относится.

По звуку голоса Бина Эллиот догадался, что тот взбешен до неистовства. Он быстро спустил ноги с кровати и сел.

Бин вошел в маленькую комнату, пинком ноги захлопнул дверь и остановился, уставясь на него застывшим взглядом.

— Она заупрямилась? — спросил Эллиот.

На обратном пути в бунгало Бин думал так, что трещали мозги. Он понимал, что Джуди перехитрила его. У него было предчувствие, что заполучив марки, она не даст ему и той сотни тысяч, которую предлагает теперь, и он не сможет ничего поделать. Она сказала, что ее отец не выдвинет против нее обвинение, но это не значит, что старый черт не выдвинет обвинение против него! С беспомощной яростью он, наконец, признал факт своей неспособности справиться с такой ситуацией. Если кому и под силу с ней справиться, так это Эллиоту, избранной кинозвезде, и Бин решил выложить свои карты на стол, — хотя и не все, — и согласиться получить часть денег, а не все целиком.

32
{"b":"6011","o":1}