ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Он приходит в себя, — сказал Эллиот. — Давай запугаем его. Непохоже, чтобы он был крепкий орешек.

— Я займусь им, — злобно бросил Бин. — Это как раз по моей части.

Фолла пошевелился, застонал, моргнул и, наконец, приподнялся. Увидев перед собой жесткое, злое лицо Бина, он отпрянул и съежился с перехваченным от ужаса дыханием.

Бин сгреб его за рубашку, слегка приподнял и встряхнул.

— Ну, крыса, что ты там делал? — прорычал он. У Фолла голова пошла кругом. На курсах его учили, попав в опасную ситуацию, сохранять хладнокровие, блефовать и не выказывать страха.

В полном противоречии с этим советом, Фолла трясся от страха, не в состоянии собраться с мыслями, и только с ужасом смотрел на грозную фигуру, склонившуюся над ним.

— Не трогайте меня… — наконец, удалось ему пробормотать.

— Не трогать? — проревел Бин. — Я оторву твою проклятую руку и забью тебя насмерть!

— Диалог прямиком из второсортного фильма, — неодобрительно заметил Эллиот. — Вам незачем этого делать. Но мы можем прожечь его ноги сигаретами. Это старый японский обычай и всегда отлично действует.

Казалось, Фолла вот-вот потеряет сознание. Бин отпустил его и шагнул назад. Фолла съежился на диване, широко раскрытыми глазами глядя на двоих мужчин, дрожа мелкой дрожью, и от всей души жалея, что не остался помощником бакалейщика вместо того, чтобы с дуру поступать к Лессингу.

— Да, — сказал Бин, — хорошая мысль. Давай так и сделаем. — Он ухватил Фолла за ногу и стащил ботинок и носок.

В пораженном паникой сознании Фолла всплыли выделенные жирным шрифтом строки из шестой главы учебника: «Если вас подвергли пытке, помните, что верность вашему боссу всегда должна стоять на первом месте. Агент высшего класса никогда не говорит».

Он горячо желал, чтобы автор учебника оказался сейчас на его месте. Он был готов держать пари, что мерзавец запел бы, как канарейка.

— Я скажу, — выдавил он задыхаясь. — Я расскажу вам все, что вы хотите знать.

Бин издевательски усмехнулся.

— Неужели? А вот мы сперва попробуем малость тебя подпалить. — Он достал пачку сигарет, взял одну и раскурил ее.

— Стоп, — сказал Эллиот. — Говорить с ним буду я…

— Дай мне только загасить ее об его ногу, — сказал Бин. — Это развяжет его язык.

— Пока покури. Ты сможешь им заняться, если он не расколется. Нет смысла потом тащить эту шпану отсюда на своем горбу. Тебе стоит начать и он не сможет ходить недели две.

Фолла содрогнулся.

— Почему ты за нами следишь? — требовательно спросил Эллиот.

Ниссон предупредил Фолла, что если подозреваемые заметят слежку, потеряет работу не только он, но и Ниссон. Однако Фолла был слишком испуган, чтобы выдумать убедительную ложь. Видя, что у Бина чешутся руки пустить в ход сигарету, он сказал прерывающимся голосом:

— Я только исполнял указания.

— На кого ты работаешь?

— На «Агентство Лессинга».

Эллиот слышал об этом агентстве, самом солидном и дорогом в Сити.

— Какие тебе дали указания?

— Просто наблюдать на вами, смотреть, куда вы идете, что делаете и докладывать.

— Почему?

Фолла колебался, облизывая пересохшие губы.

— Дай я только разок ткну его сигареткой, — сказал Бин. — Только один раз. Его надо расшевелить, — и он нагнулся к дивану.

Фолла широко раскрыл глаза.

— Нет, нет! Они думают, что вы хотите обокрасть дом мистера Ларримора. Вас хотят схватить, когда вы выйдете.

— Кто это «они»? — спросил Эллиот.

— Мистер Лессинг и его сыщики.

— Сколько их на этой работе?

— Сейчас шесть, до того, как узнали где вы живете, вас искало человек тридцать.

Эллиот и Бин обменялись взглядами.

— Ты имеешь какое-нибудь отношение к ЦРУ? — спросил Эллиот.

— К ЦРУ? Нет, сэр. Я работаю только на мистера Лессинга.

— Кто ему поручил следить за нами?

— Не знаю. — Видя угрожающее движение Бина, он повторил, срываясь на визг: — Не знаю, клянусь!

Эллиот понял, что он говорит правду. Зачем такой мелкой сошке станут сообщать имена клиентов босса? «Вас искало тридцать человек», — сказал Фолла. При расценках Лессинга операция такого масштаба должна стоить уйму денег. — Кто самый важный клиент у Лессинга? Ты должен это знать.

— Я не знаю. Нам никогда ничего не говорят о тех, кто нас нанимает. Если бы я знал, то сказал бы.

Нетерпеливо фыркнув, Бин стряхнул горячий пепел на босую ногу Фолла. Тот взвился, словно его прижгли раскаленным докрасна железом.

— Не надо! — Его голос сорвался. — Я слышал, как они говорили об одном человеке, но он может быть даже не клиент. Я просто слышал фамилию.

— Какую фамилию? — спросил Эллиот.

— Я слышал разговор Ниссона и Росса. Они говорили о человеке по имени Герман Радниц, который живет в отеле «Бельведер».

Радниц!

Эллиот оцепенел. В его памяти возник большой прием, устроенный вице-президентом МГМ, когда он отдыхал в Парадайз-Сити. В число четырехсот приглашенных попал и Эллиот. Человеком, произведшим на него особое впечатление среди всех богачей и знаменитостей, был похожий на жабу жирный финансист, по словам кого-то из собеседников, крупнейший в мире махинатор. Запомнилось его имя: Герман Радниц. «У него есть связи со всеми правительствами, и он на ты с президентом», — сказал собеседник.

Пряча возбуждение, Эллиот спросил:

— Кто такие Ниссон и Росс?

— Они ведут дело… Росс в машине на улице… Бин слушал все это с растущим нетерпением.

— Давай возьмем в оборот гада. Он знает больше, чем говорит.

Но Эллиот уже узнал все, что хотел. Он покачал головой.

— Надень ботинок, — сказал он Фолла. — Я мог сдать тебя полиции, но не стану. Помалкивай и мы тоже будем молчать. Можешь следить за нами дальше. Мы не делаем ничего плохого и не замышляем никакого взлома у Ларримора. Это чей-то фантастический вымысел. Если выкинешь какой-нибудь номер, я в долгу не останусь. Понял?

— Ты отпускаешь этого гада? — с изумлением спросил Бин.

— Именно. Пусть себе следит. Чего мне беспокоиться! — Эллиот слегка повернулся и, незаметно для Фолла, подмигнул Бину. Бин, разочарованный, подошел к двери и открыл ее.

— Убирайся отсюда к чертям! — рявкнул он на Фолла. Фолла, одуревший от страха, рванул по коридору и выбежал в сад.

Эллиот задумчиво смотрел на Бина.

— Думаю, теперь все ясно, — сказал он. — Герман Радниц. Никто в Сити, кроме него, не мог бы предложить миллион за эти марки. Он ведет дела с Россией. Он подходит по всем статьям, но теперь я хочу узнать, зачем ему так понадобились марки.

— Какая разница, если он платит?

— Он важная птица и опасен. Он может положить тебя на кончик пальца и размазать по стене.

— Да ну? — Бин насмешливо ухмыльнулся. — Я не боюсь богатой шпаны.

— Бывают моменты, Бин, когда ты приводишь меня в отчаяние. — Эллиот направился к двери. — Я пошел спать.

— Эй, погоди! Ты пойдешь завтра к тому типу?

— Нет. Надо убедиться, что марки нужны именно ему. Пока у меня одни догадки. Затем нужно подумать, как взяться за это дело.

— Что тут такого трудного? — нетерпеливо спросил Бин. — Ты идешь к нему, говоришь, что марки у тебя и ты просишь за них миллион, берешь деньги, отдаешь ему марки. Чем тебе это не подходит? Если ты не хочешь идти, я пойду сам.

— Как я уже говорил тебе, бывают моменты, когда ты приводишь меня в отчаяние.

Глава 8

На следующее утро Эллиот завтракал с Синди и Джо. Бин еще лежал в постели. И Джо, и Синди проявили острое любопытство к событиям прошедшей ночи и Эллиот рассказал им, что произошло.

— Я почти уверен, что Радниц нам и нужен, — закончил он, — но прежде чем обращаться к нему, я должен узнать, почему марками интересуется ЦРУ. Ссориться с ними — нешуточное дело. — Он взглянул на Синди. — Вы можете вспомнить, кто подписал циркуляр, который вы нашли вместе с марками?

— Ли Хемфри, — ответила Синди. — Подпись была поставлена штампом.

34
{"b":"6011","o":1}