ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Он держится особняком, если вы это имеете в виду. С чего вы о нем вспомнили?

— Вы с ним друзья, как я понимаю.

— Пожалуй. Что все это значит?

— Мне очень желательно войти с ним в контакт, но он отказывается встретиться со мной… Я нахожу такое поведение не совсем вежливым и думаю просить вас познакомить нас.

— Ларримор — человек с причудами, — Эллиот покачал головой. — Он сторонится людей. Что вам от него понадобилось?

— Марки. — Кендрик улыбнулся. — Я думаю заняться редкими марками. Ларримор — один из самых видных филателистов мира. Я был бы очень счастлив иметь его своим консультантом.

Эллиот уставился на него так, словно не мог поверить своим ушам.

— Ларримор? Вашим консультантом? Да вы спятили! Даже не надейтесь…

— В самом деле? — Кендрик печально покачал головой. — Что ж, полагаю вам лучше знать. — После паузы он продолжал: — Скажите, как вы подружились с Ларримором?

— Помимо увлечения марками, он любит гольф. Играет он посредственно, но как большинство таких игроков страстный энтузиаст. Он приходит в клуб раз в неделю и время от времени я с ним играю. Я отучил его загребать землю клюшкой и с тех пор он всегда держался со мной по-приятельски. Вот и все. Теперь я его совсем не вижу, из-за протеза пришлось распрощаться с гольфом.

— Как странно. Загребал землю? Удивительно. Как иногда получается. — Кендрик допил виски. — Хотя вы не виделись с ним в последнее время, но все-таки могли бы посетить его?

— Слушайте, Клод, я же сказал — ничего не»выйдет, — нетерпеливо отозвался Эллиот. — Ларримор не станет вам помогать. — Он двинулся к выходу. — Так Луис придет завтра к десяти?

— Да. — Кендрик улыбнулся — Не надо сильно беспокоиться, шери. Предрассветный час — самый темный.

— Кажется, я уже где-то это слышал, — сказал Эллиот и вышел.

— А теперь, мистер Кемпбелл, — сказал Барни, — обратите, пожалуйста, внимание на то, как я сплетаю нити моего рассказа, словно ковер. Я только оттого и не занимаюсь сам вашим ремеслом, что не умею правильно писать, ну и почерк у меня не особенно. Техника у меня есть, но все остальное ни к черту.

Я ответил, что не всем нам суждено достичь высот, и спросил, не хочет ли он еще один шницель.

— Неплохая идея, — согласился Барни и бровями подал знак Сэму. — Питая тело — питаешь ум, а? Я сказал, что это общеизвестный факт.

— Ну ладно… Я вывел на сцену Джо, Синди, Бина, Эллиота и Кендрика. Теперь настало время свести их вместе и я сделаю это постепенно. — Барни подождал, пока Сэм принесет шницель, и осмотрев его, одобрительно кивнул, а затем продолжал: — Джо не мог позволить Синди торчать дома и с обожанием смотреть на Бина, когда выяснилось, что у него кончаются деньги. Поскольку у него самого стало туговато с наличными, он послал Синди работать по магазинам утром, а по вечерам, как обычно, и сам тоже отправлялся работать в автобусах, оставляя Бина дома мечтать о большом куске.

Так уж получилось, что Синди шагала по главной улице, направляясь в магазин, когда увидела «ролле» Эллиота, стоящий возле тротуара. При виде машины, она остановилась, как вкопанная. Большинство прохожих замедляло шаг, чтобы поглазеть на машину, но Синди она заворожила. Это была машина ее снов, и она стояла перед ней, одетая в белый свитер и модные шорты, восхищаясь машиной, когда Эллиот вышел из галереи Кендрика.

Первым делом Эллиоту бросились в глаза длинные, красивые ноги Синди, а потом ее аккуратненький задик и, наконец, ее мячики. Эти три женские принадлежности сильно привлекли Эллиота, и он на минуту забыл про свои заботы и даже про свою железную ступню. Видя, как она таращится на его машину, он подошел к ней и сказал экранным голосом, от которого у его почитательниц бегали по спине мурашки:

— Она такая же красивая, как вы, правда? Синди резко обернулась в замешательстве, потом рассмеялась.

— Лучше! Мамочка! Какая шикарная машина! — И тут она во все глаза уставилась на Эллиота, узнав его.

Синди принадлежала к почитательницам Эллиота. Когда она была моложе, то обожала Эррола Флиппа. После его смерти она перенесла обожание на Эллиота. Оказавшись рядом со своей любимой кинозвездой, она была потрясена. Стиснув руки, она уставилась на него, выглядя, как помесь овцы и коровы, и воскликнула:

— Вы — Дон Эллиот!

Эллиот давно не видел такого влюбленного взгляда и теперь сразу отреагировал на него.

— Привет, — сказал он, улыбаясь той волнующей улыбкой, которой пользовался во времена, когда еще не потерял ногу. — Вы меня знаете, а я вас нет. Кто вы?

Синди пришла в себя.

— Я ничего не значу, мистер Эллиот. Просто проходила мимо и увидела эту машину, а потом появились вы.

— Она моя, — сказал Эллиот и ему впервые показалось, что этот огромный неприятный долг стоил тех тревог, которые ему причинил. — Хотите прокатиться?

— Вы не шутите, мистер Эллиот?

Эллиот рассмеялся, открыл правую дверцу и жестом руки пригласил ее садиться.

С изумленным выражением на лице Синди устроилась на пассажирском сиденьи, обхватив грудь руками. Эллиот медленно вел машину в плотном потоке транспорта, не говоря ни слова. Быстрый взгляд на лицо девушки подсказал ему, что с ней не надо разговаривать. Пусть помечтает, пусть отдастся бесшумному движению автомобиля. Выбравшись из потока машин на Приморский бульвар, он прибавил скорость и направился к горам. Он вел машину на средней скорости, пока не оказался на длинном участке пустынной дороги и тогда нажал педаль акселератора, давая Синди почувствовать внезапный напор бесшумной мощи мотора, стремительно увлекающего их со скоростью более ста миль в час. Там, где дорога кончалась, соединяясь с шоссе, ведущим в Майами, он притормозил и свернул на придорожную площадку.

— Ну, как? — спросил он. — Может, вы хотите сесть за руль сами, прежде чем решить?

Синди непонимающе посмотрела на него, все еще ошеломленная ездой.

— Решить? О чем?

— Разве вы не собираетесь покупать машину? — спросил Эллиот и улыбнулся. — Это ведь был испытательный пробег, правда?

— Если бы. — Она подавила вздох. — Хорошо бы, если бы так. Иметь деньги, иметь бы такую машину.

В Синди было что-то затронувшее Эллиота. Он так привык к куколкам, которые все знали и ничему не удивлялись, были готовы прыгнуть к нему в постель, что Синди сразу понравилась ему.

— Кто вы? — спросил он, закуривая.

Как раз этого Синди и не собиралась ему говорить.

— Синди Лак, — ответила она. — Я — никто, просто девушка, которая живет со дня на день.

— И как же вы живете?

— Как обычно, контора, пишущая машинка, и я.

— Синди, красивое имя. Вы везучая?

— О, да! Ведь я попала в эту машину. О, да! Он рассмеялся.

— Видели какой-нибудь мой фильм?

— Все до единого. Они такие же, как вы, удивительные! «Это не притворное излияние, — подумал Эллиот. — Она говорила от всего сердца».

— Вы приехали в отпуск?

— Правильно.

— Одна?

— Вместе с отцом.

Эллиот взглянул на свои часы.

— Я проголодался. Можно предложить вам ленч, или вас ждет отец?

Джо и Бин, конечно, ждали ее, но она не колебалась. В холодильнике осталась половина холодной курицы и они обойдутся без нее.

Он отвез ее в свою виллу.

Барни атаковал второй слой рубленого шницеля.

— Я хочу, чтобы эта история подвигалась без задержки, мистер Кемпбелл, — сказал он с набитым ртом. — Есть места, которые можно пропустить, но есть и такие, где приходится добавлять от себя, чтобы лучше передать атмосферу, поэтому не думайте, будто я говорю только ради разговора.

Я попросил его продолжать, не мешкая.

Он кивнул.

— Так вот, вилла Эллиота произвела на Синди ошеломляющее впечатление. Ей просто не верилось, что люди могут жить в такой роскоши. Она сидела за столом на террасе, с которой открывался вид на гавань и океан, окруженный цветущим кустарником и орхидейными деревьями. Ленч был таким же безукоризненным, как и обслуживание: молодые креветки, филе в сырном соусе и замороженные фрукты. Подали шампанское, от которого у Синди слегка закружилась голова.

9
{"b":"6011","o":1}