ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Анита увидела очертания фигуры Мануэля в иллюминаторе и поднялась по трапу. Он ждал ее и приветствовал, едва женщина показалась на пороге. Здесь же находился и Фуентес, нервно грызя ногти. Анита присела на скамью и положила руки на засаленный стол.

– Я уже кое-что предпринял, – сообщил Мануэль, усаживаясь напротив Аниты. – Прежде всего, я разузнал о твоем муже. Педро все еще без сознания, но он выживет. Ему обеспечен прекрасный уход, не волнуйся.

Анита сжала кулаки и крепко зажмурилась.

Мануэль, внимательно наблюдая за ней, поразился выражению самоотверженной любви, которое появилось на лице женщины.

– Полиция пытается установить его личность, – продолжал он, – но у них ничего не выходит. Я предупредил наших людей, чтобы они молчали. Когда Педро придет в сознание, он тоже будет скорее всего молчать. Не так уж все и плохо. У нас есть время, чтобы осуществить твой план.

Анита внимательно посмотрела на него.

– Педро выживет?

– Да. Один из санитаров, работающих в больнице, мой хороший знакомый. Он сказал, что Педро тяжело ранен, но у него есть все шансы выкарабкаться.

По лицу Аниты потекли слезы.

– Мы должны немного выждать, чтобы Педро смог выдержать такую поездку, – произнес Мануэль. – В создавшейся ситуации нельзя спешить. Если мы слишком рано вызволим его из рук полиции, он может не выжить. Понимаешь? Как видишь, я думаю не только о деньгах, но и твоем муже тоже.

Анита кивнула.

– Вот и хорошо. Я подумал над твоим планом. Мы должны прибегнуть к шантажу, и очень серьезному, иначе нам не вызволить Педро.

– Шантаж? – Анита непонимающе уставилась на Мануэля.

– Отец Уорентона, конечно, заплатит за своего сына. Он не пожалеет пяти миллионов. Но освободить Педро будет гораздо сложнее. Полиция наверняка окажет сопротивление. Именно поэтому я за шантаж.

– Какой шантаж? Я ничего не понимаю.

– Отель «Спаниш-бей» считается самым лучшим в мире. Для богатых туристов он является символом их процветания. Даже если они не живут в отеле, то все равно стараются доказать, что изредка там останавливаются. Если их спрашивают, обедали ли они в «Спаниш-бей», они чувствуют себя просто обязанными ответить утвердительно. У меня есть приятель в муниципалитете. По его мнению, доходы города сократились бы в два раза, исчезни «Спаниш-бей». Владельцем отеля является Жак Дюлон. Он друг нашего мэра. Если Дюлон узнает, что в его отеле заложена бомба и бомба взорвется, если Педро не отпустят на свободу, он сделает все, чтобы уговорить мэра и полицию. Мы должны убедить Дюлона, что взрыв бомбы на несколько месяцев выведет отель из строя.

– А если мэр и полиция поймут, что ты блефуешь? – спросила Анита.

– Я никогда не блефую, – жестко усмехнулся Мануэль. – Всегда говорю очень серьезно. Твоя задача – найти в отеле место, где можно подложить бомбу.

Анита широко раскрыла глаза.

– У тебя есть бомба?

– Да, – кивнул Мануэль. – Через несколько дней у меня будет две бомбы. У меня много друзей. Один человек, которого я спас от тридцати лет тюрьмы, является экспертом по взрывчатым веществам. Он уже изготовил одну бомбу и сейчас делает вторую. Первая бомба не представляет большой опасности. Вылетит несколько стекол – и все. Вторая сможет серьезно разрушить отель. Захватив заложников, нам останется только нажать одну из кнопок. После взрыва маленькой бомбы Дюлон поймет, что мы не шутим. После взрыва большой от отеля останутся руины. Щеки Аниты зарделись.

– Это великолепный план! Ты сдержал свое слово. Где я должна спрятать бомбу?

– Маленькую – лучше всего в холле. Она вряд ли кого-нибудь убьет или покалечит, но шуму будет много.

– А большую?

– Над этим я долго думал. По моему мнению, сердце отеля – это кухня. Мы пригрозим, что взорвем кухню. На Дюлона это подействует. Итак, большую бомбу ты спрячешь на кухне.

– Это не так-то просто сделать, – вздохнула Анита. – На кухне постоянно кто-то находится. Она ведь работает и днем, и ночью.

– Ты должна решить эту проблему, если тебе дорог твой муж. У нас есть время. Подумай над этим. Я не вижу другой возможности освободить Педро. Это единственный путь.

Анита кивнула и поднялась.

– Я найду такое место, – сказала она. – Ты умный человек, Мануэль, спасибо тебе.

Когда Анита ушла, Фуентес завопил:

– Кого волнует этот Педро?! Пять миллионов долларов! На кой черт нам эти бомбы?

– Если получится, Педро уйдет с нами, – холодно произнес Мануэль. – Я дал ей слово, я его выполню.

– Одумайся! – взмолился Фуентес. – Зачем нам эти бомбы?

– Если ты не согласен, можешь идти, – ответил Мануэль. – Иди в порт, там тебя схватит полиция. Так что выбирай. Или ты работаешь со мной, или уходишь.

Некоторое время Фуентес молчал. Он понял, что выбора у него нет. Ничего не оставалось, как работать с Мануэлем.

– Я с тобой, – хрипло произнес Фуентес.

– Хорошо сказано, – Мануэль похлопал его по плечу. – За это надо выпить. Но помни, если я пью с человеком, который говорит со мной о деле, это означает, что между нами заключен договор.

Они взглянули друг другу в глаза.

– Договорились, – натянуто улыбнулся Фуентес.

Восемь детективов Парадиз-Сити и еще шестеро, присланных из Майами, прочесывали Секомб в поисках Фуентеса. У них имелась фотография раненого Педро, но эту фотографию никто не узнавал. Никто также не знал, куда подевался Фуентес. Кубинцам было невыгодно портить отношения с Мануэлем.

Всеобщее молчание раздражало полицейских. Они заходили буквально в каждый дом, стучались в каждую дверь, спрашивая всех одно и то же:

– Вы видели этих мужчин? – И показывали фотографии.

Лепски и Якоби прочесывали район гавани. След к Фуентесу вел через Лу Салинсбери, богатого владельца яхты, который когда-то выпросил в полиции разрешение на ношение оружия для Фуентеса. Но Салинсбери давно отказался от услуг сторожа, так как укатил на Багамы. Фуентес оружие так и не сдал.

Лепски полагал, что кто-нибудь из сторожей должен знать Фуентеса.

Двигаясь по набережной, Лепски жевал котлету и ворчал. Было уже за полночь, а он все вспоминал о цыпленке, которого оставил на стойке бара в клубе Гарри Аткина.

– Цыпленок в винном соусе с грибами! – стонал он, пережевывая котлету. – Макс, ты можешь себе такое представить?

– Гарри сохранит его для тебя в холодильнике, – успокаивал его Якоби. – Можешь пригласить и меня на ленч.

Лепски хмыкнул.

– Ты слишком много думаешь о еде, Макс.

– А что в этом плохого? Интересно, чем занимаются те два парня?

Детективы замедлили шаг. На скамье сидели двое и пили пиво. На поясе у каждого висел пистолет. Вероятно, это были ночные сторожа.

Лепски представился, показал жетон и спросил о парнях на фотографиях.

Один из сторожей, коренастый пожилой мужчина, взглянув на фото, передал его своему более молодому напарнику.

– Кажется, это Фуентес. Он работал когда-то на мистера Салинсбери. Узнаешь его, Жак?

– Да, это он. Кубинец.

Коренастый взглянул на Лепски.

– Он в чем-то замешан?

– Не думаю. Но он мог бы дать нам кое-какие сведения, – ответил Том. – Вы не знаете, где его найти?

– Здесь он больше не работает. Я не видел его уже несколько недель.

Тот, кто был помоложе, сказал:

– Может, вам стоит поговорить с Мануэлем Торесом? Они с Фуентесом друзья. У Тореса рыбацкий бот. Он стоит на другом конце порта. Третья стоянка. Пожалуй, только Мануэль знает, где Фуентес.

– Мануэль Торес? – переспросил Лепски. – Кто это?

– Еще один грязный кубинец. Я вообще-то ничего не имею против кубинцев, но этот… Тот еще тип. У него есть бот и лавка на рынке. Торгует сувенирами. Важная птица.

– Важная птица? – удивился Лепски.

– Для кубинцев. У него масса друзей, которые вечно ошиваются на его корыте.

Поблагодарив сторожей, Лепски и Якоби направились в дальний конец порта.

12
{"b":"6012","o":1}