ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мэгги, тщательно вытерев хлебом остатки соуса, сунула корочку в рот и принялась жевать.

– Она страшилище, – сказала Мэгги. – Но ее платье мне нравится. – Она потянулась за новой булочкой.

Брейди, не слушая ее, производил в уме подсчеты.

«Эти бриллианты, – думал он, – проданные по отдельности, принесут около пяти миллионов. Да, надо узнать, кто эта бабенка».

В этот момент к ним подошел помощник метрдотеля.

– Надеюсь, «морской язык» вам понравился? – спросил он.

– Да, – ответила Мэгги.

– Может, желаете немного сыра на десерт?

– Да, – быстро сказала Мэгги.

– Прекрасно, мадам.

Помощник щелкнул пальцами, и к их столу подкатили четыре сервировочных столика со всевозможными деликатесами.

Брейди все еще продолжал разглядывать бриллианты Марии. Мысли его в это время блуждали весьма далеко.

– А вы что желаете, сэр?

Брейди вздрогнул, уставившись на тарелку Мэгги, переполненную лакомствами. Пока Брейди подсчитывал стоимость бриллиантов, Мэгги попросила официанта положить ей «всего по чуть-чуть». От такого поворота событий Брейди опешил.

– Только кофе, – сказал он официанту. – Вы не знаете, кто эти двое, которые только что вошли в зал?

Официант просиял.

– Миссис и мистер Уорентон, сэр.

– Ах, да! Я и забыл, – спохватился Брейди. – Они тоже здесь живут?

Официант, казалось, был на седьмом небе от счастья.

– Они проводят здесь медовый месяц, сэр. Пробудут у нас еще дней десять.

– Прекрасная пара, – закивал Брейди.

Официант принес кофе и отошел в сторону.

– Ты что, совсем спятила? – прошипел Брейди. – Твоя жратва обойдется мне в уйму долларов!

– Да? – Мэгги удивленно распахнула глаза. – Действительно дорого. Попробуй, дорогой, это неземная еда! – Она протянула ему на вилке розовый крем.

– Ешь сама и помалкивай! – прошипел Брейди.

Попивая кофе, он ворошил в памяти имена всех известных ему богачей. Он давно завел привычку запоминать сильных мира сего, надеясь, что когда-нибудь сможет воспользоваться этой информацией. Брейди понадобилось секунд десять, чтобы вспомнить все об Уилбуре Уорентоне. Этот парень был сыном техасского нефтяного короля Сайласа Уорентона. Не удивительно, что жена Уилбура носила такие бриллианты.

Мозг Брейди лихорадочно работал. Если удастся заполучить эти драгоценности, вскрывать сейф отеля незачем. Судя по всему, взять драгоценности Уорентонов гораздо проще. План Хеддона представлялся вполне реальным, но теперь Брейди был захвачен другой идеей. Ведь сейф отеля мог оказаться и недосягаемым.

Брейди снова и снова косился на драгоценности, сиявшие в другом конце зала, и чувствовал, как в нем растет желание завладеть ими. Было необходимо переговорить с Хеддоном. Но сначала следовало выяснить, где находятся апартаменты Уорентона. Надо было также узнать, пользуется ли молодая чета сейфом отеля. Брейди знал, что многие надменные дамы не в состоянии каждый вечер расставаться со своими побрякушками. По их мнению, спальня более надежна, нежели сейф отеля. Вполне возможно, что Мария Уорентон считала так же.

Наконец, Мэгги отложила вилку.

– Замечательно! – выдохнула она. – Теперь бы…

– Заткнись! – оборвал ее Брейди. – Больше ты ничего не получишь! Мы возвращаемся в коттедж.

Мэгги хихикнула.

– Конечно, милый.

Она поднялась и покатила кресло к выходу.

Помощник метрдотеля торопливо подскочил к ним.

– Разрешите помочь?

– Не надо, – проворчал Брейди. – Спокойной ночи!

Сопровождаемая взглядами посетителей ресторана, Мэгги катила перед собой кресло. Проходя мимо столика Уорентонов, она скосила глаза и увидела стоящую во льду серебряную чашу с черной икрой.

– Икра! – простонала Мэгги, выкатив кресло в холл. – Я ни разу в жизни не пробовала икры!

– Так в чем дело? – спросил грубовато Брейди. – Не экономь и закажи себе!

– Дорогой, мне кажется, ты в плохом настроении!

– Заткнись! Не мешай мне думать!

В коттедже Брейди выскочил из кресла, плеснул себе в стакан изрядную порцию виски и устроился на диване.

– Мэгги, за работу! Быстро надеть какое-нибудь скромное платье и отправляйся соблазнять прислугу. Ты должна собрать как можно больше информации. И найди мне Майка, надо переговорить с ним.

Через десять минут Мэгги вышла из коттеджа, облаченная в плотно облегающее платье, подчеркивающее каждый изгиб ее тела.

Прошло минут двадцать, в течение которых Брейди напряженно размышлял. Наконец, вошел Майк в форме шофера.

Брейди с удивлением отметил, что немного завидует Майку, его выдержке и хладнокровию: это был жесткий, дисциплинированный солдат.

– Входи, Майк, и налей себе чего-нибудь.

– Благодарю вас, но я не хочу.

Майк закрыл за собой дверь и сел в кресло.

– Мэгги сказала, чтобы я пришел сюда.

– Как устроился?

– Неплохо. Условия здесь нормальные. В другом конце парка есть ресторан для обслуги. Еда хорошая. Я подсел к одному из охранников, который сейчас освободился от службы. Он сразу определил, что я служил в армии. Его зовут Дейв Цутнем. Он бывший фельдфебель. Разговорчивый. Потом к нам подсел второй охранник. Он старше Цутнема. По-моему, они не ладят. Цутнем был рад моему обществу.

– Отлично, – кивнул Брейди. – Постарайся его разговорить. Мне нужна информация об одной семейной паре, которую я видел в ресторане. Мистер и миссис Уорентоны. На ней были бриллианты, которые стоят целое состояние. Постарайся выяснить, сдает ли она их на ночь охранникам. И не спеши. У нас еще есть несколько дней. Пусть эти парни сами проболтаются. Просто наведи их разговор на Уорентонов. Скажи, что твой шеф знает их. И хорошо бы присмотреться к детективам отеля.

Майк кивнул. Боль в боку не отпускала.

– О'кей. Цутнем сказал, что часто заходит в этот ресторан. Я увижусь с ним.

Он поднялся.

– Пожалуй, я подышу свежим воздухом, – сказал Майк, с трудом подавив гримасу боли.

Брейди внимательно смотрел ему вслед.

«Что-то неладное происходит с нашим солдатом, – подумал он. – Запавшие глаза, корка на губах, желтоватая кожа, капли пота на лбу… Может, какая-нибудь лихорадка? Он же был во Вьетнаме…»

Брейди нахмурился, но вскоре его мысли вновь перескочили на молодую пару Уорентонов.

Закрыв дверь каюты, Мануэль Торес откинул люк и помог Фуентесу выбраться.

– Что случилось? – дрожащим шепотом спросил Фуентес.

– Мне удалось от них отвязаться, – сказал Торес. – Но, боюсь, что это ненадолго. Ты умеешь плавать?

Фуентес вытаращил глаза.

– Умею. А что?

– Тебе придется прямо сейчас продемонстрировать это. Приходил очень настырный коп, его весь город знает… Погоди-ка!

Мануэль погасил свет и выскользнул из каюты. Укрывшись за мачтой, он затаился.

На причальной тумбе сидел детектив Якоби и поглядывал на бот. Мануэль незаметно вернулся в каюту.

– Придется тебе плыть, дружище, – сказал он Фуентесу. – Через час у копов будет ордер на обыск. Они перевернут весь бот.

– Куда же плыть? – жалобно прошептал Фуентес.

– Недалеко. Третий бот со стороны порта. Там обитает мой хороший приятель. Скажешь ему, что это я тебя прислал. Когда в моей каюте погаснет свет, вернешься обратно.

Через час с небольшим к рыбацкому боту Мануэля прибыли двое полицейских с ордером на обыск. Копы перевернули все вверх дном. Когда обыск закончился, Мануэль не без издевки поинтересовался:

– Господин полицейский, теперь вы мне верите? Мой друг Фуентес давно уже в Гаване.

Лепски сверкнул глазами, но сдержался. Когда все четверо полицейских уехали, Мануэль выключил в каюте свет.

Через полчаса Фуентес взобрался на борт.

– Больше они не придут, – сказал ему Мануэль. – Обсохни и ложись спать.

После полуночи суматоха на кухне отеля «Спаниш-бей» обычно затихала. Первый шеф-повар и его заместитель уходили, оставался лишь третий шеф-повар. Его дежурство заканчивалось в шесть утра. К этому времени он готовил яйца с ветчиной, бифштекс и кофе. Это был обычный набор блюд, который требовали редкие постояльцы, возвращающиеся из ночных клубов или казино.

14
{"b":"6012","o":1}