ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет необходимости напоминать мне об этом. – Брейди отправил в рот устрицу. – У меня сердце кровью обливается, когда я думаю о том, сколько все это стоит. Но ведь и добыча хороша. – Он улыбнулся. – Что посеешь, то и пожнешь.

Хеддон нахмурился.

– Что это значит?

– А здесь вкусно кормят, Эд.

– Хватит болтать! Ты что-то пронюхал?

– Конечно. Тебе известно имя Сайласа Уорентона?

Хеддон прищурился.

– Разумеется. А кто ж его не знает? Так о чем ты?

Брейди выждал некоторое время, потом отложил вилку.

– Сын Уорентона со своей женой проводят в отеле медовый месяц. Я видел его бабенку. Она вся увешана бриллиантами.

Хеддон вздрогнул.

– Уорентоны отдыхают в «Спаниш-бей»?

– Именно, – ухмыльнулся Брейди. – И не одни, а со своими бриллиантами.

Хеддон отодвинул в сторону свой горшочек с устрицами.

– Так, Лу… Эти бриллианты стоят не менее восьми миллионов долларов. Это по ценам официального рынка. Боже, все совпадает!

Брейди довольно кивнул.

– Да, Эд, я видел эти побрякушки.

– Я же думаю об этих бриллиантах с тех пор, как узнал, что отец Уорентона купил их! Свадебный подарок! Да, ему пришлось раскошелиться. Знаешь, сколько он заплатил за них? Десять миллионов! Его ободрали, как липку! Это, конечно, замечательные камни, но десяти миллионов они не стоят, – Хеддон перевел дух. – Рассказывай дальше.

– Молодая чета пробудет в отеле еще дней десять. А теперь подумай, Эд, вот о чем, – Брейди отправил в рот еще одну устрицу. – Мы планировали взломать сейф отеля и взять оттуда камушков на пять миллионов долларов. Тогда мне эта идея понравилась. Но мы до сих пор не знаем, где этот чертов сейф. Прибавь сюда бдительность охранников и детективов. А теперь я спрашиваю тебя, не лучше ли обратить внимание на бриллианты Уорентонов? Тогда можно послать ко всем чертям этот сейф.

Хеддон вновь занялся устрицами.

– Продолжай, Лу, я тебя слушаю.

– Когда ты дал мне в помощники Майка, ты сделал правильно. Это сильный парень. Он не только прекрасный стрелок. В нем есть что-то такое, чем обладают только настоящие солдаты. – Брейди покачал головой. – Я ему немного завидую. Ему можно доверять. Но меня кое-что беспокоит. Почему такой парень, как Майк, решил заняться нашим делом? Я этого не понимаю.

Хеддон нетерпеливо передернул плечами.

– Какая тебе разница? Его брат поручился мне за него. Я знаю его брата и верю ему. Зачем все усложнять. Ты что, недоволен работой Майка?

– Нет. Он отлично работает. Мне только не нравится его вид – как будто Майк болен. Тяжело болен.

– Его брат сказал, что ему нужны деньги, – произнес Хеддон. – Из твоих слов следует, что ты им доволен. Так какое же тебе дело до всего остального?

– Наверное, ты прав, – вздохнул Брейди. – Ладно, какого черта мы говорим об этом? Меня больше интересуют бриллианты. Вчера я поручил Майку выяснить, кладет ли миссис Уорентон свои бриллианты в сейф отеля. Охранник проболтался Майку, что дамочка никогда этого не делает. Видимо, это одна из тех дурех, которые считают, что если драгоценности находятся в номере, то это безопаснее. Сдавать их на хранение, а потом забирать – для нее слишком хлопотно. Охранник поведал, что однажды она закатила ему скандал, когда он намекнул ей, какому риску красотка себя подвергает, храня драгоценности в апартаментах. Он объяснил ей, что отель в этом случае не несет никакой ответственности за сохранность бриллиантов. Ненормальная леди велела охраннику убраться вон. – Брейди усмехнулся. – Впоследствии с ней беседовал сам Жак Дюлон. Ему она ответила, что это его обязанность обеспечить охрану апартаментов. Тогда в их номере был сделан сейф. Дюлон и чета Уорентонов полагают, что отныне бриллианты в безопасности.

Брейди улыбнулся, отхлебнул виски и продолжил:

– Этот сейф для меня просто игрушка. Я доберусь до бриллиантов, Эд, если ты одобряешь мой план.

Хеддон знаком подозвал метрдотеля.

– Ореховое пирожное, – заказал он ему.

– Вам тоже, сэр? – спросил метрдотель у Брейди.

– Мне яблочный пирог.

Брейди внимательно наблюдал за Хеддоном, который, казалось, окаменел. Брейди понимал, что мозг Эда сейчас напряженно работает.

Когда принесли десерт, Хеддон очнулся и произнес:

– Основная проблема – кому сбыть камни? Но, пожалуй, этот вопрос можно решить. Завтра я поговорю с Кендриком. Он единственный, кто может справиться с этим делом.

Брейди занялся пирогом. Реакция Хеддона ему понравилась. Эд ни на секунду не усомнился в способностях Брейди провернуть такую операцию.

Хеддон сосредоточенно ел свое пирожное и молчал.

В конце обеда подали кофе и бренди. И тут Хеддон неожиданно произнес:

– Ты спрашивал, не будет ли для нас более предпочтительным заняться бриллиантами Уорентонов вместо сейфа отеля?

Брейди пристально взглянул на него.

– Я тебя убедил или…

– Ты почти всегда меня убеждаешь, Лу, – спокойно произнес Хеддон. – Но ты никогда не мог мыслить крупными масштабами.

– Ну, знаешь… – Брейди смущенно улыбнулся. – Восемь миллионов…

– Тринадцать миллионов, – поправил его Хеддон. – А может, и пятнадцать.

Лу отпил бренди.

– Ты считаешь, мы можем взять бриллианты Уорентонов, а заодно и обчистить сейф отеля?

– Я этого не утверждаю, но давай обсудим эту возможность. Сначала надо установить, где находится сейф. Потом встретимся и обговорим все еще раз. За это время я побеседую с Кендриком насчет бриллиантов Уорентонов. А сейчас пора расходиться. Завтра сможешь прийти сюда в это же время?

Брейди, подумав, кивнул.

– Я все понял, – сказал он, пожимая руку Хеддона.

Он поднялся, оставив Хеддона наедине со счетом, в котором значилась астрономическая сумма.

Поужинав в ресторане для обслуживающего персонала, Мэгги и Майк устроились в гостиной коттеджа и проводили время в неторопливой беседе.

Мэгги все больше проникалась симпатией к Майку, который напоминал ей отца. Отец какое-то время тоже служил в армии – фельдфебелем, пока его не уволили за воровство. Он погиб в пьяной драке. Мэгги часто вспоминала своего отца. Он был очень привязан к ней, как и она к нему. К матери Мэгги никогда не питала таких чувств. После смерти отца она мечтала сбежать из дому. В семнадцать лет Мэгги совратила своего школьного учителя, и он загремел в тюрьму за совращение несовершеннолетней. Мэгги же взяли под надзор. Сбежав из дому, она подцепила богатого старика, который питал особую страсть к молоденьким девушкам. У него Мэгги прошла школу секса. Потом шесть лет она работала танцовщицей в варьете. Эти годы не сломили ее и не ожесточили. Она, как это говорят, была проституткой с золотым сердцем: темпераментная и очень добрая. Мужчины сразу чувствовали это. Постепенно Мэгги привыкла к тому, что мужчины в постели доверяли ей все свои проблемы. Она умела выслушать, утешить, облегчить страдания и подбодрить.

Майк почувствовал в ней эту особенность и рассказал о своей дочурке Крисси.

Сейчас они сидели в гостиной, ожидали возвращения Брейди, и Мэгги рассказывала Майку о своем отце.

– Ты чем-то похож на него, – с улыбкой сказала Мэгги. – Нет, не внешностью, а манерой говорить. Наверное, так говорят все солдаты.

– Может быть. Знаешь, Мэгги, я еще ни разу не занимался незаконными делами.

Мэгги улыбнулась.

– Я пошла на это дело ради Лу. Я люблю его. А что тебя заставило?

Тут-то Майк и рассказал ей о Крисси. На глаза Мэгги навернулись слезы.

– Ужасно! – воскликнула она, узнав, что полученные Майком деньги пойдут на содержание Крисси до конца ее дней. – Ты точно знаешь, что бедняжка умрет в пятнадцать лет?

Майк кивнул.

– Боже! – всхлипнула Мэгги. – Майк, ты замечательный отец.

– Я люблю ее, – тихо сказал он. – Все мои мысли только о ней. Это и есть та причина, которая толкнула меня на участие в этом деле. – Он взглянул на Мэгги. – Как думаешь, у нас получится?

16
{"b":"6012","o":1}