ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты не мог, а я могу. Именно поэтому я и замещаю шефа…

Но Лепски уже не слушал. Сорвавшись с места, он выбежал на улицу, сел в машину и помчался к ратуше.

Перед дверью регистрации иностранцев стояла длинная очередь бедно одетых кубинцев. Бесцеремонно растолкав очередь, Лепски вошел в здание.

В окошечке он увидел молодую женщину, которая заполняла какую-то карточку. Табличка гласила, что женщину зовут мисс Хепплуэйт.

Показав жетон, Лепски представился:

– Детектив управления полиции.

Женщина, не поднимая головы, продолжала свою работу. Лепски, конечно, не мог знать, что в это утро мисс Хепплуэйт имела серьезное столкновение с полицией по поводу ее машины, припаркованной в неположенном месте. В данный момент девушке были ненавистны полицейские всего мира.

Лепски, мрачно глядя на нее, побарабанил пальцами по стойке.

Наконец, девушка удостоила его своим вниманием.

– Я ведаю регистрацией иностранных граждан. Что вам угодно? Кто вы?

– Детектив Лепски. Городская полиция, – снова повторил Лепски и предъявил жетон.

– Ну и что? Я должна упасть на колени?

«Весьма остроумно», – подумал Лепски и сдержанно произнес:

– Полицейское дело, мисс. Мне необходимо установить, где работает Анита Цертис, проживающая по Фиш-Роуд, двадцать семь, Секомб.

Она неприязненно посмотрела на него.

– Зачем?

– Полицейское дело, – терпеливо повторил Лепски. – Тебе не стоит ломать над этим голову, детка.

– Не смейте меня так называть! Я могу привлечь вас к ответственности за оскорбление!

– Так, – сказал Лепски, теряя терпение. – Теперь я могу задержать тебя за оказание сопротивления полиции. Я расследую дело об убийстве. Желаешь проехаться со мной в полицейский участок? Там мы решим наш спор.

Взглянув на ожесточенное лицо копа, девушка подумала, что, пожалуй, хватит пререкаться. Вид Лепски ясно говорил о том, что он выполнит свою угрозу. Девушка неохотно сдалась.

– Как имя этой женщины?

– Анита Цертис, Фиш-Роуд, двадцать семь, Секомб.

– Вы должны понимать, что у нас очень много… – начала девушка, пытаясь восстановить свое пошатнувшееся достоинство.

– Анита Цертис! – прорычал Лепски. – Фиш-Роуд, двадцать семь, Секомб!

– Сейчас посмотрю.

Девушка направилась к картотеке. Она намеренно тянула время. Лепски явно нервничал, а кубинцы, стоящие в очереди, с интересом наблюдали.

Наконец, девушка вернулась с карточкой в руке.

– Она работает в отеле «Спаниш-бей». Ее смена начинается в семь утра. В час перерыв. В восемь вечера смена продолжается. Женщина работает уборщицей.

– Спасибо, детка, – язвительно улыбнулся Лепски и направился к выходу.

Низенький тощий кубинец произнес, обращаясь к своему приятелю:

– Последи за очередью. Я скоро вернусь.

Кубинец вышел из ратуши и направился к телефонной будке. Он знал Аниту Цертис. И знал человека, который мог бы предупредить Аниту, что за ней охотится полиция. Этим человеком был Мануэль Торес.

Детектив отеля Джос Прескотт готовился к ночному дежурству. Он побрился, принял душ и теперь переодевался. У него не шло из головы ночное приключение. Потрясающая девица! Прескотту не терпелось вновь увидеть ее и утащить в кусты.

Когда он завязал галстук, в дверь постучали.

В квартиру ввалился возбужденный Лепски.

– Привет, Джос!

– Привет. Я как раз собираюсь на дежурство.

Лепски сел.

– В отеле работает кубинка. Анита Цертис. Тебе говорит о чем-нибудь это имя?

– Конечно. Она работает уборщицей. А что с ней?

– Слышал про убийство управляющего домом? В Секомбе?

Прескотт кивнул.

– Так вот эта Анита Цертис – жена убийцы, – произнес Лепски. – Я хочу допросить ее.

– Черт, эти кубинцы вечно доставляют нам проблемы, – ругнулся Прескотт.

– И я то же самое говорю, – кивнул Лепски. – Женщина работает с восьми до десяти вечера, так?

– Да.

– Я пойду с тобой в отель, Джос, и там допрошу ее.

Прескотт задумался.

– Понимаешь, Том, она убирает апартаменты Уорентонов. Шеф будет недоволен, если она не успеет их убрать. Лучше подождать, когда она закончит работу. Я вызову ее в свой кабинет сразу после десяти.

– Хорошо, Джос, буду у тебя после десяти.

– Я доставлю ее, – заверил Джос.

Часы показывали половину седьмого. Лепски проголодался. Жена пообещала приготовить ему какое-то новое блюдо, но не сказала какое. Сейчас он мог думать только об этом. Время от времени Кэролл выискивала рецепты сложных блюд и пыталась претворить их в жизнь. Обычно такие попытки заканчивались неудачей. Но Лепски свято верил, что наступит день, когда Кэролл сумеет угостить его чем-нибудь по-настоящему вкусным.

Когда Лепски открыл дверь своего дома, его окутал кухонный чад и оглушили проклятия Кэролл.

Лепски попытался улыбнуться. Он выглядел, как персонаж фильма ужасов.

Анита и Фуентес ждали уже три часа. Для Фуентеса это были самые жуткие минуты. В каюте было очень жарко. Не в силах усидеть на месте, Фуентес ходил взад-вперед и все время курил. Он постоянно думал о том, что рядом находится женщина, которая его ненавидит, и которую он готов прирезать.

Наконец, на палубе послышались шаги Мануэля. Фуентес облегченно вздохнул. Анита тоже оживилась.

Войдя в каюту, Мануэль сел напротив Аниты и улыбнулся:

– Хорошие новости!

Повернувшись к Фуентесу, попросил:

– Налей мне чего-нибудь выпить.

Фуентес достал из шкафа бутылку рома и плеснул немного в стакан.

– Анита, извини, что так долго отсутствовал. Мой приятель в больнице был занят. Пришлось ждать.

– Как Педро? – спросила она.

Мануэль залпом выпил ром и поставил стакан на стол.

– Наконец-то я обстоятельно побеседовал с моим приятелем о состоянии Педро. Приятель мне сказал, что если правильно все организовать, Педро сможет поехать с нами. Он уже стал садиться на койке, неплохо ест, но надо быть очень осторожными.

Фуентес, слушая Мануэля, постоянно вытирал пот. Он знал, что Мануэль лжет.

– Что нужно сделать? – спросила Анита.

– Мой друг сказал, что Педро нужно доставить на мой бот в санитарной машине. Ты сможешь увидеть его только тогда, когда он окажется здесь. Тащить его в отель нельзя. Об этом не может быть и речи. Ему нельзя волноваться. Его необходимо оградить от малейшего напряжения.

Анита обдумывала услышанное.

Фуентес весь взмок от пота. «Проклятая баба, – думал он. – Она стоит между мною и миллионом долларов!»

Мануэль тоже думал, что от Аниты зависит успех всей операции. Только он думал о пяти миллионах долларов.

Наконец Анита подняла глаза.

– А пропустит ли полиция Педро на бот?

– А что им еще останется делать? Ведь мы же будем контролировать положение. В наших руках будут Уорентоны. Кроме того, у нас две бомбы. Дюлону я скажу, что отель можно взорвать и с борта бота, если не привезут Педро.

Анита настороженно взглянула на Мануэля.

– И ты решишься на это? Это реально?

– Да. Человек, сделавший бомбы, обязан мне жизнью. Он заверил меня, что эти бомбы можно взорвать даже с расстояния в две мили.

Анита не отводила глаз от Мануэля.

– Покажи-ка мне взрыватель.

Мануэль беспокойно заерзал, поднялся, подошел к шкафчику и достал взрыватель.

– Вот он. Если я нажму на верхнюю кнопку, взорвется маленькая бомба. Нажму на нижнюю – взорвется большая.

– И эта штука сработает?

– Конечно.

Анита облегченно вздохнула и улыбнулась.

– Значит, мы с Педро поедем в Гавану?

– Да.

Анита положила свою руку на ладонь Мануэля.

– Большое тебе спасибо. Ты действительно держишь свое слово.

Прикосновение Аниты обожгло Мануэля, словно раскаленным железом. Но он сдержался и не отдернул руку.

«Пять миллионов долларов! – думал он. – Эти деньги окупят все».

24
{"b":"6012","o":1}