ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– За мой счет?

– Эд, ты получишь восемь миллионов, а может, и больше.

Будь же человеком, Эд!

Хеддон задумался.

– Ладно, – сказал он. – Беннон получит деньги.

– Вот и отлично, – улыбнулся Брейди. – Договорились.

Он поднялся из-за стола.

– Беннон справится, Эд. И я тоже. Спасибо за отличную еду. Мне пора.

Он вышел из ресторана и направился к отелю «Спаниш-бей».

Глава 7

Мария и Уилбур Уорентоны вернулись в свои апартаменты в начале восьмого. После обеда они катались на водных лыжах, и Уилбур пребывал в прекрасном настроении, предвкушая тихий семейный ужин в ресторане отеля. Остаток вечера он планировал провести у телевизора. Его надежды рухнули, когда Мария сказала:

– Достань мои бриллианты, дорогой. Я себя отлично чувствую. Думаю, мне сегодня повезет в игре. Давай поужинаем в казино, а потом поиграем в рулетку.

«Прощай, спокойный вечер», – подумал Уилбур и вслух произнес:

– Но, Мария, мы же договорились, что ты не будешь выносить бриллианты за пределы отеля.

– Если я хочу носить свои бриллианты, я буду их носить! – резко ответила Мария. – Для чего еще они нужны?

– В городе полно нищих эмигрантов с Кубы, – сказал со вздохом Уилбур. – Зачем искушать их? На нас могут напасть.

– Не паникуй! Я надену свои драгоценности! Мы отправимся в казино в половине девятого. Не теряй времени, тебе пора переодеваться.

Пройдя в свою комнату, Мария хлопнула дверью.

Постояв немного в раздумье, Уилбур подошел к сейфу, набрал кодовую комбинацию и достал оттуда шкатулку с драгоценностями. Поставив шкатулку на столик, он подошел к телефону и набрал номер Жака Дюлона.

Услышав голос секретарши, Уилбур произнес:

– Говорит Уорентон. Мне необходимо побеседовать с мистером Дюлоном.

– Конечно, мистер Уорентон.

Уважительные нотки в голосе девушки понравились Уилбуру.

Через секунду в трубке послышался голос самого Жака Дюлона.

– Добрый вечер, мистер Уорентон? Чем могу вам помочь?

– Мы идем в казино, – сказал Уилбур. – Миссис Уорентон будет в своих бриллиантах.

Дюлон, обладавший прекрасной интуицией, тут же произнес:

– Понимаю, мистер Уорентон. Вам нужна личная охрана. Никаких проблем. Во сколько вы уходите?

– Примерно в половине девятого, – ответил Уилбур, удивленный проницательностью Дюлона.

– Ровно в половине девятого, мистер Уорентон, в холле вас будет ожидать надежный охранник. Я позвоню мистеру Кендрику, директору казино. Телохранитель будет находиться с вами в казино до вашего ухода. Потом он проводит вас в отель. Вас это устраивает?

– Да, конечно. Благодарю вас, мистер Дюлон. У вас прекрасный отель, – Уилбур был совершенно искренен.

– Рад, что могу вам помочь, – уважительно ответил Дюлон. – Желаю прекрасно провести вечер.

В это время Джос Прескотт сидел в ресторане для обслуживающего персонала. Перед ним стояла тарелка, в которой дымился поджаренный бифштекс. Внезапно к Прескотту подошел посыльный и сказал, что шеф срочно вызывает к себе детектива.

Мысленно выругавшись, Прескотт направился в кабинет Жака Дюлона.

– Вы будете сопровождать миссис и мистера Уорентонов в качестве телохранителя. Они отправляются в казино. На миссис Уорентон будут ее бриллианты, – произнес Дюлон. – Я только что говорил с директором казино. Там вас сменят. Как только убедитесь, что Уорентоны в безопасности, вернетесь в отель и приступите к своему дежурству.

– Понятно, сэр, – отчеканил Прескотт и подумал: «Эти богатые вонючие скоты! Вечно носятся со своими побрякушками!»

– Супруги должны выйти из отеля в половине девятого, – продолжал Дюлон. – Нельзя заставлять их ждать ни минуты. Сейчас половина восьмого.

Прескотт вспомнил, что должен был побеседовать с Анитой Цертис. Теперь, из-за того, что придется торчать в холле, поговорить с Анитой не удастся.

– Сэр, – произнес Прескотт. – Вы должны знать, что у нас работает уборщица, которая обслуживает апартаменты Уорентонов. Она кубинка. Ее муж арестован за убийство.

Дюлон вздрогнул.

– В это невозможно поверить. Как ее зовут?

– Анита Цертис, сэр.

– Хорошо, Прескотт, предоставьте это мне.

Как только Джос Прескотт покинул его кабинет, Дюлон вызвал управляющего по кадрам и потребовал немедленно уволить Аниту Цертис.

Управляющий застонал.

– Только не сегодня вечером, сэр, – взмолился он. – У меня некем заменить ее. Эта женщина работает добросовестно. Можно отложить ее увольнение до утра? Тогда я смог бы найти ей замену.

– Ладно, – согласился Дюлон. – Но мы обязаны отделаться от нее.

Пока шел этот разговор, а Прескотт проверял в своем кабинете револьвер, в отель пришла Анита Цертис. Она явилась немного раньше, чем обычно. Никто не обратил на нее внимания, когда она, открыв дверь своим ключом, вошла через служебный вход. Анита подумала, что полиция, наверное, еще не приходила в отель.

Бесшумно проскочив в дамский туалет, Анита заперлась в одной из кабинок и приготовилась ждать. Анита не хотела подниматься в апартаменты Уорентонов, так как опасалась, что там ее может поджидать полиция. В туалете она собиралась просидеть до половины первого, а потом открыть служебный вход Мануэлю и Фуентесу.

Поразмыслив, Анита пришла к выводу, что полиция будет ждать ее в кабинете Прескотта. В отеле «Спаниш-бей» не допустят, чтобы по коридорам шныряли копы. Богатым постояльцам это не понравилось бы.

Мысли Аниты переключились на любимого Педро. Как было хорошо, если бы они вместе уже плыли в Гавану! Анита желала обнять и утешить мужа. Она была уверена, что сумеет поставить его на ноги. Она бы работала на ферме сахарного тростника, зарабатывала деньги, а Педро лежал бы в доме отца. Выздоровев, он помогал бы ей.

Анита встала на колени и принялась молиться, чтобы поскорее оказаться вместе с Педро. Пока она молилась, Педро Цертис скончался.

Брейди, Мэгги и Беннон сидели в коттедже и обсуждали детали предстоящей операции. Брейди сказал, что имел разговор с шефом.

– У нас заберут драгоценности, после чего вы оба, – он кивнул на Мэгги и на Майка, – получите свои доллары. Возможно, придется подождать два дня.

Беннон с облегчением вздохнул.

– Это приятное сообщение, – сказал он.

Мэгги погладила его руку.

– Я рада за тебя, Майк. Надеюсь, твоей дочери будет хорошо.

Беннон принял три обезболивающие таблетки. Боль не донимала его, но чувствовал он себя все равно неважно. Движения стали какими-то вялыми, скованными, лишенными гибкости. У Майка появилось ощущение, что он умрет гораздо раньше, чем рассчитывал.

– Майк, я загримирую вас так, что родная мама не узнает. Помните, что когда мы спустимся на террасу, в апартаментах могут оказаться Уорентоны. Вы должны будете усыпить их. Если там еще кто-нибудь будет, необходимо и его усыпить. Итак, около двух часов ночи мы войдем в отель. На нас никто не обратит внимания. Да, Майк, не забудьте, что когда будете стрелять, попасть надо в шею, руку или лицо. Вся операция должна занять не больше сорока минут. Потом мы передадим драгоценности человеку, которого пришлет шеф, и еще два дня проживем в коттедже. Вы получите свои деньги, после чего мы расстанемся.

Беннон кивнул.

– Можете на меня положиться.

– Я знаю это. Понимаю, что означает для вас это дело.

Брейди обратился к Мэгги.

– Ты, дорогая, знаешь, что должна делать. У тебя будет свободен весь вечер после того, как ты сходишь в ресторан и предупредишь метрдотеля, что я плохо себя чувствую и не буду ужинать.

– О, ты себя плохо чувствуешь? – забеспокоилась Мэгги.

– Это ты так скажешь! – рассвирепел Брейди. – Я чувствую себя прекрасно! Когда полиция начнет расследование, я должен иметь алиби! Метрдотель должен знать, что я весь вечер провел в постели! Понятно?

Мэгги улыбнулась.

– Ты здорово все придумал. Я поначалу испугалась…

26
{"b":"6012","o":1}