ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ладно, ладно, – перебил ее Брейди. – Когда будешь в ресторане, посмотри, ужинают ли там Уорентоны. Постарайся разузнать, не собираются ли они куда-нибудь после ужина.

– Я все поняла, дорогой. – Мэгги замялась. – А… мне можно поужинать в ресторане?

– Пожалуйста! Можешь там хоть лопнуть от обжорства!

Мэгги радостно взвизгнула.

Беннон в это время думал о своей дочери. С того момента, как он приехал в Парадиз-Сити, он дважды звонил в детский приют. Старшая медсестра сообщила ему, что Крисси чувствует себя хорошо, не скучает, но часто спрашивает, когда вновь увидит его. Майк сказал, что скоро приедет, и медсестра обещала передать это Крисси.

Через полчаса Мэгги, одев свое лучшее платье, отправилась в отель. В стороне от толпы она заметила Джоса Прескотта; с мрачным видом он сидел в кресле. Одарив его лучезарной улыбкой, Мэгги вошла в ресторан.

Метрдотель сразу направился к ней. Стареющие мужчины, перестав жевать, провожали Мэгги взглядами, в которых читалось лишь одно желание: стать лет на двадцать моложе.

– Добрый вечер, мисс, – приветствовал ее метрдотель. – Мистер Ванце не с вами?

– Бедный старик себя неважно чувствует, – озабоченно произнесла Мэгги. – Порой у него бывают обострения хронической болезни… Он настоял на том, чтобы я поужинала одна. Мистер Ванце так добр ко мне.

– Позвольте, я пришлю ему ужин в коттедж? – спросил метрдотель, провожая Мэгги к столику.

Увидев в холле Марию и Уилбура Уорентонов, Мэгги остановилась. Джос Прескотт мгновенно направился к молодой чете. На шее Марии Мэгги заметила бриллианты. Потом Уорентоны и Прескотт исчезли из поля зрения.

– Позвольте, я пошлю ужин мистеру Ванце? – снова спросил метрдотель.

– Нет, благодарю вас. Мистер Ванце уснул. Я дала ему успокоительное.

Мэгги села за стол.

– Это были миссис и мистер Уорентоны?

– Да. Они проводят сегодняшний вечер в казино, – ответил метрдотель, предлагая ей меню. – Могу я порекомендовать вам что-нибудь на ужин?

Метрдотель считал эту медсестру самой очаровательной женщиной, которая когда-либо появлялась в отеле.

Мэгги, подняв на него огромные глаза, прошептала:

– Да, прошу вас. Я страшно голодна.

Мария Уорентон, войдя с мужем в ресторан-казино, произвела там сенсацию. В сопровождении метрдотеля они направились по красной дорожке к лучшему столику.

Богатые посетители уже ужинали. Обычно все спешили побыстрей покончить с ужином и приступить к игре. Но сегодня рулетку затмил блеск камушков. Многие впервые так близко увидели бриллианты Уорентонов. Мужчины сначала внимательно рассмотрели Марию, затем уже – бриллианты. Глаза женщин были прикованы к драгоценностям и больше ничего не видели.

Заказывая ужин, Мария всегда была очень придирчива и даже капризна. Уилбур, довольствовавшийся бифштексом, еле сдерживался, слушая, как его жена требует от метрдотеля разъяснений по каждой мелочи. Увидев, что все женщины в ресторане наблюдают за ней, Мария изощрялась как могла.

«В конце концов, у нас медовый месяц, – думал Уилбур. – Пусть забавляется. Только бы она не вела себя подобным образом, когда вернемся домой».

Джос Прескотт, переговорив с детективом казино и убедившись, что тот присмотрит за Уорентонами, а затем проводит их в отель, решил, что его миссия окончена. Покинув казино, он взял такси и мысленно был уже с Мэгги. Они должны были встретиться через пять часов. Пять долгих часов!

Джос был настолько занят мыслями о Мэгги, что совсем позабыл об Аните. Он не вспомнил о ней даже тогда, когда делал обход отеля. То и дело глядя на часы, Прескотт думал о том, как будет лежать с Мэгги на мягкой траве, скрытый густыми кустами…

Достав из пакета два револьвера 38-го калибра, Мануэль положил их на стол.

– Пора. Будь осторожен с оружием. – Он протянул один револьвер Фуентесу. – Помни, никакой стрельбы! Полиция не должна вмешиваться.

Он выдержал паузу и спросил:

– Ты меня понял? Стреляем только в том случае, если не остается ни единого шанса на успех.

– Я понял, – Фуентес взял револьвер и облизнул пересохшие губы.

– Первые несколько дней старый Уорентон будет собирать деньги, – сказал Мануэль. – Мне придется нажимать на Дюлона. Думаю, хозяин отеля согласится кормить нас. Будем дежурить по очереди. Уорентонов свяжем. Аниту тоже свяжем и заклеим ей рот. Нелегко, приятель, но пять миллионов долларов того стоят.

– Один миллион мне, четыре тебе, – уточнил Фуентес.

– Да, ты прав, – улыбнулся Мануэль, но Фуентес заметил, что его черные глазки-маслины смотрят недружелюбно.

– Если мы будем несколько дней сидеть в отеле, заложникам тоже потребуется еда. И туалет.

– Отель предоставит им еду, – сказал Мануэль. – А туалет есть в апартаментах.

– Когда Анита придет в себя, она станет опасной. Может, не будем ее развязывать?

– Не забивай себе голову этими мелочами. Предоставь мне это решить.

Фуентес пожал плечами.

– Анита опасна.

Мануэль снова улыбнулся.

– А я еще опаснее, друг мой.

Они посмотрели друг на друга, и Фуентес почувствовал, как по его взмокшей спине побежали мурашки.

Раздался телефонный звонок, заставивший обоих вздрогнуть.

Мануэль подошел, снял трубку.

– Торес слушает, – сказал он.

Фуентес поглаживал револьвер, думая, что скоро навсегда расстанется с Мануэлем. Холод металла придавал Фуентесу уверенность.

Наконец, Мануэль сказал:

– Спасибо, друг. Я не забуду о тебе. – Он повесил трубку и улыбнулся Фуентесу. – Многие проблемы решаются сами по себе. С Анитой у нас не будет хлопот. Мой друг из больницы сказал мне, что Педро умер.

– Умер? – Лицо Фуентеса просветлело. – Это хорошая новость!

Мануэль наблюдал за ним.

– Если Анита узнает, она может не впустить нас, – сказал Фуентес.

– Она не узнает, – ответил Мануэль. – Она сейчас сидит в отеле и ждет нас. Когда она проведет нас в апартаменты, я скажу ей, что у Педро был приступ и он умер. Анита ничего не сможет сделать. Полиция ее разыскивает. Она будет с нами. Я пообещаю ей немного денег.

– Она может подумать, что ты обманываешь ее, – забеспокоился Фуентес. – Если она не поверит, что Педро умер, то станет очень опасной.

Мануэль подошел к шкафчику, достал оттуда маленький транзисторный приемник и сунул его себе в карман.

– Я даже не буду ей говорить об этом. Сообщение будет передано в новостях. Мы с тобой сделаем вид, будто услышали об этом впервые.

В другой карман Мануэль высыпал горсть патронов.

– Если у нее начнется истерика, я оглушу ее. Нам должно повезти, друг мой. А теперь пора ехать в отель.

Мануэль и Фуентес спустились по трапу и, миновав территорию порта, подошли к машине.

– Все идет замечательно, – сказал Мануэль, управляя автомобилем. – Скоро мы с тобой станем миллионерами.

По пути в отель Фуентес то и дело ощупывал рукоять своего револьвера.

Около десяти часов Том Лепски и Макс Якоби подъехали к боковому входу отеля «Спаниш-бей». У Лепски было отвратительное настроение. Кэролл сказала, что сегодня вечером они должны отметить знаменательную дату. Лепски, который вообще не помнил ни одной знаменательной даты, напрочь забыл, что как раз сегодня исполняется год со дня их первого путешествия в Европу. Кэролл заявила, что хочет непременно пойти в какой-нибудь ресторан. Там, по ее словам, они могли бы вспомнить те немногие приятные эпизоды путешествия, которые были. Лепски, редко слушая, что ему говорит Кэролл, согласно буркнул и тут же обо всем забыл. Сегодня он приехал домой поужинать и был удивлен тем, что Кэролл, вместо того, чтобы быть на кухне, принимает ванну.

– Что у нас сегодня на ужин? – рявкнул Лепски.

– Сегодня мы идем в ресторан, – холодно ответила жена. – Мы же договорились.

27
{"b":"6012","o":1}