ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Извините, – он взял меня за руку. – Вернемся к машине. Джо и Бенни доведут работу до конца. Надеюсь, вы удовлетворены нашей работой?

На подгибающихся ногах я направился к машине. Багажник был открыт. Я механически заглянул туда, и меня едва не стошнило. Весь коврик был покрыт пятнами запекшейся крови. Гарри взял меня под руку.

– Не волнуйтесь, мистер Лукас. Джо все вымоет. Садитесь в машину и успокойтесь. Вам больше не о чем беспокоиться.

Я открыл дверцу и сел рядом с водительским местом. Размозженный череп Марша стоял у меня перед глазами. Я даже не пошевелился, когда Джо и Бенни вернулись в машину. Они вновь заняли свои места, а Гарри сел за руль.

– Я отвезу вас домой, мистер Лукас. Джо займется автомобилем, а потом я пригоню вашу машину в гараж. Вам совершенно не о чем беспокоиться.

«Совершенно не о чем, – подумал я. – До тех пор, пока не появится Клаус и не потребует плату за оказанные услуги».

Остаток воскресенья я провел дома с ледяным компрессом на лице, раздумывая над своим незавидным положением. Я был совершенно уверен, что вскоре сюда явится Клаус и будет меня шантажировать. Но достаточно ли сильна его позиция? Труп уже похоронен и никто не видел Гленду Марш в Фэрри-Пойнт. По крайней мере я никого не видел по дороге на пляж. А если я пошлю Клауса к черту, когда он появится с требованием компенсации за оказанную услугу? Как он отреагирует на это? Похоронив труп, он лишился серьезного козыря в своей игре. Так, по крайней мере, мне казалось. Но если он обратится к шерифу, укажет место захоронения трупа и назовет мое имя? Какие у него имеются доказательства, что это именно я убил Марша? Достаточно не потерять головы и все отрицать, чтобы в это никто не поверил. Я понимал, что нет убедительного объяснения моей разбитой физиономии. Авария автомобиля, это звучит слишком надуманно. Ведь о малейшем столкновении с автомобилем я должен сообщать в полицию. А уж они, проведя элементарное расследование, тут же выведут меня на чистую воду. И мне опять будут грозить неприятности. Но в любом случае на этот счет можно что-то придумать. Затем я начал думать о Гленде. Связана ли она со всем этим? Я отказывался верить в то, что она была лишь приманкой. Существовала возможность убедиться в этом. Даже в воскресенье редакция «Инвестора» наверняка работала. Я снял трубку и попросил соединить меня с Нью-Йорком. Через некоторое время меня соединили с редакцией журнала. Я сказал, что хотел бы поговорить с редактором. Еще через некоторое время в трубке послышался сочный мужской голос:

– Гаррисон слушает. Кто у телефона?

– Извините за беспокойство, мистер Гаррисон, – торопливо сказал я. – Но мне совершенно необходимо срочно связаться с миссис Глендой Марш, фоторепортером, которая работает у вас в редакции.

Гаррисон переспросил имя и после короткой паузы сказал:

– Вы ошиблись. Нам совершенно неизвестно это имя, и мы никогда не нанимали по контракту свободных фотокорреспондентов с таким именем.

– Благодарю вас, – я положил трубку.

Итак, все было понятно. Я поднялся, сходил на кухню и положил в салфетку новые кубики льда. Я чувствовал себя совершенно опустошенным. Гленда Марш служила не более чем приманкой! В Шаронвилле ли она? Я очень сильно в этом сомневался.

Теперь я находился в лучшем положении и мог послать Клауса к черту. Если он попытается пришить мне убийство, я смогу предъявить ему встречное обвинение, заявив, что он в сговоре с Глендой. Если шериф допросит ее, она может расколоться и сказать правду. Но я все же с трудом верил, что она не любит меня.

К четырем часам моя физиономия выглядела уже вполне сносно. Голова не болела, ссадины на щеке были едва заметны. Я был разбит физически и морально, но все же надеялся, что смогу противостоять Клаусу. Тут я вспомнил о машине и спустился в гараж. Машина стояла на своем обычном месте вычищенная и надраенная до блеска. Поколебавшись немного, я открыл багажник. Он был безукоризненно чист, коврик был заменен на новый. Никаких следов пребывания трупа в нем не было заметно. В тот момент, когда я закрывал багажник, подъехал мой сосед Фред Лоусон. Это был один из тех болтунов, которые тут же начинали звонить во все колокола, едва им становилось известно что-нибудь компрометирующее о соседях.

– Привет, Ларри, – жизнерадостно крикнул он, выходя из машины.

О, черт! Мой желудок сжала спазма, но я все же заставил себя вымученно улыбнуться.

– Хэлло!

– Бог мой, что с вами?

– В меня попал шар для игры в гольф.

Он взволнованно смотрел на меня.

– Но ведь вы могли выбить себе глаз?

– Как видите, этого не произошло.

– У меня имеется прекрасное средство от синяков. Поднимитесь со мной, Ларри, и я его вам дам. Мой сын занимается боксом и иногда приходит домой в таком виде…

Мне ничего не оставалось, как подняться в его квартиру. По счастью, жены дома не было, и я вздохнул с облегчением, так как она была еще более болтлива, чем ее муж. Он дал мне тюбик какой-то мази.

– Смажьте ушибленное место и повторяйте эту процедуру через каждые два часа. Через день от синяков не останется и следа.

Я поблагодарил его, сославшись на то, что дома много работы, пожал ему руку и вернулся к себе.

Первым делом я намазал лицо мазью. Было уже почти пять вечера, а я до сих пор ничего не ел. Открыв банку с бобами, я разогрел их и без аппетита поел.

Ночь была ужасной. Я все время думал о том, что делать дальше. К утру синяки приняли желтый цвет, но от бессонной ночи голова буквально раскалывалась. Поскольку меня ждал напряженный рабочий день, я появился в офисе ровно в 8.30. Начиная с этого момента у меня не было времени думать ни о Гленде, ни о Клаусе, ни о ком бы то ни было.

Я пообедал с одним из клиентов, которому продал пять калькуляторов. После еды, довольный сделкой, я вернулся обратно в офис и нос к носу столкнулся с шерифом Томпсоном.

– Салют, гражданин!

– Хэлло, Джо.

Он внимательно смотрел на меня.

– Что с вами произошло? Несчастный случай?

– Да нет, просто шар от гольфа. Не успел среагировать.

– Вот как?

– Как дела, Джо? – пытаясь перевести разговор на другую тему, спросил я.

– Дела идут. – Он потер кончик носа тыльной стороной ладони. – Вы видели Гленду Марш?

Мое лицо стало непроницаемым.

– Нет. Я провел уик-энд, занимаясь домашними делами и синяками.

– Я ей назначил встречу, чтобы сфотографировать тюрьму, но она почему-то не приехала. Возможно, просто забыла.

– Может быть, она немного приболела?

Он внимательно смотрел на меня.

– Я ходил вчера вечером к ней домой, но привратник сказал, что она уехала, забрав багаж.

– Вот как? – я напрасно пытался выдержать его взгляд. – Любопытно. Возможно, срочный вызов или еще что-то в этом роде.

– Возможно. Что ж, мистер Лукас, у вас работа, да и у меня тоже. – Кивнув, он ушел.

Я проводил его взглядом, затем вернулся в свой кабинет. Усевшись за стол, я задумался. В любом случае, мне ничего не сделать до визита Клауса. Лишь когда я буду знать его требования, можно будет предпринять какие-то шаги, чтобы выйти из создавшейся неприятной ситуации.

В ожидании я провел долгие четыре дня. Напряжение все возрастало и к исходу четвертых суток достигло апогея. Я нервно вышагивал взад и вперед по гостиной, чувствуя, как лихорадочно стучит сердце. Уже к вечеру в мою дверь позвонили. Прибыла срочная почта. Конверт был достаточно объемный. Расписавшись в квитанции, я понял, что мои враги перешли к действию. Закрыв дверь, я сел в кресло и разорвал конверт. Внутри находилось восемь прекрасно выполненных цветных фотографий, сделанных, судя по всему, с помощью мощного телеобъектива.

Фото номер один: Гленда в бикини, а я направляюсь к ней. Фото номер два: Гленда совершенно обнаженная лежит на спине, а я тоже в чем мать родила наклоняюсь над ней. Фото номер три: я лежу на ней, а Марш с перекошенным от бешенства лицом выходит из кустов. Фото четыре, пять и шесть: мы деремся. Фото номер семь: я стою над Маршем, все его лицо в крови. Фото номер восемь: я рою могилу Маршу.

10
{"b":"6013","o":1}