ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я налил ей еще виски. Она залпом выпила, затем продолжала:

– Так все и произошло, Ларри. А через некоторое время Клаус сказал, что намеревается ограбить банк в Шаронвилле. Он начал собирать всю информацию о Браннингаме. Так он узнал, что ты играешь с ним в гольф. А так как я неплохо играю в эту игру, то он и послал меня в гольф-клуб, чтобы я познакомилась с тобой. Но перед этим Джо испортил машину Браннингама, чтобы тот не смог приехать на игру, а я смогла беспрепятственно встретиться с тобой. Это именно Клаусу пришла в голову мысль послать меня в Шаронвилл, якобы по заданию редакции. Он надеялся, что я смогу каким-либо образом вытянуть у тебя секреты безопасности банка. – Она запустила пальцы в мои волосы. – Если бы ты это сказал мне, Алекс был бы жив. – Она с безнадежным видом развела руками. – Но на этот раз надежды Клауса не оправдались. Тогда он придумал операцию с шантажом и приказал мне выполнить все то, что я сделала. Из боязни получить еще одну трепку я не смогла отказаться. Я думала, что они только сфотографируют нас на пляже. Я даже не подозревала, что они могут убить Алекса. Уверяю тебя! – Она посмотрела на меня. – Ты должен ненавидеть меня за то горе, которое я тебе причинила. Но если бы тебя били, как били меня, ты бы понял мое положение.

– Послушай, я на тебя совершенно не сержусь, – запротестовал я. – Нам нужно найти какое-то решение. Ведь я люблю тебя! – Я взял ее за руку. – У меня в запасе шесть дней, чтобы дать ответ. Пока я ничего не могу придумать, но сообща, надеюсь, мы сможем найти выход из создавшегося положения. Клаус хочет ограбить банк и требует, чтобы я сказал ему, как это можно сделать. У него достаточно вещественных доказательств, чтобы упрятать меня в тюрьму до конца дней моих. С этим надо считаться. Но у меня тоже есть козыри. Например, я могу пойти к Браннингаму и рассказать все. Как мне сказал Клаус, Браннингам очень добродетельный человек, он никогда не станет на сторону шантажиста. Я в этом уверен. Он знает, что Клаус лжец и вор. Он достаточно могуществен, чтобы приказать арестовать Клауса и помочь мне выбраться из создавшегося положения. В Шаронвилле для меня будет все закончено, но, по крайней мере, я не попаду в тюрьму. Мы сможем вместе уехать в другое место и начать все сначала. Первое, что мне нужно сделать, так это поговорить с Браннингамом.

Гленда закрыла глаза и задрожала.

– Послушай, Ларри, ты, кажется, забыл, что это сумасшедший. Если он, не задумываясь, убил Алекса, чтобы шантажировать тебя, то что ему помешает убить меня или даже тебя? Мы никогда не сможем куда-либо уехать. Он отыщет нас даже на краю света. Мне бы очень хотелось так сделать, но не все так просто. – Некоторое время она молчала, потом сказала: – Если ты не захочешь сотрудничать с ними, они убьют меня, а убийство вновь повесят на тебя.

Я с ужасом смотрел на нее, не веря тому, что услышал.

– Убить тебя? Неужели возможно даже такое?

– Клаус предупредил, что если ты пойдешь к Браннингаму, он убьет меня. Иначе почему я оказалась здесь? Почему он позволил мне встретиться с тобой? Он сказал, чтобы я ясно и точно изложила создавшуюся ситуацию. Он без раздумий убьет меня и это убийство тоже повесит на тебя.

Неприятный холодок пробежал по моей спине.

– Единственная возможность как-то выбраться из этой ситуации – так это сказать Клаусу, как проникнуть в банк. Но ты сам должен решить это.

Она поднялась и начала нервно ходить по гостиной.

– Это чудовище! Я его очень боюсь. Я не хочу умирать, Ларри! Я хочу жить с тобой. Мне наплевать на то, что у нас не будет денег. Какое тебе дело, Ларри, до того, что банк будет ограблен? Достаточно тебе сказать, как это сделать, и мы будем свободны.

Я нерешительно смотрел на нее.

– Но, Гленда, ведь именно я изобрел эту систему безопасности. Если Клаус проникнет в банк, весь мой авторитет, положение в Шаронвилле, все полетит к чертям.

Она закрыла лицо руками.

– Как я понимаю тебя, Ларри, для тебя моя жизнь на втором месте.

И словно в ответ на ее слова, дверь открылась и вошли Джо и Бенни. Я схватил Гленду за руку, но Бенни оттащил ее от меня.

– Надеюсь, ты теперь уяснил свое положение, мерзавец? – прорычал он. – Если ты не сделаешь, что тебе приказано, ты навсегда потеряешь эту девушку.

Затем они ушли, толкая перед собой Гленду.

Я подошел к окну. Они втолкнули ее в тот же старый «шевроле», на котором Джо возил меня на встречу с Клаусом. После того как машина скрылась из виду, я подошел к креслу и сел.

Мне казалось, что я вновь во власти кошмара, и я с нетерпением ожидал, когда этот жуткий сон закончится. Часы пробили одиннадцать. Телевизор соседей внезапно умолк, лишь слышался приглушенный шум уличного движения. Я был вынужден признать, что это не сон. У меня в ушах до сих пор стоял вибрирующий голос Гленды: «Какое тебе дело до того, что банк будет ограблен?» Я думал о Браннингаме и о том, что он для меня сделал. Я вспомнил слова Диксона: «Браннингам ведет себя безжалостно с людьми, которые не оправдали его доверия. Это принципиальный человек».

Если я выложу ему свою историю о шантаже, он не будет испытывать ко мне никакой жалости. Моим первым порывом было пойти к нему и все рассказать. Поразмыслив, я пришел к выводу, что он поступит со мной точно так же, как сорок лет назад поступил с Клаусом. Я с трудом верил, что Клаус может приказать убить Гленду, но ведь убил же он ее мужа! Приходилось считаться с тем, что его угроза вполне реальна, и это было невыносимо. «Тебе достаточно сказать, как это сделать, и мы будем свободны». Я могу, конечно, уступить нажиму Клауса и рассказать, как проникнуть в банк. Браннингам, Менсон и я были единственными людьми, которые знали все о системе безопасности банка. Если Клаусу удастся ограбление, полиция в первую очередь займется лишь нами тремя. Браннингам будет вне подозрений. Остаются Менсон и я. Никогда бы Браннингам не доверил управление банком Менсону, если бы не был совершенно уверен в нем. Полиция проведет расследование и установит, что, кроме работы, Менсон ничем не интересуется. Потом они займутся мной.

Именно я спроектировал и установил систему безопасности. Я гораздо лучше Менсона знаю, как функционируют все приборы. Эта система настолько эффективна, что ни один грабитель не может забраться в банк, если не обладает нужной информацией. А эта информация известна только нам троим. Браннингам и Менсон вне подозрений, следовательно, остаюсь один я.

Клаус угрожал пожизненным заключением за убийство Марша. По словам Гленды, он намеревался убить и ее, повесив на меня второе убийство. Это произойдет, если я откажусь с ними сотрудничать. Но если я сделаю это, то могу расколоться, когда полиция возьмет меня в оборот. А раз так, меня все равно приговорят к длительному тюремному заключению. Выхода нет. И все же должен существовать какой-то выход из этой смертельной ловушки! У меня имеется шесть дней на то, чтобы найти его.

Наступил понедельник. Груда бумаг, как Монблан, возвышалась на моем письменном столе. Телефон звонил, не переставая. Билл Диксон сообщил из Сан-Франциско последние детали нашей сделки.

– Это грандиозно, Ларри, – возбужденно сказал он. – Они согласились на все наши условия. Мы действительно начинаем ворочать крупными делами.

Я слушал его, делая пометки, если пункт касался моей части работы. Загруженный работой по самые уши, я даже не думал о Клаусе, загнав мысли о нем куда-то в подсознание. Но они всплывали, едва у меня оказывалась свободная минута.

Мисс Мэри Олсом, моя секретарша, девица неопределенного возраста, просунула голову в мой кабинет.

– Шериф Томпсон хочет поговорить с вами, мистер Ларри.

Я с тревогой глянул на входившего в мой кабинет шерифа.

– Привет, гражданин, – сказал он. – У меня служебное дело. Понимаю, у вас много работы, но дело не терпит отлагательств.

– Хорошо, Джо, не будем терять времени. В чем дело?

Зазвонил телефон. Я поморщился, но взял трубку. Звонил один из наших клиентов. Я посоветовал ему обратиться к Биллу и положил трубку.

13
{"b":"6013","o":1}