ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жизнь с Мэри оказалась очень непростой. Она – одна из тех немногих женщин, которые ненавидят секс, так что счастья семейной жизни я не получил. И, как это всегда бывает, через некоторое время я стал ей изменять. Кто бы так не поступил? Посмотрим фактам в лицо, Ларри. В жизни есть только две вещи, заслуживающие внимания, – деньги и женщины.

Так как я не отвечал, он продолжал:

– Я имел глупость переспать со своей секретаршей, будущей матерью Гленды. Она была обворожительной девушкой – именно девушкой – и умерла при рождении Гленды. – Он вздохнул. – Так я оказался с маленькой дочкой на руках. Если бы об этом узнала Мэри, она тотчас же потребовала бы развода, и я потерял бы материальную поддержку. Я всегда хотел завести детей, но Мэри категорически отказалась рожать. Я доверил Гленду одной семье и время от времени навещал ее. – Он вновь выпустил клуб дыма. – Вы даже не представляете, какие чувства охватывают тебя, когда ты ощущаешь себя отцом маленькой девочки. Надеюсь, со временем вы это поймете. Я навещал Гленду каждый месяц. У нее было все, что я только мог дать ей: самое престижное образование, прекрасный дом, я научил ее играть в гольф. Я учил ее на уединенных участках для гольфа, и она быстро постигла эту игру.

Потом все изменилось. Я не понимаю, как это произошло. Возможно, потому что у меня уже не было так много времени, чтобы встречаться с ней. Настало время, когда я мог видеть ее не чаще трех раз в год. Работа отнимала у меня практически все время. Потом в ее жизнь вошел Гарри Бретт. Я знал, что рано или поздно у нее появится мужчина, но надеялся, что это будет достойный человек. Едва у меня выдавался свободный день, я приезжал сюда, чтобы провести с ней уик-энд, вот как и сейчас. Я предупреждал заранее о своем визите, и Бретт исчезал. Теперь ситуация изменилась, Ларри. – Он серьезно посмотрел на меня. – Существенно изменилась. Гленда влюбилась в вас. Она больше и слушать не хочет о Бретте. Она хочет быть только с вами. – Он наклонился, стряхнув пепел в пепельницу. – Сейчас мы оказались в трудном положении, но я уверен, что мы найдем из него выход. Не забывайте, что моя дочь любит вас. Вы ей необходимы, и она рассчитывает на вашу помощь. Она и я рассчитываем на вашу помощь.

Я молчал. Глядя на этого толстого импозантного старика, я понял, что он лжет. Фаррел Браннингам! Человек, одним мановением руки сделавший для меня практически все. Я вспомнил события последних дней. Убийство Марша, убийство Томпсона, шантаж, Клаус, Бенни, Джо и Гарри. Именно Гленда умоляла меня найти способ, как забраться в банк.

Весь во власти сомнений, я спросил:

– Так вы говорите, что Гленда рассчитывает на то, что я помогу вам? И чем же я могу вам помочь? Странно, что человек вашего положения нуждается в помощи такой мелкой сошки, как я.

Он отвел глаза, потом продолжал:

– Надеюсь, вам не нужно напоминать, Ларри, что без моей помощи вы так и остались бы мелким служащим. А теперь вы преуспевающий молодой бизнесмен, у вас солидная фирма, вы уважаемый человек в Шаронвилле.

Я смотрел на него в упор, не говоря ни слова.

Смешавшись, он все же продолжал:

– Мне нужна ваша помощь, Ларрй, как в свое время моя помощь нужна была вам. Это дело вышло из-под моего контроля. И только вы можете его уладить. Мы с Глендой рассчитываем на вашу помощь.

– О чем вы говорите, мистер Браннингам?

Он потер подбородок, сделал еще одну затяжку и, выпустив клуб дыма, продолжал:

– Ларри, мы рассчитываем на вас, не забывайте, именно я вывел вас в люди.

– Я еще раз спрашиваю вас, мистер Браннингам, какое дело вышло из-под вашего контроля?

Его лицо начало медленно краснеть. Он резко выпрямился в кресле. От его апломба не осталось и следа.

– Мы зря теряем время, сынок, – сухо проговорил он. – Вы прекрасно знаете, о чем я говорю. Со мной вы можете не хитрить. Что произошло в банке?

По его взгляду я понял, что Фаррел Браннингам прочно увяз в этом деле. Я был потрясен. Мой мозг отказывался поверить в реальность происходящего.

– Не беспокойтесь о банке, мистер Браннингам, – тихо сказал я. – Четверо гангстеров заперты там. В настоящий момент они находятся в бункере и не смогут оттуда выбраться. Я же гарантировал вам, что банк в Шаронвилле – самый надежный банк в мире. Таковым он и останется.

Он медленно раздавил сигарету в пепельнице. Лицо его начало медленно желтеть.

– Они заперты в бункере с сейфами?

Я увидел, что от невозмутимости Браннингама не осталось и следа.

– Но ведь этот банк самый надежный в мире, мистер Браннингам. Три психопата и один убийца попытались ограбить его, и вот результат – они в ловушке. Система, которую я изобрел, оказалась на высоте.

Его рука потянулась за новой сигаретой, и я увидел, как дрожат его пальцы. Нервно отбросив пачку, он глянул на меня.

– Но вы можете их выпустить оттуда, Ларри?

– Без проблем, – равнодушно ответил я. – Но я не имею ни малейшего желания. – Я удивленно смотрел на него. – Неужели вы, мистер Браннингам, хотите, чтобы я выпустил их оттуда?

Некоторое время он сидел неподвижно. Это уже не был президент Калифорнийского банка, а всего лишь толстый седеющий мужчина, который разом лишился моего уважения.

– Это необходимо сделать, Ларри, – тихо проговорил он.

– Нет! Они не уйдут от справедливого наказания. Я позвоню Менсону и скажу, чтобы он предупредил полицию. Четыре грабителя заперты в банке, и их обязательно арестуют. Я открою бункер только в присутствии полиции. Лишь я один смогу это сделать. Этот банк так и останется самым надежным банком в мире.

Я поднялся и подошел к телефону, намереваясь позвонить Менсону. В тот момент, когда я поднял трубку, дверь гостиной распахнулась и в помещение ворвалась Гленда. Она успела переодеться за то время, пока я разговаривал с Браннингамом. В руке она держала револьвер, ствол которого был направлен на меня.

– Положи трубку! – крикнула она. У нее был вид сумасшедшей. Рот конвульсивно дергался, револьвер дрожал в руке. Я понял, что она сейчас выстрелит, и отступил на два шага.

– Гленда! – сухо сказал Браннингам.

Она с презрением посмотрела на него.

– Только Ларри в настоящий момент может помочь нам, Гленда, – умоляюще проговорил Браннингам. – Не нужно истерик, прошу тебя.

Я посмотрел на Гленду. Ее глаза сказали мне все. Это были глаза фанатички, которая, не задумываясь, убьет любого во имя не понятной пока для меня идеи. Я не узнавал женщину, которую любил. Не узнавал женщину, чье мягкое и послушное тело отдавалось мне совсем недавно, если подходить объективно к нормальному течению времени. Мне же казалось, что за этот короткий срок прошли годы. А ведь именно она умоляла спасти ее. И вот, самая желанная женщина в мире исчезла, и вместо нее на сцену вышло чудовище, напрочь лишенное всяких нравственных принципов. Не зря мать девочки, указавшей мне, как отыскать это уединенное бунгало, запрещала дочке общаться с этой женщиной, справедливо называя ее шлюхой. Меня вдруг словно озарило. Я понял, что все время она пользовалась мной, как слепым орудием. Пользовалась продуманно и расчетливо.

– Где Гарри? – визгливо спросила она. – Что ты с ним сделал, скотина?

– Гленда! – крикнул Браннингам. – Убирайся! Позволь мне самому заняться этим!

Она с презрением, словно он был пустым местом, глянула на некогда могущественного директора банка.

– Ты не имеешь права даже пищать в моем присутствии, жирная свинья! Твоя дочь! Ну и ну! Уж не воображаешь ли ты, что этот простофиля, каким бы идиотом он ни был, поверил тебе? – Она повернулась ко мне, направив револьвер мне в лоб. – Ты выпустишь Гарри из бункера с сейфами? Если ты откажешься сделать это, я тебя убью.

– Даже так, Гленда? – как можно спокойнее сказал я. – Рад видеть демонстрацию любви ко мне. Но учти, бэби, что открыть двери бункера могу только я, и больше этого не сможет сделать ни один человек в мире. А кислорода там становится все меньше и меньше. Через четыре, максимум пять часов, твой Гарри и его дружки просто умрут от удушья. Так что, вперед – стреляй!

32
{"b":"6013","o":1}