ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сидя за письменным столом в кабинете Менсона, я выложил им всю историю. Я ничего не скрывал в этом проклятом деле, хотя видел, что коп, примостившийся в кресле в углу, записывает каждое мое слово. Мне было на все наплевать. Я знал, что рано или поздно, но вся эта история выплывет наружу, и обо мне будут судачить во всех общественных местах Шаронвилла. В этом городе мне больше не жить. Моя репутация испорчена навсегда.

Тем не менее, я подумал о Билле Диксоне. Жаль, ему придется искать другого компаньона.

Когда я закончил, некоторое время все молчали. Менсон с возмущением смотрел на меня. Я вытащил пленку из своего кармана и протянул Перрелу.

– Вот запись последней беседы с Браннингамом. У его секретарши имеются еще две пленки. Браннингам был замешан в этом деле с самого начала. Вы найдете его тело на вилле в Пенсильвания-Бейн.

– Вы уверены, что он покончил с собой?

– По крайней мере, я слышал выстрел, когда уезжал. Но тела не видел.

Капитан повернулся к Бентли.

– Тим, немедленно пошлите туда врача и карету «скорой помощи»!

Едва Тим выскочил из кабинета, как на пороге возник сержант.

– Все готово, шеф. Мои люди заняли свои места.

– Что ж, приступаем, – капитан поднялся. – Пойдемте, Лукас. Если будет что-то не так, сразу дайте мне знать.

Пока Менсон звонил своей жене, чтобы успокоить ее, мы спустились на первый этаж. Пять полицейских в пуленепробиваемых жилетах полукругом расположились возле двери. Все были вооружены автоматическими винтовками. Еще около дюжины агентов тоже в пуленепробиваемых жилетах оцепили здание банка.

– Они могут услышать нас через дверь? – поинтересовался капитан.

– Нет.

– Существует ли возможность как-нибудь с ними связаться?

– Ни малейшей.

Он равнодушно пожал плечами.

– Тогда делайте свое дело. – Повернувшись к полицейским, капитан приказал: – При малейшем сопротивлении с их стороны немедленно открывайте огонь.

– Мне понадобится, как минимум, двадцать минут, чтобы открыть дверь.

– Мы не торопимся. Действуйте.

Прихватив пакет со своими приспособлениями, я вновь поднялся на второй этаж и вошел в кабинет Менсона. Банкир все еще находился там. После разговора с женой он успокоился и вновь стал прежним Менсоном.

– Ларри, – сказал он, – теперь я представляю, что значит стать объектом шантажа. Даже такой человек, как Браннингам, не смог противостоять этому. Я на вашей стороне, Ларри. Можете рассчитывать на меня. Ведь вы спасли жизнь мне и моей семье.

Я слушал его краем уха. Все мои мысли были о тех четверых, запертых в бункере. Я мог открыть дверь. Но как будут развиваться события дальше? Пятеро полицейских с оружием в руках – достаточно большая сила, чтобы исключить любую возможность для бегства. Может быть, они поймут свое положение и сдадутся?

Но Клаус! Ведь если его арестуют, ему автоматически грозит пожизненное заключение. Нет, просто так он не сдастся. Да еще Бенни! Этот будет сражаться до последнего. Гарри и Джо? Что ж, возможно, как раз эти и сдадутся.

– Поживем – увидим, Алекс, – сказал я, раскладывая инструменты.

Менсон молча наблюдал за моими действиями. Мои руки дрожали, и понадобилось довольно много времени, пока я подсоединил провода в нужной последовательности. Едва я управился, как в кабинет вошел Перрел.

– Двери откроются сразу, едва я включу свой прибор, – сказал я ему.

– Минутку, – он выбежал в коридор.

Я выждал четыре минуты, наблюдая за секундной стрелкой, бегущей по циферблату. Затем набрал четыре цифры и поставил пленку. Через пару минут зажегся зеленый свет, сигнализируя, что дверь открыта.

Я выбежал в коридор. Не успел сделать и два шага, как послышались частые звуки выстрелов. И тут же в унисон им загремели очереди автоматических винтовок.

Когда я спустился в холл, все было кончено. Я даже не знал, радоваться мне или расстраиваться.

Клаус лежал на полу в луже крови. Бенни, схватившись за простреленную руку, вопил о пощаде. Возле выпотрошенного сейфа, скорчившись, лежал Джо. Видимо, пуля попала ему в живот.

Я остановился на последней ступеньке лестницы, глядя на ужасную картину. Но где же Гарри?

Полицейский, спрятавшись за сейфом, закричал:

– Эй, ты, выходи с поднятыми руками!

В бункере пластами плавал пороховой дым. Что-то с грохотом упало, и из-за второго ряда сейфов показался Гарри с поднятыми руками. Он медленно двинулся вперед. Я внимательно смотрел на него. Вот человек, которого до безумия любила Гленда! Высокий, бородатый, он был очень бледен, несмотря на загар. «Единственный мужчина в моей жизни!» – так сказала о нем Гленда. По крайней мере, хотя бы он остался невредимым. Правда, скорее всего, оставшийся отрезок жизни он проведет за решеткой. Глядя на него, я вдруг понял, почему Гленда любила его так страстно. Даже в этой критической ситуации он сохранял невозмутимый вид и казался уверенным в себе. Что ж, в мужестве ему не откажешь.

Бенни увели. Четверо дюжих полицейских окружили Гарри. Один из них надел на него наручники.

Гарри поверх голов полицейских посмотрел на меня. На его бледном лице появилось некое подобие улыбки.

– Нельзя ведь всегда выигрывать, правда? – сказал он. – Поздравляю, вы отменно провели свою партию. Вот уж действительно: смеется тот, кто смеется последним. Мы слишком много смеялись над вами вначале. И вот закономерный результат…

Полицейский толкнул его в спину, заставив замолчать.

– Минутку! – крикнул я, и копы уставились на меня.

– Гарри, я хочу, чтобы вы знали: Гленда сделала все возможное и невозможное, чтобы вас спасти. Она мертва.

Он криво улыбнулся.

– Эта шлюха? Мне совершенно наплевать на ее смерть. Она не была даже хорошей любовницей! – кивнув на прощание, он в окружении копов вышел из банка.

36
{"b":"6013","o":1}