ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я действительно вечером был на пляже, пытаясь разрешить проблемы, поставленные Глендой. Я находился в незавидной ситуации и отдавал себе в этом отчет. Промаявшись в своей гостиной в тот вечер, вспоминая ее голос, сказавший: «Я хочу тебя!», я, невзирая на риск, вновь подошел к двери ее квартиры и позвонил. Было час тридцать ночи. Она не открыла. Я собрался было звонить вторично, но услышал шум поднимающегося лифта, испугался и убежал.

На следующее утро, прежде чем идти в офис, я снова позвонил в ее дверь, но она не открыла. В обеденный перерыв я позвонил ей по телефону, уже наполовину потеряв разум. Я хотел хотя бы поговорить с ней. Ах, если бы она не была замужем! Ведь всегда существовала опасность, что муж следит за ней. Если бы я оказался скомпрометированным, это нанесло бы серьезный ущерб нашей компании, так как я был известным человеком в Шаронвилле. Жители этого города были весьма щепетильны в вопросах морали. Так что моя репутация должна была быть безукоризненной.

Вечером Гленда тоже не отвечала на телефонные звонки. Когда я пришел домой и спустился в гараж, я увидел, что ее машины нет. В отчаянии я решил, что она покинула город. Увижу ли я ее еще когда-нибудь?

Я отправился на пляж и бродил по пустынному берегу, все время думая о Гленде. Она представлялась мне единственной женщиной в мире. Теперь я был в этом уверен и готов был ждать даже два года, чтобы потом жениться на ней. Мне пришла в голову мысль, что не мешало бы побольше узнать о ее муже. Если я встречусь с ним, поговорю, дам денег, он, возможно, даст согласие на развод с женой. Деньги для меня не представляли ценности в этот момент.

Правда, все, что я имел, было вложено в дело, но мне казалось, я смогу уговорить Менсона одолжить мне двадцать тысяч. Надо во что бы то ни стало увидеться с Глендой и взять у нее адрес мужа. Но где она? Куда уехала?

Утром, когда я приехал в офис и ставил машину на стоянку, на тротуаре я вдруг увидел шерифа Томпсона. Он кивнул мне.

– Хэлло, гражданин. – Так он приветствовал своих друзей.

– Хэлло.

– Эта обворожительная женщина, которую вы ко мне направили, миссис Марш… – Он буквально сверлил меня взглядом. – Ее статья не принесет вред Шаронвиллу?

Я вымученно улыбнулся.

– Думаю, вряд ли. Что плохого в том, если она напишет о состоянии преступности в городе? – Я помолчал, затем добавил: – Она делает статью и о моем деле. Это для меня очень важно. У меня есть кое-какие данные, представляющие интерес для нее, но я нигде не могу ее найти.

Он сдвинул шляпу назад.

– В настоящий момент она уехала из города. Ей заказали репортаж о магазине Граммона, так что она отправилась в Лос-Анджелес к старику Граммону. – Он внимательно посмотрел на меня. – Она вернется. Ей хотелось сделать фотографию тюрьмы. – Шериф жестом руки остановил водителя, который пытался совершить двойной обгон. – Сыграем в гольф в воскресенье, Ларри?

– С удовольствием, но в воскресенье не могу. Я играю с мистером Браннингамом.

Томпсон уважительно сказал:

– С мистером Браннингамом? Мне рассказывали о нем. Вы вращаетесь в высшем обществе, Ларри.

– Между нами, Джо, он играет со мной только потому, что я учу его этой игре.

Томпсон вытащил платок, вытер пот со лба и поправил шляпу.

– Ну, пора за дело. У вас своя работа, Ларри, у меня – своя. – Он направился к ожидавшему его водителю.

Итак, Гленда в Лос-Анджелесе! Она вернется в Шаронвилл, так что я смогу повидаться с ней.

– Я заключил отличный контракт, Ларри, – заявил Билл. – Думаю, его выполнение принесет нам по крайней мере сто тысяч долларов.

В течение следующих нескольких часов мы с ним обсуждали заключенный контракт с заводом сборного железобетона. Работы там было непочатый край.

Обсудив последнюю деталь, Билл откинулся на спинку кресла и глянул на меня.

– Неплохо, да?

– Не то слово. Дело разрастается. Но нам нужны деньги. Как ты сам понимаешь, над этим проектом придется работать, как минимум, месяцев шесть. Лишь потом мы получим деньги. Нам позарез нужен кредит. В воскресенье я буду играть в гольф с мистером Браннингамом. Думаю, он пойдет нам навстречу и предоставит кредит.

– Было бы хорошо, – Билл замолчал, глядя на меня, потом неожиданно спросил: – Скажи мне, кто такая эта Гленда Марш?

Если бы он вдруг встал и ударил меня по лицу, я и то меньше бы удивился. Разинув рот, я уставился на него.

– Так кто эта женщина? – настойчиво спросил он еще раз.

Я постарался взять себя в руки.

– Гленда Марш… Как я понимаю, она журналистка. Приехала в наш город по поручению еженедельника «Инвестор». Ей заказали статью о нашей фирме, – скороговоркой отбарабанил я. – Она также встречалась с Менсоном и Томпсоном, а сейчас занимается магазинами Граммона. Эта статья – отличная реклама фирме.

– Хорошо, – он некоторое время испытующе смотрел на меня, потом все же сказал: – Послушай, Ларри, мы компаньоны уже много лет, и наша фирма процветает. Шаронвилл весьма специфический город. Он развился слишком быстро и во многом сохранил дух провинции.

Холодок пробежал у меня по спине.

– Я что-то не очень тебя понимаю, Билл.

– Позволь, я объясню. Не найдя тебя, я отправился поужинать и пропустить пару рюмок виски в бар отеля «Эксельсиор». Там говорили только о тебе и о этой девке Гленде Марш. Фред Маклейн к этому времени был уже вдрызг пьян, а он в курсе всего, что происходит в городе, хотя бы уже потому, что является помощником шерифа. Так вот, он заявил, что ты дважды был с этой девицей в ресторане, а пару дней назад шериф Томпсон застал тебя у нее в весьма позднее время. По его словам, она замужем, но хочет развестись. Именно это она сказала шерифу. Многие думают, что между вами что-то есть. Еще через пару дней об этом будет говорить весь город.

В этот момент нужно было сказать, что я люблю Гленду, но я почему-то не сделал этого.

– Бог мой! – пылко сказал я. – Ну пригласил я ее дважды поужинать, что в этом плохого? Не на улице же обсуждать с ней дела нашей фирмы. Так как я не успел ей всего рассказать, она пригласила меня к себе и угостила ужином. Этот город набит ханжами и сплетниками, но я-то здесь при чем? Мы говорили только о деле.

Билл немного расслабился и улыбнулся.

– Рад, что ты меня понял, Ларри. Судя по разговорам в баре, я начал опасаться, что у тебя интрижка с этой женщиной. Будь осторожен в дальнейшем.

– Да, Билл, признаю, что не отдавал отчет в своих действиях. Я даже и представить не мог, что люди все так истолкуют. Ведь ты понимаешь, статья в этом журнале очень важна для нас. Так что в том плохого, если я пригласил ее на ужин?

– Это все нормально, но тебе не стоило идти к ней на квартиру.

– Да, это действительно было глупостью с моей стороны. – Я заставил себя улыбнуться.

Он некоторое время задумчиво смотрел на меня, потом сказал:

– Когда мне необходима женщина, я еду в Сан-Франциско, где у меня есть кое-какие связи. Но в Шаронвилле такими делами заниматься нельзя. Ради Бога, будь осторожен.

– Можешь не беспокоиться, – воскликнул я. – Все это не более чем глупые сплетни!

– Может и так, но это вредит репутации нашей фирмы. – Он провел рукой по коротким волосам. – Не нужно напоминать тебе, что мы всецело зависим от милости Браннингама. Все наши доходы зависят от его поддержки. Те кредиты, которые мы постоянно получаем, это все он. Без его поддержки мы моментально разоримся. И есть еще одна вещь, которую ты, вероятно, не знаешь. Браннингам квакер. Еще два года назад я говорил, что он замечательный человек, но один наш неверный шаг – и все пропало. Несколько лет назад у него работала одна девушка. Секретарь просто изумительный. И преданная ему душой и телом. Браннингам не мог нахвалиться ею. Но затем она вступила в связь с женатым мужчиной. Скандал был грандиозный, и Браннингам немедленно от нее избавился. Секретарши такого класса у него больше никогда не было, но это для него ничего не значило. В его глазах она выглядела прокаженной. Он ничего не хочет слышать о мужчинах и женщинах, которым нравится развлекаться на стороне. Следовательно, в твоих и моих интересах оставить ее. Если до Браннингама дойдут эти слухи, он аннулирует наши кредиты, и мы пропали.

6
{"b":"6013","o":1}