ЛитМир - Электронная Библиотека

Ужаснее путешествия не придумаешь.

– Почему ты так считаешь? – внезапно спросила Гермиона, и Перси понял, что неосознанно озвучил последнюю мысль.

Прокашлявшись, он невозмутимо посмотрел Гермионе в глаза.

– Здешние условия абсолютно не подходят для работы, – чопорно начал Перси, критически осмотрев каюту. – Вероятно, эти туристы совершенно не знают норм приличий для путешествующих, раз так громко кричат и топают, мешая приличным людям работать.

Брови Гермионы взлетели, а в глазах появилась тень усмешки.

– Ты сам настоял, чтобы отправиться в Мерса-Матрух на общественном транспорте, Перси.

«Естественно настоял, ведь только так я мог остаться с тобой наедине», – с досадой подумал Перси.

– Естественно настоял, ведь только так мы могли бы добраться до Мерса-Матруха в кратчайшие сроки, – уверенно сказал Перси, а потом добавил, заметив скепсис во взгляде Гермионы: – Ты же сама знаешь, что на изготовление портала потребовалось бы время, которого у нас нет.

Если Гермиона Грейнджер и посчитала, что её мнение разительно отличается от мнения Перси, то ничего не сказала. Она лишь достала из уменьшенной чарами сумки крекер, предложила его Перси и, получив отрицательный ответ, принялась есть и читать одновременно.

Перси считал дурным тоном смотреть на жующего человека, а потому какое-то время, слушая тихий хруст, наблюдал из иллюминатора, как паром вспарывает морскую гладь, и боролся с желанием заговорить с Гермионой вновь. Он думал, как бы возобновить общение с ней, с «женщиной с отличными мозгами», как показать, что его мозги не менее, а даже более впечатляющие, чем у неё. Ведь, к счастью, Гермиона Грейнджер сможет это оценить, в отличие от тех пятнадцати… Ладно, от тех трёх девушек, с кем Перси встречался.

«Нужно сделать ей комплимент», – взволнованно размышлял Перси, и море тоже волновалось, заходилось пеной, словно жёлчью.

«Нужно отметить, какие у неё отличные мозги. Или похвалить её ленту? Мерлин всемогущий… Женщины, почему вы такие непонятные», – растерянно рассуждал Перси, и чайки, кружившие над паромом, так же растерянно кричали и беспорядочно били крыльями по воздуху.

«Нужно сказать хоть что-нибудь! Разумеется, лучше бы начать с комплимента… Да, точно, необходимо начать с комплимента!» – решительно повторял себе Перси, и судно так же решительно поворачивало направо, меняя курс.

Ладони вспотели, во рту пересохло, а язык продавливал нёбо, так что Перси уже не мог сдерживаться в желании сделать Грейнджер комплимент.

– Ну это же совершенно невозможно! – выпалил он, резко повернувшись к Гермионе, которая от неожиданности подскочила и выронила крекер.

– Святой Мерлин, Перси, нельзя же так пугать! – возмущённо округлила она глаза и подняла печенье с пола.

– Прости, – нервно произнёс он, а затем добавил: – Просто хотел сказать, что есть во время чтения глупо!

Гермиона Грейнджер, вероятно, не ожидала услышать ничего подобного. Со всей очевидностью, ей хотелось услышать «комплимент» иного рода – не тот, что не получился у Перси.

– Глупо? – едва слышно переспросила она.

– Конечно глупо, – прокашлявшись, продолжил Перси, приняв решение поменять местами стадии с кодовыми названиями «комплимент» и «помощь в осознании незаурядности мозгов Перси Уизли». – Информация усваивается гораздо хуже, когда человек сконцентрирован во время чтения на чём-то ещё, в особенности на поглощении пищи. К тому же трапеза сама по себе предполагает выделение на неё отдельного времени. Так можно контролировать себя и не переедать.

Перси смотрел на Гермиону, затаив дыхание. Он был уверен, что вот-вот в её глазах появится искреннее восхищение его эрудицией, заботливостью и умением вести беседу. Но секунды шли, а Гермиона Грейнджер смотрела на него скорее как на «недоразвитый якорь», чем как на мужчину с отличными мозгами.

– Это всего лишь крекер, Перси, – наконец тихо сказала она и замолчала, качая головой.

Перси растерялся. Он не знал, что говорить дальше, ведь, согласно его расчётам, сейчас Гермиона должна была уже восторженно хвалить его, а может – прости Мерлин, – и… целовать.

Последняя мысль, вернее желание осуществить последнюю мысль заставило Перси взволнованно податься к Гермионе и перейти к стадии «комплимент».

– Но, вынужден признать, ты выглядишь не так ужасно, когда ешь во время чтения. Я нахожу даже… очаровательным твоё умение совсем немного крошить на пол, пока ты жуёшь с не очень громким чавканьем.

Перси даже закрыл глаза и вытянул губы, готовясь к поцелую, как внезапно почувствовал толчок, который заставил его отшатнуться. Распахнув веки, Перси с изумлением увидел, как за Гермионой резко закрылась дверь, а в каюте напоминанием о ней остался лишь недоеденный крекер на столе и не брошенное напоследок, но почему-то услышанное им: «Идиот!», которое явно относилось не к печенью.

***

Мерса-Матрух встретил их сухим ветром, залетавшим за воротник песком и целым ангаром находившихся на карантине новорождённых спавших драконов, при которых по какой-то причине категорически нельзя было произносить слово «Лондон».

– Мутация мозга, – с акцентом пояснил дежуривший на тот момент магический зоолог, со своей загорелой кожей, повязанной на голове красной банданой и хорошо отросшей щетиной больше походивший на маггловского боевика, которого Перси как-то раз видел на одном из заданий. – Маленькие ублюдки очень агрессивны, потому как рождаются с деформированным мозгом, который давит на череп изнутри. А мы не знаем, что делать.

– Я знаю, что делать, – одновременно сказали Перси и Гермиона и посмотрели друг на друга впервые с той несостоявшейся беседы на пароме.

– Для начала нужно изучить результаты последней экспертизы на наличие вредоносного зелья в крови самок, давших потомство с мутацией, – вскинув голову, деловито сказал Перси.

– Для начала нужно опросить всех работников заповедника, чтобы составить наиболее точную картину произошедшего здесь за последнее время, – едва дослушав, скрестила руки на груди Гермиона и, насколько заметил Перси, глянула на него презрительно.

И этой женщине он делал комплименты!

– Мне кажется, логичнее было бы сначала изучить результаты экспертизы, Гермиона, – не уступал Перси, даже позабыв, что спорит с «женщиной с отличными мозгами». Хотя можно ли так называть ту, которая не понимает элементарных попыток ухаживания такого достойного мужчины, как Перси?

– Мне кажется, глупо было бы изучать результаты экспертизы, которые и так предсказуемы, вместо того, чтобы найти виновного в мутациях, пока не поздно, – чуть более настойчиво ответила Гермиона, и Перси почувствовал, как к щекам приливает кровь.

Он начинал злиться.

– Мне кажется, или некоторые недалёкие женщины, едва ли имеющие отношение к работе Отдела регулирования магических популяций и контроля над ними, пытаются показаться умнее, чем мужчина, которого министр лично наделил полномочиями руководителя вышеназванного Отдела? – выпрямился Перси, отметив, что глаза Гермионы опасно сверкнули.

– Мне кажется, или некоторые чересчур самоуверенные, но вместе с тем пустоголовые мужчины предпочитают игнорировать тот факт, что министр лично попросил «некоторых женщин» помочь в этом деле этому «руководителю», потому как недостаточно уверен в его компетентности?!

Перси шумно втянул воздух и яростно выпалил:

– Мне кажется, или некоторым женщинам следовало бы остаться в Лондоне и прослушать курс по основам хорошего воспитания и манер, раз они не могут обходиться без клеветы и глупых оскорблений?!

– Мне кажется, или вам двоим следует заткнуться, пока этот дракон, которого вы разбудили, сказав кодовое слово, не прикончил нас к чёртовой матери! – услышал Перси грубоватый голос магического зоолога с ноткой паники, а в следующую секунду ангар наполнился криками, потому как детёныш норвежского горбатого с истошным воплем взлетел и выплюнул пламя прямо в их сторону.

Перси и опомниться не успел, как Гермиона резко толкнула его, и они вместе полетели на землю. Огненная струя пронеслась всего в сантиметре от уха и, к счастью, не задела Перси.

2
{"b":"601311","o":1}