ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ему пришлось потратить всего минут десять на приготовление задуманной сцены. Его движения были уверенными и быстрыми. Когда все было закончено, он внимательно осмотрел дело своих рук, чтобы не допустить ни малейшей оплошности. Убедившись, что все в порядке, он старательно задернул за собой шторы, вылез на пожарную лестницу и прикрыл окно до того положения, в котором нашел его.

Молча и быстро мужчина спустился по лестнице и снова оказался в погруженном в темноту садике.

Глава 2

1

На следующее утро Чик Эйган остановил «Кадиллак» у дверей дома Джулии около половины десятого. Когда он выходил из машины, Инглиш уже пересекал холл.

Чик был одет в свой излюбленный черный костюм с белым галстуком, на голове у него была черная фетровая шляпа. Этот наряд, больше всего походивший на униформу, которую он так и не решался носить, ему очень шел. В нем он выглядел тем, кем и был на самом деле: жестким, твердым и опасным.

– Доброе утро, Чик, – сказал Инглиш, забираясь в машину, – что нового?

– Я повидал привратника, как вы мне велели, – ответил Чик, облокотясь о дверцу машины, – это некий Том Калумб, тип, готовый слушать звон монет. У вашего брата была секретарша по имени Мэри Сьюит, она живет в номере 45 по Ист-Плейс.

– Отлично. Не будем терять времени, Чик. Я хочу приехать туда прежде, чем она выйдет из дому.

Чик сел за руль. Инглиш стал просматривать газеты, которые захватил с собой. Большинство из них посвятили самоубийству Роя длинные столбцы. «Сэм Крайль, во всяком случае, проделал неплохую работу», – подумал Инглиш. Нигде не было ни слова о Корине. Морили, казалось, тоже сдержал слово. Он заявил, что Рой страдал комплексом неполноценности и покончил с собой в момент депрессии. Правда, вся история выглядела не совсем убедительно, но Инглиш надеялся, что других сведений в газетах не будет.

Он с раздражением подумал, не теряет ли зря время, собираясь посетить Мэри Сьюит, ему и без того так много предстояло сделать. Он должен был повидать сенатора Бомонта, чтобы успокоить его, затем встретиться с комиссаром полиции. К тому же он хотел повидать Сэма Крайля и позже заняться делами Роя. Но он чувствовал, что если кто-нибудь и знал, по какой причине Рой покончил с собой, то это была Мэри Сьюит, его секретарша.

– Мы приехали, шеф, – проговорил Чик.

– Не останавливайся перед входом, – попросил Инглиш. – Поезжай немного дальше, мы пройдемся пешком.

Чик остановил машину метрах в ста от дома.

– Неплохо, чтобы ты пошел со мной, – сказал Инглиш.

Не дожидаясь Чика, он направился к дому, в котором жила секретарша Роя.

По почтовому ящику в вестибюле Ник узнал, что квартира Мэри Сьюит находится на четвертом этаже. Чик уже собрался нажать на кнопку звонка, как дверь отворилась, и из нее вышла старушка с пуделем. На них она вроде не обратила внимания. Мужчины воспользовались случаем и проскользнули в дверь, прежде чем она захлопнулась.

Перед квартирой Мэри Сьюит стояла бутылка молока. По знаку Инглиша Чик постучал. Никто не ответил. Чик постучал еще раз и опять безрезультатно.

– Как ты думаешь, мы сможем открыть эту дверь, Чик? – встревожившись, спросил Инглиш.

Чик удивился, но стал рассматривать замок.

– Это легко сделать, но она может вызвать полицию.

– Открывай!

Чик достал из кармана небольшой металлический стержень, сунул его в замочную скважину, немного покрутил, и дверь открылась.

Инглиш вошел в маленькую прихожую, чистую, хорошо убранную и уставленную букетами цветов.

– Есть здесь кто-нибудь? – спросил он, повысив голос.

Так как ему никто не ответил, он прошел к двери в комнату и постучал.

И здесь никто не отозвался.

Инглиш постучал настойчивее и, толкнув дверь, заглянул в затемненную комнату, служившую спальней. Кровать была пуста, покрывала валялись на полу.

– Она, вероятно, вышла, – повернулся он к Чику.

– Может быть, она в ванной, – усомнился Чик. – Хотите, я посмотрю там?

Мало думая о том, что он делает, Инглиш вошел и повернул выключатель. Невольно он резко отшатнулся.

По его правую руку находилась другая дверь. Прижавшись к ней, на конце белого шелкового шнура висел труп девушки лет двадцати…

На ней был белый шелковый халат поверх голубой нейлоновой рубашки. Она, наверное, была красивой, но теперь ее лицо было восковым, а вздувшийся язык свисал из раскрытого рта. Застывшая струйка крови тянулась от носа к подбородку.

У Чика вырвалось приглушенное восклицание.

– Великий Боже! Почему она это сделала? – произнес он дрожащими губами.

Инглиш подошел и дотронулся до руки девушки.

– Похоже, она мертва уже часов семь. Это все запутывает, Чик.

– Еще бы! А вот такой халат… я хотел бы, чтобы носила моя малышка, но она любит только пижамы.

Инглиш его не слушал. Он размышлял, глядя на труп.

– Будет лучше, если мы отсюда смоемся, шеф, – сказал Чик после долгого молчания.

– Подожди немного!

Инглиш стал бродить по комнате.

Чик отошел от двери, устремив свои маленькие глазки на Инглиша.

– На комоде, шеф…

Среди множества безделушек, которые стояли на комоде, Инглиш увидел фотографию своего брата в серебряной рамке. Он взял ее.

Внизу на карточке брат написал своим паучьим почерком: «Смотри на меня время от времени, моя любимая, и не забывай, чем мы станем друг для друга. Рой».

Инглиш тихо выругался.

– Подумать только! Ему надо было еще влюбиться в эту девчонку! – Он повернулся к Чику. – Он, безусловно, писал ей, это как раз в его духе. Попробуй найти его письма.

Чик принялся за работу. Он действовал с быстротой, методичностью и точностью профессионала. Инглиш смотрел, как он рылся в шкафу, в ящиках… Вскоре Чик обнаружил связку писем, перевязанных голубой тесемочкой. Он протянул их Инглишу и продолжил поиски.

Инглиш бросил взгляд на письма, написанные рукою Роя. Заглянув в них, он узнал, что Рой и Мэри были любовниками и что Рой собирался бросить Корину, чтобы уехать с Мэри.

Инглиш с горькой усмешкой сунул письма в карман. Чик, осмотрев последний ящик, сказал:

– Это все, шеф.

– Проверь, как там на лестнице, – приказал Инглиш. Он подождал, когда Чик выйдет из комнаты, и тогда сунул фотографию брата в карман.

Пять минут спустя Инглиш и Чик покинули квартиру секретарши Роя, сошли по лестнице вниз и направились к машине.

– В контору, и побыстрее, – поторопил Инглиш. – И главное, держи все это при себе, Чик.

Шофер кивнул и сорвал машину с места.

2

Внутренний телефон, стоявший на большом, красного дерева столе, зазвонил. Инглиш протянул руку и нажал кнопку.

– Мистер Крайль приехал, мистер Инглиш, – сообщила Лоис.

– Пусть входит, а вы зайдите ко мне после него, – ответил Инглиш, отталкивая свое кресло.

Дверь отворилась, и вошел Сэм Крайль.

Он был почти такого же роста, что и Инглиш, но следил за собой гораздо лучше. Его черные волосы обращали на себя внимание. У него была аккуратно подстриженная борода, а ногти на волосатых руках старательно наманикюрены. Это был самый известный адвокат в городе, и занимался он всеми делами Инглиша с того времени, как тот достиг успеха.

– Добрый день, Ник, – сказал он, усаживаясь в кресло. – Грязное дело.

Инглиш проворчал что-то нечленораздельное и, протянув Сэму портсигар, поинтересовался:

– Как Корина?

Крайль скривился. Он вынул сигару, обрезал ее ножиком и, прикурив, выпустил струю дыма.

– Ее очень трудно обработать, Ник, она еще принесет вам хлопот.

– Об этом не может быть и речи, – взорвался Инглиш. – За что я плачу тебе? Ты должен помешать ей.

– А что, ты думаешь, я делаю с того момента, как пошел к ней вчера вечером? – возразил Крайль, немного обиженный. – Но она ничего не хочет знать. Ее версия: у Роя было полное безденежье, когда он пришел к тебе просить денег, а ты выставил его.

7
{"b":"6014","o":1}