ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Инглиш погасил сигару.

– Вы никогда не думали о женитьбе, Гарри? – между прочим спросил он.

Гарри покраснел и отвел глаза.

– Нет, никогда…

– И у вас нет подружки? – не отставал Инглиш.

– До сего времени у меня не было возможности заниматься девушками, – смущенно ответил Гарри.

– Вы смеетесь! Сколько вам уже лет? Тридцать два? Тридцать три?

– Тридцать два.

– Вы хорошо сделаете, если займетесь этим, – посоветовал Инглиш, смеясь.

– Да, мистер Инглиш.

– Может быть, я заставляю вас слишком много работать, в этом причина?

– О, мистер Инглиш, ничего подобного.

Инглиш удивленно посмотрел на него, потом пожал плечами:

– В конце концов, вы живете так, как вам хочется. Не забудьте отправить счета Аспри, чтобы он подписал их. А мне нужно на завтрак с сенатором, и это мне не нравится.

В тот момент, когда Гарри шел к двери, зазвонил внутренний телефон. Инглиш нажал кнопку.

– Пришел инспектор Морили, мистер Инглиш, – сказала Лоис. – Он хочет с вами поговорить.

– Гарри им займется, – ответил Инглиш. – Я уезжаю на завтрак.

– Он настаивает на личном разговоре с вами, мистер Инглиш. Он говорит, что это очень срочно и важно.

Нахмурив брови, Инглиш заколебался.

– Хорошо, пусть войдет. У меня есть еще десять минут. Скажите Чику, чтобы подогнал машину. – Он повернулся к Гарри: – Приготовьте Морили деньги и отдайте ему, когда будет уходить.

– Хорошо. – Гарри посторонился, чтобы пропустить Морили.

– Вы пришли не вовремя, – упрекнул Инглиш, когда за Гарри закрылась дверь. – Я должен уходить. Что случилось?

– Я думал, будет лучше, если я повидаю вас, – ответил Морили. – Нашли секретаршу вашего брата, Мэри Сьюит.

Загорелое лицо Инглиша было непроницаемым:

– И что же?

– Она мертва.

Инглиш нахмурил брови:

– Мертва? Что… Она покончила с собой?

Морили пожал плечами.

– Вот почему я и пришел к вам. Это также может быть убийством.

3

В течение нескольких секунд Инглиш не спускал взгляда с Морили, потом сказал:

– Садитесь, я вас слушаю.

– Я звонил сегодня утром миссис Инглиш, чтобы спросить у нее, была ли у мистера Инглиша секретарша. Она дала мне имя и адрес девушки, и я поехал туда с полицейским. Она жила в квартире на Ист-Плейс, 45.

Он остановился и внимательно посмотрел на Инглиша.

– Я знаю, – ответил тот, – я ездил туда сегодня утром. Так как никто не отвечал, я решил, что она поехала в контору.

Морили наклонил голову.

– Это так, – сказал он. – И я ездил туда сегодня утром. Мисс Хопер, которая живет под мисс Сьюит, сказала мне, что видела вас.

– Ну что ж, продолжайте, – сухо сказал Инглиш, – что произошло?

– Никто не отвечал на наш звонок. Но что возбудило мое подозрение, так это бутылка с молоком, которая в это время находилась под дверью. Мы вошли при помощи универсального ключа и нашли ее висевшей в ванной.

Инглиш достал сигары и протянул Морили.

– Угощайтесь, – предложил он, – а что это за история с убийством?

– На первый взгляд это выглядит как самоубийство, – ответил Морили. – У полицейского врача не возникло никакого сомнения. После того как убрали тело, я осмотрел квартиру. Я был совершенно один, и только я один заметил это. Возле кровати на ковре было сырое пятно: как будто что-то пытались замыть. Присмотревшись, я обнаружил пятнышко поменьше. Я потер его бензином и убедился – это кровь.

– Я не считаю себя таким сведущим, как вы, инспектор, но не понимаю, почему вы решили, что это убийство?

Морили улыбнулся:

– Очень часто бывает тяжело распознать убийство, симулированное под самоубийство, мистер Инглиш. Но в нашем деле привыкаешь замечать все мелочи. Это пятно на ковре – определенная улика. Понимаете, когда я снял девушку, я увидел, что у нее шла носом кровь. Я удивился – на ее ночной рубашке не было никаких пятен. Пятно на ковре доказывало, что она умерла на полу, а не повесилась.

– По-вашему, ее задушили на полу?

– Совершенно точно. Кто-то напал на нее неожиданно, накинул на шею петлю и затянул; вероятно, она сразу же потеряла сознание. Она должна была упасть лицом вперед. Пока убийца стягивал петлю на горле, у нее пошла из носа кровь. Поэтому и пятно на ковре. Задушив, он повесил ее, чтобы мы подумали, будто это самоубийство.

Инглиш некоторое время размышлял, потом утвердительно кивнул:

– Похоже, вы правы. Значит, по-вашему, это убийство?

– Я еще не совсем уверен в этом, но я не представляю себе, каким образом могло появиться на ковре пятно?

– Вы уверены, что это кровь?

– Абсолютно.

Инглиш бросил взгляд на часы. Он уже опаздывал на четверть часа.

– Ну что ж, я очень благодарен вам, инспектор, что вы оповестили меня об этом. Я совсем не ожидал такого. Я не знаю, что и думать. Мы обсудим это позже. Сейчас я опаздываю на встречу с сенатором. – Он встал. – Мне необходимо идти.

Морили не пошевелился. Он смотрел на Инглиша со странным выражением, которое последнему не очень понравилось.

– Что еще? – резко спросил Инглиш.

– Все будет так, как вы того пожелаете, мистер Инглиш, но я думаю, что вы предпочтете решить вопрос сразу. Я еще не подал своего рапорта, но буду вынужден сделать это в течение получаса.

Инглиш нахмурил брови:

– А какое отношение ко мне имеет ваш рапорт?

– Вот это вы как раз и должны мне сказать, – ответил Морили. – Я очень хочу оказать вам услугу, когда представляется возможность. Вы всегда были так любезны по отношению ко мне.

Инглиш неожиданно почувствовал, что в поведении Морили есть что-то двусмысленное.

Он наклонился вперед и нажал кнопку внутреннего телефона.

– Лоис? – сказал он. – Не могли бы вы предупредить сенатора, что я опоздаю? Я смогу с ним встретиться лишь в два часа.

– Хорошо, мистер Инглиш.

Он отключил телефон и снова сел.

– Ну, валяйте, инспектор. Скажите то, что вы хотите мне сказать, – проговорил он спокойно, но угрожающе.

Морили пододвинул свой стул и посмотрел Инглишу прямо в глаза.

– Я думаю, вам не надо говорить о неприязни помощника прокурора к сенатору Бомонту. Они на ножах с того времени, как сенатор занял свое место. Все прекрасно знают, что вы поддерживаете сенатора. Если помощник прокурора может доставить вам неприятность, он сделает это, чтобы досадить сенатору. Если он может скомпрометировать вас в каком-нибудь скандале, он не остановится ни перед чем, чтобы сделать это.

– Для инспектора криминальной бригады вы отлично разбираетесь в политике. Хорошо, предположим, что вы правы. Какое отношение это имеет к Мэри Сьюит?

– Это может иметь большое значение. Доктор Ричард сказал, что ваш брат умер вчера между девятью часами и десятью тридцатью. Он не мог сказать точнее. Мэри Сьюит, по его мнению, умерла между десятью часами и полуночью. Мисс Хопер уверяла меня, что видела вашего брата, выходящего от Мэри Сьюит вчера вечером без четверти десять. Помощник прокурора поспешит заявить о двух самоубийствах, если будет уверен в этом. Но ваш брат мог убить девушку, потом вернуться в контору и застрелиться. Если он придет к такому выводу, получится большой скандальчик, о котором напишут все газеты, и сенатор пострадает по вашей милости.

Инглиш долго молчал, не спуская неподвижного взгляда с Морили.

– А почему вы все это говорите мне, инспектор? – наконец, спросил он.

Морили пожал плечами, его маленькие глазки избегали смотреть на Инглиша.

– Не я один могу догадаться, что это было убийство, мистер Инглиш. Доктор Ричард утверждает, что это было самоубийство, но он не видел пятен крови на ковре. Если бы он знал про них, он изменил бы свое мнение, и помощник прокурора тоже, но они не знают об этом.

– Но они будут в курсе дела, когда вы подадите свой рапорт, – сказал Инглиш.

– Боюсь, что так, если только я не забуду сообщить им об этом.

Инглиш смерил глазами холодное, невыразительное лицо Морили.

9
{"b":"6014","o":1}