ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Редизайн лидерства: Руководитель как творец, инженер, ученый и человек
Кремль 2222. Покровское-Стрешнево
Перекресток Старого профессора
Психиатрия для самоваров и чайников
Четыре года спустя
Хитмейкеры. Наука популярности в эпоху развлечений
Шаман. Похищенные
Под сенью кактуса в цвету
Иллюзия знания. Почему мы никогда не думаем в одиночестве

Джеймс Хедли Чейз

Яблочное бренди

Вы знаете, как это бывает, когда стоишь, подняв руку, а машины проносятся мимо, будто вас не существует на свете. Вы думаете: «О'кей, пропущу-ка я эту отару и дождусь грузовика». Потом вы шагаете на своих двоих, надеясь, что покажется хоть какой-нибудь грузовик, а его нет как нет.

Вот так случилось с Хини. Не то чтобы Хини был простофилей, он им не был. Судьба, или как вы ни назовете это вшивое невезенье, сдала ему карту из-под низа колоды. Он пошел на дело вместе с Джонни Фростом. Это было несложно. Хини проработал все детали, а это уже кое-что значило. Хини был ловкач по части деталей.

Все, что им следовало сделать, это войти в кафе, показать парню за прилавком пистолет, открыть кассу и смыться с деньгами. Хини знал, что этот малый отвозит наличность в банк каждую пятницу. В течение недели касса была здоровехонька и полнехонька. Парень был безумно привязан к этой своей системе, но потому-то Хини и Фрост и наживались на таких безумных парнях.

Вы думаете, что нельзя ошибиться, имея такую простую схему, как эта. И вы бы не ошиблись. Но Фрост забрал в свою дурацкую голову, как бы на этом не ошибиться. Он начал строить планы и строить из себя ловкача, пока Хини не надоело до чертиков.

Хини уверял его, что им всего только и надо ворваться, показать пистолет и собрать наличность. Не следует тянуть время, поскольку поблизости могут быть копы. Не надо выворачивать наизнанку одежду, чтобы вас не засекли, или проводить в жизнь какие-то другие дурацкие планы, какие придумывал Фрост.

Фросту не хотелось делать дело легким способом. Они все еще продолжали спорить, когда пустились в дорогу в Джефферсон-Сити. Наконец Хини рассердился, и вот тогда-то он вышел из игры. Фрост был крупным малым, и у него была машина. Он слушал Хини, слушал, а потом выбросил его из машины.

— О'кей, ловкач, — сказал он, со звоном включив сцепление, — гуляй, кати обруч. Я управлюсь с делом сам.

Хини был так зол, что дал ему уехать. В нем жила детская надежда, что его подбросит одна из блестящих машин, которые непрерывно с ревом проносились мимо. Так он добрался бы до Джефферсон-Сити и обошел этого наркомана.

Только после того как шестнадцатая машина проигнорировала его отчаянные сигналы, сомнение начало преобладать над оптимизмом. После того как его обдала пылью двадцатая машина, он сдался и решил дожидаться грузовика.

Он присел у обочины и закурил сигарету. Он ругательски ругал Фроста, вытаскивая из глубин сознания подходящие прозвища. Если он когда-нибудь столкнется с этим парнем, он ему покажет. Он подойдет к нему и поприветствует: «Хэлло, дружок», а потом продырявит ему кишки. Он будет стоять над ним и наблюдать, как этот тип отбрасывает копыта.

Сидя так, хмурый и злой, он заметил приближающуюся машину. Один взгляд на нее заставил его торопливо вскочить на ноги. Это была частная машина. Издали она сильно походила на похоронный катафалк.

«Этот парень меня не минует, — сказал себе Хини, выходя на середину дороги. — Сперва ему придется переехать через меня». Он начал энергично размахивать руками.

Когда машина подъехала, он увидел намалеванный впереди небольшой красный крест. На миг он почти отступил в сторону, но мысль о Фросте заставила его замереть на месте.

«Скорая помощь» хотела было свернуть, пошла юзом и остановилась. Небольшой паренек в белой куртке и фуражке опустил окно и взглянул с любопытством на Хини.

— Какая муха тебя укусила, приятель? — спросил, он. На рулевом колесе мирно покоились два могучих кулака.

Хини снял шляпу и вытер ею лицо.

— Черт! Я уж думал, вы просвистите мимо.

Паренек покачал головой.

— Тебе этот фургон не подходит, — сказал он. — Пойми меня правильно. Я бы тебя подбросил, но я на дежурстве, везу пациента.

Хини было наплевать, если бы даже он вез слонов. Хини собирался сейчас же уехать, раз уж ему удалось остановить нечто на четырех колесах.

— Оставь эти штуки, — бросил он резко, его узкое волчье лицо затвердело. — В кабине есть место. Мне не понадобится залезать в фургон.

Малыш снова покачал головой:

— Ну, никак нельзя, приятель. Я потеряю работу. Скоро подъедет кто-нибудь другой. Мне надо двигаться. Может, тебе надо закурить или что-нибудь в этом роде?

Хини обошел «скорую помощь», рванул дверцу и влез в кабину. Он с треском захлопнул дверцу и сел поудобней.

— Я еду, — сказал он коротко. — Отправляйся.

Малыш повернулся на сиденье лицом к Хини:

— Давай обойдемся без неприятностей. Я, может, и мал, да удал. Уматывай, пока цел.

Хини умел управляться с разговорами такого сорта. Он опустил руку в задний карман и достал пистолет. Он показал его малышу.

— Мне не надо быть удалым, — сказал он:

Малыш выпучил глаза:

— Черт!

— Вот то-то. — Хини спрятал пистолет. — Поехали.

Малыш включил передачу.

— Я потеряю работу, — выдавил он жалобно.

Хини откинулся на мягком сиденье.

— Ничего ты не потеряешь, — заверил он. — Ты довезешь меня до Джефферсона и кое-что приобретешь.

Они ехали в молчании несколько минут, потом Хини спросил:

— Тебя беспокоит пистолет, ведь так, приятель?

Малыш бросил на него быстрый взгляд.

— Конечно нет, — ответил он поспешно.

— Ты со мной в безопасности, — объяснил ему Хини. — Это всего лишь прием, который я применяю, когда кто-нибудь становится неподатливым. Я просто вытаскиваю пистолет. Может быть, когда-нибудь это причинит мне большую неприятность.

— Я не такой уж неподатливый, — сказал малыш, пожалуй, с горечью. — Мне нельзя было рисковать и скандалить с тобой.

Хини ухмыльнулся:

— Ты в порядке. Ты — разумный парень. Не так уже приятно пугать парней пистолетом. Можешь мне поверить, приятель. Уж я-то знаю. — Он нашарил сигареты у предложил парню закурить.

Когда они закурили, Хини спросил:

— Как тебя зовут, приятель?

Малыш посмотрел на него с подозрением.

— Джо, — сказал он с очевидной неохотой.

Хини ухмыльнулся:

— Хорошее имя для хорошего парня, а?

Джо ничего не ответил. Он продолжал вести машину. Хини некоторое время следил за дорогой, потом закрыл глаза и задремал. В кабине было жарко, поэтому он позволил себе ненадолго расслабиться. Затем любопытство заставило его спросить лениво:

— Слушай, Джо, а что случилось с этим пациентом?

— О, она сбрендила, — сказал Джо, наклонившись вперед, чтобы включить боковые фары.

Хини сел.

— Ты хочешь сказать — она сумасшедшая?

— Ага.

— Это здорово. Черт! Я не люблю сходить с ума.

Джо пожал плечами:

— Когда ты уже сумасшедший, то и возражать нечего. Вот сходить с ума — это плохо.

Хини обдумал это замечание.

— Ага, — произнёс он. — Полагаю, ты прав. — Он закурил следующую сигарету. — Сумасшедшие выводят меня из себя.

— К этому привыкаешь. — Джо опустил стекло, чтобы сплюнуть во тьму. — Вот буйных я не выношу.

— Она буйная? — спросил Хини с нездоровым любопытством.

Джо поколебался.

— Ага, — сказал он. — Мне не разрешается говорить о пациентах. — Он притормозил у заправочной станции. — Скройся из виду, приятель, — попросил он. — Мне надо все-таки думать о моей работе.

Хини откинулся назад.

— Мне бы сейчас выпить. Да, сэр, сию минуту, я выпил бы с удовольствием.

Лицо Джо просияло:

— Могу достать тебе что-нибудь, если у тебя есть гроши.

— Настоящей выпивки. Мне не нужно какое-нибудь пойло. Хочется настоящей выпивки.

— Конечно. Что ты скажешь про напиток Маккоя? Парень гонит его сам, прямо тут. Это будет стоить пару баксов, но это настоящее молоко тигра.

Хини полез в карман брюк и извлек два доллара.

— Возьми, — коротко сказал он.

Джо вылез из машины и пошел в конторку. Он вышел оттуда через несколько минут, неся керамический сосуд емкостью в галлон. Хини протянул руку и взял этот кувшин.

Джо стоял, наблюдая, как Хини вытаскивает пробку зубами и осторожно подносит кувшин ко рту. Потом Хини сделал большой глоток и моргнул. Он закашлялся и принялся растирать свое горло ладонью.

1
{"b":"6015","o":1}