ЛитМир - Электронная Библиотека

Она не шевельнулась.

— Почему вы спрашиваете об этом?

— Мне нравится беседовать о грошах. — Его рука переместилась выше, накрыв ее грудь. Он ощутил под рукой ее твердость и полноту. Она затрепетала и застыла. Хини продолжал говорить, стараясь, чтобы его голос звучал нормально. — Мне нравится слушать истории о мужиках с большим количеством грошей. Должно быть, прекрасное чувство дарить такой даме, как вы, все, что вам угодно, не заботясь, откуда берутся деньги, чтобы за это за все расплачиваться. — Он не задумывался над своими словами, он понимал, что сейчас надо без умолку разговаривать. Он чувствовал, как она расслабляется под его рукой. — Я был простофилей всю свою жизнь. Может быть, вы не понимаете, что это значит? — Он передвинул руку и ощутил вес ее груди.

Она скорчила гримаску.

— Какой вы несчастный, — произнесла она, немного приоткрыв полные губы. Тонкими длинными пальцами она охватила его запястье и попыталась убрать руку.

— Пусть остается, детка, это приятное чувство.

Она поколебалась, глядя в сторону, потом все-таки отвела его руку. Хини пробормотал заплетающимся языком:

— Вы милое дитя. Черт! Вы милое дитя!

Она беспокойно пошевелила своими длинными ногами.

— Вы не сказали мне, кто вы такой. — В ее голосе не было никакого интереса.

Хини повел руку вниз и подсунул под ее колени.

— Я покажу вам, как сесть поудобнее. — Он приподнял ее немного, и она теперь полусидела, полулежала на его коленях. Он ожидал, что последует сопротивление, но она лежала расслабленно, свесив руки по бокам. Он подумал: «Это легкая работа». — Так удобно? — спросил он, наклоняясь над ней. Она откинула голову, закрыла глаза и прошептала что-то, чего он не смог расслышать. Он грубо притянул ее к себе и накрыл ртом ее губы. Ее рот открылся, и он почувствовал ее дыхание. Ее руки охватили его шею, и она начала тихо стонать.

Его свободная рука скользнула по ее шелковистому колену, коснулась теплой гладкой плоти. Внезапно она обняла его и до боли прижалась своим ртом к его губам. Ему стало трудно дышать, он хотел освободиться, но она его не отпускала. Он оторвал от нее руки и попытался ее оттолкнуть, кровь стучала в его висках. Ее руки оплели его горло, как стальные ленты, лишив его легкие воздуха. Внезапно впав в панику, он начал сопротивляться, но не смог с ней совладать. Перед его глазами заплясали огоньки, он осознал, что она его душит, и он ничего не смог с этим поделать.

После полуночи их нашел Джо вместе с государственным патрульным. Патрульный остановил свою машину возле кареты «Скорой помощи», и они вышли наружу.

— Похоже, он сбежал, — сказал Джо, заглянув в кабину. Он забрался на сиденье, отодвинул панель и посмотрел в отверстие. Он воскликнул: — Господи помилуй! — и чуть не вывалился из кабины.

Патрульный посмотрел на него с удивлением:

— Что случилось?

Джо показал трясущейся рукой на карету «Скорой помощи».

— Я его предупреждал, но он мне не поверил.

Патрульный протиснулся мимо него и влез в кабину. Он оставался у отверстия несколько минут, потом медленно вылез наружу. Вид у него был неважный.

— Несчастный подонок, — произнес он с дрожью в голосе. — Несчастный подонок. Черт! Ей нельзя было так поступать. Я считаю, никакой даме не следует так поступать ни с каким мужиком. — Он сплюнул на дорогу. — Это же единственное удовольствие, какое несчастные парни могут себе позволить.

4
{"b":"6015","o":1}