ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Еще рано, сказал он себе. Ведь обычно хозяин поднимался около семи. Овчарка, возможно, охотится за сусликами, но это так странно… Действительно, утомительное и странное утро.

Он вернулся на кухню, налил кофе, добавил сливок и с чашкой прошел в кабинет. Усевшись за стол, сделал маленький глоток кофе и закурил сигарету.

Положив перед собой рукопись, начал перечитывать последние страницы. Глаза привычно бежали по строчкам, но Вик поймал себя на том, что не понимает, что читает. Он вернулся к началу страницы и начал читать снова, но его мысли все время возвращались к Бруно. Где же собака?

Он отложил рукопись, допил кофе и вернулся на кухню.

Завтрак Бруно по-прежнему стоял нетронутый.

Вновь Вик пересек патио и вышел за ворота. Призывно засвистел, осматривая белые песчаные дюны.

Чувство одиночества охватило его, и он уже хотел позвать Керри, но после некоторого размышления решил удержаться и не беспокоить жену. Вернувшись в кабинет, он уселся в удобное кресло и задумался.

Со своего места сквозь большое окно он видел, как над пустыней встает раскаленный шар солнца. Обычно его завораживала игра красок, но в это тревожное утро ему было не до красот природы, и впервые он пожалел, что выбрал такое уединенное жилье.

Крик сына заставил его вскочить на ноги. Вик буквально ворвался в спальню.

Малыш проснулся и настойчиво требовал завтрак. Керри уже сидела около его кроватки. Увидев мужа, она улыбнулась.

– Ты сегодня так рано поднялся. Который час?

– Половина седьмого, – сказал Вик и подошел к кроватке.

Он поднял ребенка, и тот перестал плакать, узнав отца, успокоился и заулыбался.

– Не спалось? – спросила Керри.

– Что-то разбудило меня…

Держа ребенка на руках, Вик присел на краешек постели, а Керри прошла в ванную. Он с удовольствием рассматривал сквозь ночную сорочку ее красивое тело и длинные, изящные ноги.

Пятнадцать минут спустя Керри занялась ребенком. Эта картина всегда доставляла Дермотту большое удовольствие.

– Ты слышал ночью треск мотоцикла? – неожиданно спросила Керри.

Наблюдая ритуал кормления, Вик совершенно забыл о своих страхах. Но неожиданный вопрос жены вновь заставил сильнее забиться сердце.

– Мотоцикл? Не слышал… Этой ночью?

– Кто-то приезжал сюда на мотоцикле. – Керри уложила малыша в кроватку. – Это было примерно в два часа. Но я не слышала, чтобы мотоцикл уезжал.

Вик пригладил волосы пальцами, растерянно глядя на жену. Керри подошла к нему и села рядом на постель.

– Что-нибудь случилось, дорогой? Я действительно не помню, чтобы мотоцикл уезжал, – повторила Керри. – Я слышала, как заглох мотор… затем ничего.

– Возможно, это был дорожный патруль, – неуверенно сказал Вик, вытаскивая из кармана пачку сигарет. – Они навещали нас время от времени… помнишь?

– Но они не оставались на ночь!

– Конечно, они уехали! Просто ты уснула и не слышала этого. Если бы они не уехали, то сейчас были бы здесь.

Керри с тревогой смотрела на него.

– Но почему ты решил, что их здесь нет?

Вик беспокойно зашевелился.

– Послушай, дорогая… что им здесь делать? Кроме того, Бруно залаял бы… – Вик замолчал и нахмурился. – Хотя… я не видел Бруно этим утром. Я звал его, но он так и не появился. Это очень странно.

Он поднялся и быстро прошел на кухню. Тарелка с пищей оставалась нетронутой.

Дермотт вышел за ворота и вновь засвистел. Керри присоединилась к нему.

– Где он может быть? – с беспокойством спросила она.

– Охотится, я полагаю. Пойду поищу его.

Малыш вновь заплакал, и Керри поспешила в спальню.

Вначале Вик хотел поднять вьетнамца. Было примерно семь часов. Ди Лонг проснется через полчаса.

Вик повернул и направился к дороге, время от времени свистом подзывая собаку.

Подойдя к главным воротам усадьбы, закрытым на мощный засов, он внимательно осмотрел их, затем выглянул за ворота: нигде никакого движения.

Он перенес внимание на песчаную дорогу. И среди отпечатков шин своего автомобиля с изумлением заметил следы еще двух колес… мотоцикла. Мотоцикл проехал по дороге, остановился у ворот… Вик посмотрел направо, налево, но следов на обочине не осталось. Кто-то приехал на мотоцикле по магистрали, ведущей от Питт-Сити прямо к воротам усадьбы. Затем мотоциклист и его машина растворились в воздухе. Нигде не было видно и намека на мотоцикл, а тем более на мотоциклиста. Может, мотоциклист направился в Бостон-Крик?

Несколько минут Вик внимательно исследовал все следы, затем повернулся и пошел к ранчо. Странное, никогда до сего времени не испытываемое чувство опасности вновь охватило его.

Он поравнялся с шале для слуг и увидел, что Керри стоит на пороге дома и тревожно машет ему рукой.

Муж бросился к ней.

– Что случилось? – задыхаясь, спросил он.

– Вик! Оружие исчезло!

Она была очень испугана, в голубых глазах светился ужас.

– Оружие?! Исчезло?!

– Я зашла в твою комнату… Оружия нет на месте!

Он быстро прошел к себе. Подставка для ружей была пуста. Раньше на ней стояли два карабина сорок пятого калибра и два ружья двадцать второго.

Вик некоторое время с недоумением пялился на пустую стойку, чувствуя, как сердце заходится от недобрых предчувствий. Затем повернулся и посмотрел на Керри, замершую у двери.

– Кто-то побывал здесь ночью! – прошептала она бесцветным голосом.

Дермотт подошел к письменному столу и выдвинул нижний ящик. В этом ящике он хранил револьвер 38-го калибра, подаренный ему шефом полиции Лос-Анджелеса. И… испытал шок при виде пустого ящика. Лишь запах оружейного масла свидетельствовал о том, что еще совсем недавно револьвер лежал здесь.

– Твой револьвер тоже пропал? – Керри была не в себе.

Вик вымученно, но все же улыбнулся.

– Да, действительно, здесь были воры. Они взяли оружие, – сказал он. – Как мне кажется, нам необходимо позвонить в полицию.

– Этот мотоцикл, я слышала…

– Да. Я сейчас позвоню в полицию.

Едва он поднял трубку, как Керри заговорила, повышая голос.

– Он… они все еще здесь. Я не слышала, чтобы уезжал мотоцикл.

Но Вик не обратил внимания на ее реплику. В трубке не слышалось никаких гудков. Телефон был мертв.

– Кажется, телефон не работает, – сдавленным голосом сказал он, кладя трубку.

– Это произошло ночью. Они обрезали…

– Я знаю, – тихо ответил Вик. – Но что мы можем сделать?

Они посмотрели друг на друга.

– Что случилось с Бруно? – спросила Керри. Она прижала руки к груди, ее глаза с тревогой смотрели на него. – Ты думаешь, его отравили?

– Я пока ничего не знаю, – резко перебил ее Вик. – Кто-то забрался сюда прошлой ночью, испортил телефон и забрал все оружие. Возможно, Бруно пытался помешать ему.

Керри всхлипнула.

– Бруно мертв?

– Не знаю, дорогая. Все может случиться… Я ничего не знаю.

Керри быстро подошла к нему и положила руки на плечи. Он обнял ее, пытаясь унять дрожь.

– О, Вик! Я так боюсь! Что это? Что нам делать?

Прижимая ее к себе, он думал, что тоже боится: уж слишком уединенное это место. В этот момент он вспомнил о Ди Лонге.

– Послушай, возвращайся к малышу. Я пойду разбужу Ди Лонга. Пусть он побудет с тобой, пока я осмотрю местность. Иди же, Керри, и возьми себя в руки. Не надо так пугаться.

Продолжая обнимать жену одной рукой, он провел ее в спальню, где малыш игрался собственными толстенькими ножками, довольно причмокивая.

– Побудь здесь. Я вернусь через пару минут.

– Нет! – Керри вцепилась в его руку. – Не оставляй меня, Вик! Мы пойдем вместе!

– Но, дорогая…

– Пожалуйста! Не оставляй меня!

Муж заколебался, потом кивнул.

– Ну хорошо, почему бы не позвать Ди Лонга отсюда!

Он подошел к открытому окну и бросил взгляд на деревянное шале, стоящее в двухстах ярдах от ранчо. Высунувшись из окна, громко позвал:

– Ди Лонг! Эй! Ди Лонг!

Тишина была ему ответом. В маленьком шале с плотно закрытыми зелеными ставнями ничего не изменилось.

2
{"b":"6016","o":1}