ЛитМир - Электронная Библиотека

Олег Ернев

Король Кукаре

© О. Ернев, текст, 2016.

* * *
Шумный, веселый и хлопотливый,
не очень сердитый, не очень драчливый,
любивший порядок в огромном дворе,
жил важный, отважный Король Кукаре.
Король Кукаре – справедливый правитель.
И хоть воевать Кукаре ненавидел,
но часто с соседями воевал.
Он рано ложился и рано вставал.
Часа эдак в три. В воскресенье – в четыре.
Когда еще сумрак хозяйничал в мире,
когда еще спали фиалки, ромашки,
жучки, паучки, пчелы, мышки, букашки,
кузнечик еще не пиликал на скрипке,
и крепок был сон, а веки так липки,
как будто их кто-то намазал вареньем.
Король Кукаре, осенен вдохновеньем,
горло рассветной росой полоскал
и на весь мир свою песнь начинал.
«Вставайте все коки, вставайте все куки,
деды кукареки и дедовы внуки,
и тети и дяди, и сватья и братья,
навстречу заре распахните объятья.
Вставайте смелее, спешите скорее,
кричите, орите, друзья, кукарее,
чтоб солнце играло на нашем дворе!
Проснулся, проснулся К Вставайте, зовет вас Король Кукаре!
Не спать, кукарлетки! Не спать, кукарлятки!
Страна Кукарляндия в полном порядке!
На кухне готовится вкусный пюре.
Вставайте, зовет вас король Кукаре!»
Страна просыпалась, страна отряхалась,
чесалась, зевалась и умывалась,
страна кукарекала как можно громче,
чтоб слышал приветствие подданных кормчий.
Страна одевалась, спешила к столу,
где повар уже подавал кукалу.
Походкой танцующей (как же иначе:
Король ведь любителем был кукарачи),
доброй улыбкой, как небом, храним,
завтракать шел он с семейством своим.
Рядом с ним, сбоку, торжественно, чинно
шагала супруга его Кукарина,
и бегал вокруг, не жалеючи ног,
их милый проказник сынок Кукарек.
Тот Кукарек неплохим был сынулей,
нежно любим и отцом и мамулей.
Мастером был он по части проказ.
Но эти проказы – отдельный рассказ.
Король Кукаре - _01.jpg
Король Кукаре - _02.jpg
А по соседству, за шатким забором,
прозван в народе бандитом и вором
(друзья его звали попросту Жмурик),
жил хитрый, усатый, бессовестный Мурик.
Он был очень жаден, и был он так толст,
что рухнул под ним бы бревенчатый мост.
Ходить для него было просто мученье.
Он обожал пироги и печенья,
торты, шоколады, кефир и творог,
яйца, сыры, апельсиновый сок.
Наестся, напьется, набьет себе пузо,
разляжется в кресле подобьем арбуза,
а рядом, поставив расшатанный стул,
усядется друг его Тихий Свистун.
Худой он, противный, но ловкий проныра,
пролезет в любые щели и дыры,
разнюхает все, разузнает. Потом
подробный доклад составляет о том,
что видел, что нюхал, и что подглядел.
Вот и сейчас он сидел и свистел.
А Мурик-толстяк, ему жадно внимая,
кивал одобрительно, торт поглощая.
День обещал быть хорошим и длинным:
нынче у Кукорька именины.
На кухне готовится столько еды,
сколько звезд в небе и в море – воды.
И вот уже праздник в самом разгаре.
Флаг на воздушном трепещется шаре.
Блюда дымятся, изысканны вина,
счастлив Король и его половина.
Счастлив их сын, счастлив целый народ,
который ликует и песни поет.
На всех – карнавальные яркие маски
разнообразных цветов и окраски.
А платья, наряды, костюмы какие:
желтые, синие и голубые,
тонкие ткани, прозрачные ткани,
их покупали в Египте, в Иране,
красный, сиреневый, бежевый шквал —
все это вместе сплелось в карнавал.
Бьют барабаны, грохочут там-тамы,
хохочут кругом кавалеры и дамы,
скрипки играют, флейты поют,
трубы трубят и скучать не дают.
Вот попугай, крокодил, вот мартышка
в шляпе, в очках. Вот «На севере мишка».
Вот бегемот, вот какой-то чудак
без головы, на ходулях. Вот рак
движется задом, на всех наползая.
С острой косою старуха косая.
Красный Дракон, чуть левей – акробат
прыгает, скачет – сутул и горбат.
Король Кукаре - _03.jpg
Рядом – жонглер, он схватил акробата,
в воздух подкинул его – это ж надо:
так высоко! А потом – не поймал,
и акробат, кувыркнувшись, упал
прямо на голову попугаю.
Тот завопил: «Я тебя попугаю!!!»
И так испугал его, что акробат
стал еще больше сутул и горбат.
День был, действительно, весел и светел,
И в праздничном шуме никто не заметил
исчезновенья Сынка Кукарька.
его воровская схватила рука.
Вторая рука малышу рот зажала,
третья ему угрожала кинжалом,
четвертой он быстро опущен в мешок
и больно ударен – для верности – в бок.
Жонглер с акробатом мешок подхватили,
узлом завязали и на крокодиле
верхом поползли. Подразнили гусей,
мартышку щипнули: «Гляди веселей!»
За уши зайчика оттрепали,
в нос бегемоту пузатому дали.
Вынув петарду и сделав: «Бабах!!!» —
в толпе растворились с мешком на плечах.
Толпа танцевала, толпа веселилась,
когда Кукарина сыночка хватилась:
«Кокуля! Кокоша! Коко! Кукаренок!» —
кричала она. Но не слышал ребенок.
Сидя в мешке у нахальных ворюг,
он слышал лишь сердца отчаянный стук.
Прошло два часа. Три часа. Все четыре.
Глаза Кукарины от ужаса шире.
А по двору мрачный, как сказочный тролль,
шагает в раздумье несчастный Король.
Облазили двор, все дома, переулки,
подвалы, сараи, мосты, закоулки,
комоды, шкафы, сундуки и постели,
обшарили ванны, котлы, даже щели
(а вдруг закатился проказник-малыш)?
Нашли таракана и сонную мышь.
Она рассердилась, крича что есть мочи:
«Зачем разбудили меня среди ночи?
Я еле уснула. Я видела сон!
Покорно прошу всех – немедленно вон!»
И снова искали на кухне и в зале,
в тазу и в трубе, чердаки обыскали.
Искали всю ночь, результат – нулевой.
Лежит Кукарина с больной головой.
Пространство двора измеряя шагами,
тоскует Король. Вдруг – к ногам его камень,
а к камню прикручена ниткой бумажка.
1
{"b":"601717","o":1}