ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Очень приятно вновь слышать вас, Хармас, – ответил он. – Вам повезло, что вы застали меня здесь, я как раз собирался уходить.

– Вы очень торопитесь? – спрашивая это, я посмотрел на часы: было почти девять вечера.

– Ну, конечно, я хочу побыстрее попасть домой. А у вас неотложное дело?

– Скорее любопытное, чем неотложное, – сказал я. – Я очень хотел бы знать ваше мнение по одному делу. Думаю, ваша помощь была бы полезной. Это относительно смерти молодой женщины по имении Нетта. Она покончила с собой вчера вечером.

– Как, как ее имя? – с живостью переспросил он.

– Имя этой женщины Нетта Скотт. Это моя давняя знакомая. И я совершенно уверен, что она не могла покончить жизнь самоубийством.

Наступило молчание, потом инспектор ответил:

– Хорошо. Я ничего особенного не планировал сегодня вечером. Что вы можете предложить мне?

– А что, если мы через полчаса встретимся в отеле «Савой»? Узнав все подробности смерти девушки, вы сможете высказать свои замечания. Любая подробность может мне пригодиться.

Я дал ему адрес Нетты. Он обещал выяснить все, что сможет, и прервал разговор. Корриган никогда ничему не удивлялся, не задавал бесполезных вопросов и всегда готов был оказать услугу, несмотря на свою постоянную занятость. Я положил в карман пистолет, конверт и деньги. Затем, проверив, что ничего не упущено при обыске, я выключил свет и вышел из квартиры.

Жюль Коль поставил табурет перед открытой дверью своей квартиры и сидел, покуривая, в ожидании моего появления.

– Почему вы не позволили мне войти туда, дружок? – спросил он с подленькой улыбкой. – Вы не имели права один входить в эту квартиру.

– Занимайтесь своими делами! – отрезал я, спускаясь по лестнице.

– Не убегай так, дружок! – сказал он, вставая со своего табурета и направляясь ко мне. – Что там интересного? – Он противно ухмыльнулся. – Разве у нее было мало красивого белья? Я думаю, ты хорошенько рассмотрел все это. Как бы мне хотелось тоже там побывать…

Я продолжал спускаться, не обращая на него внимания. Миссис Крокетт немедленно открыла дверь, словно только и дожидалась моего стука.

– Что-то слишком долго вы возились там, – проворчала она, когда я положил ключи на стол. – Вы по крайней мере ничего оттуда не стащили? Флики приказали, чтобы все оставалось на своих местах.

– Все в полном порядке… Кстати, кто-нибудь входил туда после ее смерти? Я хочу сказать, посторонние люди, например мистер Коль?

Она отрицательно покачала головой.

– Никого, кроме вас, там не было, и, конечно, я не должна была…

Я бесцеремонно прервал ее:

– Там были шелковые чулки… Сейчас я их не нашел. Вы ничего не знаете об этом?

Ее ответ был само недовольство:

– А что бы я делала с шелковыми чулками? Конечно же, я ничего об этом не знаю.

Я молча посмотрел на нее, потом попрощался и вышел на улицу. Отойдя от дома с десяток шагов, я остановился и, обернувшись, посмотрел на окна дома. Все они были темны, лишь в квартире Коля горел свет. Некоторое время я смотрел на освещенные прямоугольники, затем развернулся и пошел в направлении Кромвель-роад, находившейся отсюда на расстоянии ста—ста пятидесяти метров. На всей улице было всего три фонаря: два на концах улицы и один посередине, так что между ними было достаточно темно. Неожиданно позади меня раздался топот, и, охваченный предчувствием опасности, я резко свернул в сторону. Что-то тяжелое ударило в плечо, так что я упал на колени. Но замешательство длилось всего мгновение. Я вскочил, сжимая кулаки, готовый встретить противника. В темноте передо мной стоял человек, держа над головой что-то вроде автомобильного домкрата. Он швырнул железяку в меня, но промахнулся, и она со свистом пролетела мимо. Я от всей души врезал негодяю в челюсть. Тот зашипел, как пробитый баллон, и, шатаясь, отступил на несколько шагов.

– Ну что за манера развлекаться таким странным образом? – спросил я, награждая противника новыми ударами.

Теперь я мог лучше рассмотреть его. Это был типичный бродяга: молодой, худой, с изможденными чертами лица. Одежда была самого плохого качества, а шляпа скорее походила на грязную тряпку. Прежде чем я успел ухватить его за воротник, он вырвался и побежал не оглядываясь. Я следил за ним до тех пор, пока топот его ног не затих вдали. Плечо болело довольно сильно, но только сейчас я испытал запоздалый испуг. «В хорошенькую историю я вляпался!» – подумал я и, тревожно осмотревшись кругом, быстро направился в сторону сияющей огнями Кромвель-роад.

Глава 3

Не прошло и пяти минут после моего возвращения в номер, как зазвонил телефон и портье сказал, что меня спрашивает инспектор Корриган.

– Пожалуйста, попросите его подняться ко мне, – ответил я, а затем позвонил коридорному.

Корриган и коридорный вошли вместе. Инспектор был крупным мужчиной лет тридцати, с маленькими голубыми глазами. У него была неприятная манера сверлить собеседника взглядом. Он казался несколько угрюмым, даже общаясь со своими друзьями. Его редко видели улыбающимся, и он никогда не смеялся.

Пожатие его руки было очень крепким, при этом его глаза буквально обшарили весь мой номер.

– Очень рад видеть вас, – сказал я.

– А что, Нетта Скотт была вашим другом? – поинтересовался он, направляясь к окну. – У вас очень расстроенный вид. Разве еще что-нибудь случилось?

– Могло случиться… – начал я, но в этот момент вернулся коридорный и принес выпивку. Когда он закрыл за собой дверь, я продолжал: – Дело касается Нетты Скотт, она действительно была моим другом. Я познакомился с ней в 1942 году, и мы за два года немало времени провели вместе. Я был очень удивлен, когда, прибыв сюда, узнал, что она покончила с собой.

– Славное виски, – сказал Корриган с видом знатока, смакуя содержимое своего стакана. – Я прочел заключение полицейского врача. Эта девица не собиралась давать осечку. Приняв хорошую дозу снотворного, она открыла дверцу газовой печки. Дело идет об очевидном факте… Несомненно, самоубийство. Следствие вела бригада Кенсингтона. Вчера в семь вечера жилец того дома по имени Жюль Коль позвонил нам по телефону. Полицейские обнаружили молодую женщину, лежащую головой к дверце газовой плиты. Кухня была полна газа. Окна были заклеены бумагой. С дверью этого не нужно было делать, она и так закрывалась герметично. Смерть наступила в шесть утра, это определили криминалисты. Можно предположить, что к этому мероприятию она готовилась основательно. На теле не обнаружено ни малейших следов насилия. После опознания, проведенного Жюлем Колем, достаточно хорошо знавшим Нетту, тело было отправлено в морг. В настоящее время мы пытаемся обнаружить кого-нибудь из ее родных, но пока никого не нашли.

Я покончил со своим виски.

– Значит, не может быть и речи о чем-то другом, кроме самоубийства?

– Конечно, нет, но почему вы спрашиваете? – Его глаза буквально сверлили меня.

– Итак, вы совершенно уверены, что это банальное самоубийство?

– Никогда ни в чем нельзя быть абсолютно уверенным, но, по нашим данным, тут нет ничего другого. А самоубийства случаются каждый день…

– А что конкретно убеждает вас в ее самоубийстве?

Корриган отпил виски, поставил стакан на стол и пожал плечами.

– Самоубийства совершаются обычно по четырем основным причинам: нервная депрессия, пьянство, денежные затруднения и любовь. Существуют, правда, и другие обстоятельства, но эти четыре – основные. Судя по тому, что нам известно, у Нетты Скотт не было долгов, она не пьянствовала и казалась психически совершенно нормальной. Следовательно, остается думать, что она была несчастлива в любви…

– Экие вы, флики, все вечно раскладываете по полочкам, но меня это не устраивает, – ответил я ему, в то время как официант расставлял на столе заказанные блюда. – Этого достаточно, приступаем к ужину.

– Неплохая идея, особенно если нам принесут еще того виски, – проговорил Корриган, придвигая стул к столу.

4
{"b":"6019","o":1}