ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кто там? – спросил он.

– Мы с другом.

Гирланд узнал голос Борга и, спрятав револьвер, открыл дверь. Борг вошел с худощавым, уже не молодым человеком.

– Познакомься, это Чарли. Он поработает над твоим лицом. – Борг усмехнулся. – Он тебя так разрисует, что родная мать не узнает.

Чар ни тем временем раскрыл свой чемоданчик и вынул из него какие-то коробочки и флаконы, пару ножниц, гребенку и Полотенце.

– Ну, сэр, – обратился он к Гирланду, – садитесь вот сюда.

Гирланд сел на стул, а Борг в кресло, закурив сигарету и скрестив ноги.

– Ты взял чемодан, который я принес вечером?

– Взял, – ответил Гирланд.

Он был очень удивлен, когда ему принесли его. Раскрыв чемодан, Гирланд нашел там три дорогих тропических костюма, рубашки, пижамы, носовые платки, также набор красивых галстуков, туалетные принадлежности, очки от солнца и многое другое. В бумажнике оказалась сенегальская валюта. Он пришел в восторг от предусмотрительности Радница.

– Чемодан с секретом, – сказал Борг, – у него два дна Там, внутри, кое-что спрятано, если туго придется. Когда Чарли закончит, я тебе покажу.

Чарли в это время щелкал ножницами, превращая копну волос Гирланда в короткую стрижку. Затем он повел Марка в ванную и выкрасил его волосы перекисью. Гирланд уже потерял отсчет времени. Наконец, через два с половиной часа Чарли оторвался от Гирланда и удовлетворенно хмыкнул. Затем он вынул из чемодана костюм, белую рубашку с вышитыми инициалами Д. Г. на кармане, пару башмаков и предложил Гирланду переодеться. Через пять минут, совершенно преображенный, Гирланд получил золотой портсигар с теми же инициалами, такую же зажигалку, носовой платок с меткой и немного французской валюты. Он рассовал все это по карманам.

– Ну, теперь, мистер Гилберт, взгляните на себя, – сказал Борг, указывая на большое зеркало в дальнем углы комнаты.

Гирланд подошел и взглянул. На него с интересом смотрел какой-то высокий светловолосый мужчина с коротко остриженными волосами. Даже линии лица искусно изменены. Линия усиков, наложенная волосок к волоску, придавала ему вид светского франта. Кожа была загорелой. Чарли не оставил без внимания пуки, кожа на которых была такого же цвета, как и на лице. Превращение было настолько полным, что Гирланд едва верил, что смотрит на себя. Чарли собрал свой чемоданчик, кивнул одобрительно Гирланду и вышел из комнаты.

– Что, удивлен? – спросил Борг. – Я же тебе говорил, что родная мать не узнает.

– Сам не узнаю себя, – сказал Гирланд, вертясь перед зеркалом. – Надолго ли это? Я говорю об усах. Ведь скоро выступят мои темные волосы.

– Хватит надолго. Когда будут проступать твои, выдергивай их. Загар сойдет, как только попадешь под африканское солнце.

Борг подошел к чемоданчику и показал Гирланду, как пользоваться двойным дном. Там лежал пистолет-автомат 38-го калибра, плоский нож и маленькая коробочка с таблетками усыпляющего свойства.

– Опустишь одну таблетку в воду, моментально растворится, и выпивший готов на шесть часов. Коли нужно что-нибудь еще, скажи – я принесу.

– Все так предусмотрено, что лучше не придумаешь, – сказал Гирланд.

Борг взял пухлую папку, которую принес с собой.

– А теперь познакомься с этими бумагами. Ты представитель «Оранджело Корпорейшен» из Флориды. Здесь полное досье. Ты приехал в Дакар, чтобы выяснить возможность строительства завода компанией. Ну, пора завтракать. Я заплачу за отель и отправлю визы в аэропорт, а ты смывайся, сойди по ступенькам, тебя никто не узнает, возьми папку… в ней пять грандов в больших купюрах… Иди куда-нибудь и изучай досье. Пока, желаю удачи.

Гирланд взял тяжелую папку, попрощался с Бортом, сбежав по лестнице, вышел на улицу. Из кафе позвонил мадам Фачер и договорился с ней встретиться в аэропорту.

– У меня для вас деньги, – сказал он. – Вам лучше не носить их через таможню.

– Я в «Палас отеле», – ответила она. – Принесите деньги в отель и оставьте их у портье для меня.

– Буду через полчаса, – сказал Гирланд. – Но не пытайтесь пронести из через таможню. Откройте счет в банке.

– Я решу это сама, – возразила она нетерпеливо. – Везите деньги.

В восемь тридцать Гирланд приехал на аэровокзал на такси. На скамейке в зале ожидания он заметил Борга, чемодан стоял у него в ногах. Борг встал и отошел в сторону, а Гирланд, не останавливаясь, поднял чемодан и проскользнул к автобусу. В аэропорту он сдал чемодан, достал документы, билет и встал в очередь, двигающуюся к полицейскому посту. Впереди него стояла великолепно одетая женщина, в руке у нее был раскрыт паспорт: Джанин Долней. Он по достоинству оценил ее узкую талию и длинные стройные ноги.

Когда она исчезла за барьером, наступила очередь его фальшивого паспорта.

Краем глаза он увидел высокого массивного человека, стоявшего немного в стороне от дежурного офицера.

По короткой стрижке и движению челюсти, жующей резинку, Гирланд узнал американца. Это, должно быть, был один из секретных агентов Дори. Офицер посмотрел на паспорт, Дори таких не делал, затем передал его американцу.

– С какой целью, мсье, едете в Дакар – спросил офицер.

– По делу, – ответил Гирланд.

– Какое дело?

Гирланд расстегнул молнию своей объемистой папки и вынул фирменное предписание и деловое письмо. Оба, офицер и американец, внимательно изучали предписание и письмо, которое было от «Оранджело Корпорейшен» из Флориды о возможности строительства в Дакаре, которые предписывали Джону Гилберту выяснить. Американец записал адрес корпорации в свой блокнот. Гирланд прошел в узкий тамбур, где таможенники проверили вещи. Бросив взгляд через плечо, он увидел в конце очереди появившуюся мадам Фачер. В одной руке она несла большой чемодан, а в другой держала портфель, который Гирланд отвез ей в Отель. Она была ненормальная, если хотела пронести через таможню такую сумму. Когда она уже подходила к месту, где проверяли паспорта, три человека отрезали ее от очереди и окружили. Гирланд увидел, как мадам Фачер начала протестовать. Люди глядели на нее. Те трое повели ее в полицейский участок.

Никто не заметил Шварца, уединенно сидевшего на скамейке в стороне.

Правая рука у него была в кармане, с тонких губ плясала сигарета. Накануне Радниц проинструктировал его:

– Если эту женщину задержат в аэропорту, она не должна говорить. Сделайте для этого все.

Мадам Фачер приближалась к нему, окруженная тремя полицейскими. Один из американцев замыкал шествие, в то время Жак, инспектор французской полиции и другой американец шли сбоку от нее.

Палец Шварца лег на спуск спрятанного револьвера. Рев реактивных самолетов и глушитель безусловно заглушили звук выстрела. Он придал револьверу нужное направление, развернув его в кармане. Выстрел был трудным, он должен был быть смертельным, но Шварц был не новичок в таких выстрелах.

Он нажал на спуск и почувствовал легкую отдачу в руке. Послышался всего лишь мягкий хлопок и тут же мадам Фачер качнулась и упала вперед, в то время, как француз пытался поддержать ее.

Шварц же спокойно вынул руку из кармана и раскрыл газету, которая лежала у него на коленях.

Мадам Фачер, окруженная людьми и полицейскими, лежала без движения на земле. Гирланд все видел через стеклянную перегородку, но в это время к нему подошел таможенник и попросил раскрыть чемодан. Пока чиновник рылся в его вещах, Гирланд снова оглянулся и заметил Шварца, стоявшего теперь в толпе он понял все. Шварц выполнил приказ Радница.

Взяв свой чемодан, Гирланд пошел к месту посадки, где человек тридцать уже ожидали самолет. Тем временем полицейские уже отнесли тело мадам Фачер в участок и закрыли дверь перед напирающей толпой. Один из американцев позвонил капитану О'Хелорену, другой осматривал тело.

– Убийца где-то здесь, – сказал он французскому инспектору.

– Возьмите людей и прочешите аэропорт.

Но сам он понимал, что такой приказ не имел никакого смысла…

Джон Дори уже собирался лечь спать, когда в дверь позвонили. Он посмотрел на часы – было около двенадцати.

14
{"b":"6020","o":1}