ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Входите, капитан, – сказал он, отпирая дверь.

По суровому выражению лица капитана он понял, что у того плохие вести.

– Ту женщину из Сенегала убили как раз в тот момент, когда мы ее задержали.

Дори недоуменно смотрел на капитана, глаза его запали, лицо осунулось.

– Кто же ее убил? – наконец спросил он, садясь.

– Не знаю. Мы захватили ее, когда она проходила полицейский пост. Двое наших и инспектор Делорье подошли к ней и предложили пройти с ними. Она была напугана, но все-таки пошла, но вдруг она упала, и мы сначала подумали, что у нее обморок. Ее принесли в отделение и увидели, что она была убита. Оружие было с глушителем. За шумом реактивного самолета ничего не было слышно.

Убийцу тоже никто не видел…

Дори потер виски кончиками пальцев. О'Хелорен раскрыл портфель, который принес.

– Это ее. В нем семь тысяч долларов и паспорт на имя Роан Арбо. Мы послали запрос в полицию Дакара.

Дори взглянул на содержимое портфеля.

– А как с Гирландом?

– Он не полетел этим рейсом. Мы проверили всех. Будем продолжать наблюдать за аэропортом. Кроме того, мы оповестили все пароходы, идущие в Дакар.

Теперь Дори был твердо убежден, что Гирланда постигла судьба Росленда.

– Да, не везет нам, капитан, – сказал он. – Ладно. На сегодня с этим хватит. Ну, а как тот, с бородкой? Это, кажется, наша единственная надежда.

– Никаких признаков. Люди не прекращают наблюдение за отелем.

Когда капитан ушел, Дори несколько минут упорно размышлял. Как он был благодарен теперь Джанин за то, что интуиция подсказала ей необходимость поездки в Дакар. Надо будет послать закодированную телеграмму и сообщить о гибели этой женщины. Действия надо перенести в Сенегал. Неожиданно он решил послать Джека Кермана на помощь Джанин. Керман был толковый парень, и Дори жалел, что поручил дело «мадам Фачер» Росленду, а не ему. Через пару минут он уже разговаривал с Керманом.

– Зайдите ко мне, Керман, срочно, – сказал он.

Через двадцать минут Керман уже сидел в кресле, в кодером ранее восседал О'Хелорен. Керман внимательно слушал Дори. Керман был невысок ростом, жилист, на вид ему можно было дать лет тридцать пять. Он был шатен, коротко острижен, с подвижными глазами и чуть-чуть насмешливой улыбкой. Он был партнером по владению гаражом и у него находилось время работать на Дори.

Дори рассказал ему все, не минуя подробностей.

– Откровенно говоря, Керман, я должен был бы подать обо всем рапорт Уорли. Очевидно, у этой женщины была ценная информация, за которой охотился сам Радниц… Вы знаете, как я отношусь к Радницу. Мне следовало бы сразу подать рапорт Уорли, но он сам по себе, а я сам по себе, поэтому я медлил с этим. Теперь, когда я уверен, что Радниц замешан в этом деле, не тем более не хочется вмешивать в это дело Уорли. Если бы я мог посадить Радница в лужу, я был бы очень рад. Вы понимаете это, Керман?

– Я постараюсь помочь вам, мистер Дори. Скажите, что вы хотите?

– Джанин Долней сейчас находится на пути в Дакар. Она ведь смышленая женщина и может напасть там на след. Я хотел чтобы и вы отправились туда.

Завтра самолетом и присоединитесь к ней. Ей может понадобиться помощь.

Работая совместно, вы скорее узнаете, что хотела продать эта сенегалка, и почему так крутится возле этого дела Радниц.

Керман кусал большой палец и смотрел на Дори.

– На это нужны немалые деньги, – сказал Керман. – Где их взять?

– Вот здесь семь тысяч долларов. Они были у этой Фачер. Не сомневаюсь это были деньги Радница. Возьмите их. Я позабочусь о визе для вас. Приходите завтра в министерство к девяти утра с паспортом и фотографиями. К этому времени я все устрою.

– Хорошо. Вы все же не хотите подать рапорт Уорли?

– Об этом не беспокойтесь, – сказал Дори. – Делайте то, о чем я вас прошу.

– Этот парень, Гирланд. Я слышал о нем, хотя никогда и не видел. Вы думаете, он тоже отправился в Дакар?

– Я думаю, что он погиб. Последний раз, когда я о нем слышал, он был в руках у людей Радница. Они наверняка поступили с ним так же, как и с Рослендом.

Керман посмотрел на свои руки.

– Радниц мог купить его, мистер Дори. Вы об этом думали?

– Что вы хотите этим сказать?

– А вот давайте взглянем на факты. Вы не платите так, Как платит Радниц. Не думайте, что я жалуюсь, нет. А Радниц не жалеет денег для достижения своих целей. Он мог соблазнить Гирланда, и тот мог переметнуться.

Дори покачал головой.

– У Радница своя большая организация. Зачем ему тратить деньги на какого-то Гирланда? Ему проще избавиться от него. Гирланд мертв. Я в этом уверен.

Керман поднялся.

– Ладно. О'кей, завтра у вас буду в девять часов утра.

Из аэропорта Шварц и Борг поехали к дому Борга на Рю Луиза-Мишель.

В машине оба не проронили ни слова. В доме Борг открыл дверь, и они вошли в большую светлую комнату, обставленную красивой современной мебелью: на стенах в рамках разместились фотографии обнаженных женщин, которые продаются в магазинах для туристов.

На одном из стульев сидел Томас, нервно просматривая журнал. Он оставался у Борга. Радниц запретил ему два дня выходить на улицу.

– Ну как, спустил ее? – спросил он, глядя на Шварца.

Шварц улыбнулся и показал маленькую дырочку в кармане плаща.

– Я ошибок не делаю, блондинчик, – сказал он, садясь.

Борг принес с кухни две бутылки пива, разлил его по стаканам: один стакан он протянул Шварцу, из другого стал пить сам. Томас окинул их недружелюбным взглядом, затем стал опять бесцельно листать журнал. Через десять минут послышался звонок в дверь. Борг стремительно бросился открывать ее. Вошел Радниц и оглядел всех троих. Томас и Шварц поднялись при его появлении.

– Ну, что с этой женщиной? – спросил Радниц, обращаясь к Шварцу.

– Они зацапали ее, когда она подошла к барьеру. Она так испугалась, что я понял: она расколется. Пришлось ее спустить.

Радниц ходил по комнате, лицо его было мрачным.

– Если от Гирланда не будет известий в течение трех дней, вы с Боргом отправитесь в Дакар, – сказал он, глядя на Шварца. – Будете работать с ним.

Я не доверяю ему до конца.

Шварц утвердительно кивнул головой.

– А что делать мне, сэр? Я тоже поеду с ними? – спросил Томас.

– Поедешь в Лондон, – жестко ответил Радниц. – И избавишься от этой дурацкой бороды. Люди Дори ищут тебя. Пока ты мне не нужен. В Лондоне явишься в мою контору. Может быть, они для тебя там что-нибудь найдут.

Томас сначала побагровел, затем побледнел и ответил:

– Слушаюсь, сэр.

– И сам подумай о том, как тебе выбраться из Парижа.

Радниц достал из кармана пачку банкнот и бросил ее на стол.

– Разделите между собой. Шварцу – половину. Ты молодец, Шварц, – сказал он, игнорируя Томаса, и вышел из комнаты.

Шварц подошел к столу, взял деньги и сказал с издевкой в голосе:

– Похоже, нашего блондинчика невзлюбили…

В салоне самолета Гирланд с удовольствием отметил, что его место рядом с той шикарно одетой дамой, чье имя он заметил в открытом паспорте.

Он запомнил, что оно было Джанин Долней. Она пристегнула ремни, и Гирланд последовал ее примеру. Затем он удобно уселся в кресле. Теперь настала очередь Джанин взглянуть на него и она, как бы невзначай, спросила:

– Вы не заметили, что произошло с той цветной женщиной? По-моему, ее арестовали. Я видела, что вы следили за той сценой. Похоже, что она упала в обморок. Как вам кажется?

Гирланд посмотрел в ее большие, выразительные глаза. Он давно не встречал такой красивой женщины.

– Я видел, что она упала, но не знаю почему. Мне кажется, она хотела что-то спрятать, но ее схватили. Но это всего лишь твое мнение.

Заревели реактивные двигатели, заглушая разговор. Гирланд откинулся в кресле и закрыл глаза. Джанин мельком взглянула на него. Он ей явно понравился: хорошо говорил по-французски, хотя и американец. Ей понравился овал его лица и руки: сильные, но приятные… настоящий мужчина.

15
{"b":"6020","o":1}